"Что удалось сделать за пять лет? Удалось выжить": интервью с послом Украины в Сенегале

16 Сентября 2018, 07:17

В эксклюзивном интервью "Сегодня" Александр Овчаров рассказывает о серьезной работе на Черном континенте

У карты Украины. Дипломат трижды прилетал к миротворцам из 56-го вертолетного отряда ВСУ. Фото: из личного архива
У карты Украины. Дипломат трижды прилетал к миротворцам из 56-го вертолетного отряда ВСУ. Фото: из личного архива

Имя: Овчаров Александр Евгеньевич

Ро­дил­ся: 17 мая 1961 года

Кадровый военный. Служил с 1982 по 1996 год. Выпускник Киевского высшего общевойскового командного училища имени Фрунзе. Специализация — переводчик-референт. В МИД Украины — 22 года. Работал в Управлении информации, Постпредстве Украины при Совете Европы в Страсбурге, советником госсекретаря МИД, в посольстве Украины в Иране. Закончил Женевский центр политики безопасности (Швейцария). С 2013 года — посол Украины в Республике Сенегал, с 2016-го — одновременно в Габоне, Кот-д’Ивуаре и Либерии по совместительству. Владеет французским, английским, испанским языками.

Недавно в Киеве прошла встреча украинских послов, работающих за рубежом. Их собирают не так часто, и тому виной не только пресловутый дефицит средств, которых зачастую не хватает на самое элементарное. Такой большой дипломатический сбор — повод, образно говоря, сверить часы, получше узнать, что происходит на Родине, рассказать о своей работе вдали от нее.

Наш собеседник — карьерный украинский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Сенегале, а также по совместительству в нескольких других африканских странах Александр Овчаров.

— Вы работаете послом без малого пять лет — что удалось сделать из того, что планировалось?

— Обычно на этот вопрос я отвечаю коротко: "Удалось выжить". Особенно в 2014—2016 годы, когда финансирования хватало только на самое необходимое — зарплату, аренду, бензин. Почти три года в нашей миссии было всего два дипломата — посол и консул, и это на весь огромный регион. Не было представительского транспорта, резиденции, финансирования протокольных мероприятий, медицинских потребностей...

С 2017 года ситуация изменилась. Ненамного, но увеличился штат, улучшилось финансирование, позволившее решить ряд проблем функционирования посольства и консульского обслуживания, наладить контакты в странах по совместительству, особенно в Кот-д’Ивуаре и Либерии.

По работе удалось заявить о намерениях Украины как перспективного партнера войти на рынки Западной Африки, обеспечить поддержку кандидатуры Украины на место непостоянного члена СБ ООН на период 2016—2017 годов — нас поддержали практически все страны зоны ответственности посольства. Удалось донести правду о событиях в Крыму и на Донбассе, о том, что происходит в стране не по версии российской пропагандистской машины. Сдвинуть с места политический диалог. Благодаря усилиям посольства активизировалось военно-техническое сотрудничество (ВТС) в этом регионе, абсолютно нехарактерное ни во времена СССР, ни в постсоветский период.

— Ок, а что не получилось?

— Во-первых, переломить африканский менталитет по отношению к проблемам за пределами континента... Речь идет о поддержке инициатив Украины в ООН, российской агрессии, оккупации Крыма, нарушении Москвой прав человека, освобождении политзаключенных и так далее. Переводя на понятную нам категорию — "моя хата с краю". Максимум — вежливый нейтралитет и отсутствие реакции. Фактически только Либерия последовательно голосует за нас и поддерживает на всех уровнях... Во-вторых, не удалось изменить отношение к Украине со стороны Сенегала, который ставит во главу угла своей внешней политики страны-инвесторы, словно не остается сил на партнерские отношения... Зато активизировалось ивуарийское направление — благодаря заинтересованности Абиджана именно в развитии партнерства в разных сферах. Ни разу не удалось обеспечить участие украинских компаний в международных тендерах. Однако не из-за некомпетентности и медлительности наших компаний или посольства, а скорее из-за местной специфики и отсутствия инструментов реального влияния на местных бюрократов.

1536745253.4372

Изюминки парада. Украинские КрАЗы с системами "Град". Фото: из личного архива

— Чем в экономическом и политическом плане Африка и страны, которые обслуживает посольство, интересны Украине?

— В плане нашей поддержки на международной арене, противостоянии российской агрессии — интересны все страны. В политическом контексте — через политдиалог, контакты высокого уровня — создание условий для взаимовыгодного экономического сотрудничества. Сенегал, который закупает в Украине металлургическую продукцию, удобрения, зерновые, подсолнечное масло, интересен в плане ВТС и вообще своим стратегическим расположением, а также политической стабильностью в Западной Африке. Кот-д’Ивуар — наиболее динамично развивающаяся страна региона — поставляет в Украину какао и субпродукты, покупает черные металлы, сахар, удобрения, подсолнечное масло. Интерес представляют перспективы расширения этого списка: сотрудничество в строительстве объектов инфраструктуры, нефтеразработки, разведка и добыча полезных ископаемых, очистка воды. Ну и, конечно, ВТС, тем более что закончилось действие международного эмбарго на поставку в страну ряда вооружений. Либерия в последнее время активно привлекает украинских специалистов для реализации проектов в сельскохозяйственной сфере, инфраструктуры и разработки природных ископаемых...

— А чем интересна Украина? Кто наши главные конкуренты на африканском рынке?

— Кроме сказанного, относительно экономических перспектив — большой интерес остается к сотрудничеству в гуманитарной сфере, обучению в украинских вузах, подготовке технических и медицинских специалистов. Привлекает стремительное продвижение Украины к Европе. Африка интересна многим государствам. Серьезная конкуренция практически во всех сферах со стороны Китая, Турции (строительство, инфраструктурные проекты), некоторых латиноамериканских (сельхозпродукция), ближневосточных, азиатских стран, которые уверенно теснят традиционных доминантов из Европы, США, Канады. Хотя, если уж начистоту, считаю нашим главным конкурентом инертность... Пусть и часто объективную — в виде отсутствия опыта, в виде боязни местной специфики, отдаленности украинских компаний, недостаточной поддержки со стороны государства, усилий по выходу на западноафриканские рынки.

— На военном параде в Сенегале были замечены украинские КрАЗы с реактивными установками "Град". Как они там оказались? Когда были проданы? За сколько? Что еще будет предложено?

— КрАЗы с "Градами" и другая наша техника обеспечения впервые прошли на параде 4 апреля 2017 года, получив восторженные отзывы со стороны сенегальского руководства и вызвав неподдельный интерес у многих иностранных гостей и официальных представителей. Оказались они там просто: отправлены морем, доведены до ума (в плане подготовки к демонстрации) нашими специалистами и прошедшими подготовку в Украине сенегальскими военными. Переговоры по контракту начались в 2015 году после личного вопроса, заданного послу Украины сенегальским президентом во время беседы по случаю вручения Верительных грамот сенегальским президентом Маки Салем. Их нельзя назвать легкими, особенно когда параллельно аналогичные услуги предлагали две мощные китайские компании. Но мы все-таки выиграли этот забег, во многом благодаря оперативным и профессиональным действиям посольства и представителя украинского спецэкспортера, подписав в 2016 году соответствующий контракт. Согласно ему несколько групп сенегальских офицеров, техников и водителей прошли обучение в Украине, а техника (полноценная батарея "Град" со всеми машинами обеспечения, спецоборудованием, боеприпасами) была поставлена в четко оговоренные сроки. Что, поверьте, бывает нечасто! Но работали на перспективу. Наши специалисты сопровождали контракт еще год непосредственно в Сенегале. Для нас это стало настоящим прорывом, хотя и замеченным только после парада. Переговоры, естественно, не афишировались, в успех мало кто верил, может, и это повлияло на конечный позитивный результат. Хотя лично я верил, и парад в Дакаре стал для меня реально счастливым моментом в достаточно продолжительной дипломатической карьере.

-3_01

Официоз. С президентом Республики Сенегал Маки Салем. Фото: из личного архива

— Какова сумма контракта?

— Это конфиденциальная информация. Смею заверить, что все было под строжайшим контролем, в том числе со стороны наших партнеров по НАТО — налоги уплачены, украинский экспортер и, соответственно, бюджет получили пусть небольшую, по меркам крупных торговцев оружием, сумму, но все-таки она содержит 6 нулей в твердой валюте... После периода эйфории и затишья Сенегал вернулся к теме ВТС с Украиной. Ведутся переговоры, есть интерес к продолжению сопровождения этого контракта украинскими специалистами по широкому ряду других позиций украинского производства. Не буду называть конкретно, дабы не облегчать задачу конкурентам, ну и не сглазить!

— Верны ли данные о нашем экспорте в Сенегал в размере $94 млн? Много это или мало? За счет чего? Как выглядит экспорт по Габону, Кот-д’Ивуару, Либерии?

— Приведенные вами данные — за 2017 год. За первое полугодие 2018-го этот показатель уже достиг отметки в 97,7 млн долларов США. Если сравнивать с таким же периодом прошлого года — прирост 126%, вроде как много. Но с точки зрения потенциала есть куда расти. По данным Госстата, в первом полугодии нынешнего года экспорт по Габону составил 9,5 млн долл. США (за весь 2017 г. — $4,3 млн), Кот-д’Ивуару — 35 млн долл. США (2017 — $67,5 млн), Либерии — 6,3 млн долл. США (2017 г. — $21,8 млн). Еще около 10 млн долл. США в этом году дает экспорт в Гвинею и Республику Конго — обе страны тоже в зоне ответственности посольства.

— Украина экспортирует в Африку металл, металлопрокат, пшеницу, подсолнечное масло — что еще?

— Яйца, сахар, мясо, табак, картон, алкогольные и безалкогольные напитки, удобрения. Интересная деталь — ряд продукции украинского производства (например, подсолнечное масло) заходит под торговыми марками Турции, других стран, попадая туда, например, через Ливан. Соответственно, в Африке конечная цена может быть высокой и малоконкурентной. Стараемся обеспечить африканским партнерам прямой выход на производителей в Украине, без посредников, особенно международных.

— А готовит ли Украина кадры для Африки, в каких вузах, сколько стоит в среднем учеба, признаны ли наши дипломы в этих регионах?

— Тема отдельная и объемная. Коротко: готовит, но не так много. Потенциал намного больше, и интерес растет. В этом году посольство уже выдало более 2000 студенческих виз гражданам стран Западной Африки для обучения в вузах Харькова, Полтавы, Киева, Одессы, Ивано-Франковска, Тернополя. Практически все украинские дипломы в нашем регионе признаются, кроме медицинских, — те, как правило, требуют подтверждения и дополнительных процедур. Средняя цена за обучение: подготовительный этап — 1000—2000 долл. США в год, бакалаврат от 1500 до 4000 (в зависимости от специализации и ценовой политики обучения каждого конкретного вуза), последипломное обучение, магистратура — $2500—4000. Возможно дистанционное обучение — 1500—2000 долл. США в год. Иногда путаницу вносят учет или неучет в этих суммах проживания в общежитиях, составляющего $400—1000 в год.

— В свое время (2004—2005 гг.), когда контингент ВСУ присутствовал в Ираке, Украину обещали завалить финиками из провинции Васит... Обещали, что там будут работать наши инженеры и проектировщики, которые проложат новые нефте- и газопроводы, тем самым решив проблему энергоносителей... Но пока декларировали намерения, нишу заняли другие... В Пакистане с помощью Украины рассчитывали построить железную дорогу, обеспечив подвижным составом Крюковского вагоностроительного завода... Та же история... Не повторяется ли синдром неоправданного ожидания в Сенегале, Кот-д’Ивуаре, Либерии, Габоне?

— Этот синдром в нашем регионе не особенно ощущается, за исключением отдельных негативных примеров в Гвинее, где украинские компании действительно сталкивались с подобными проблемами. В Сенегале нас дважды, несмотря на работу посольства с руководителями министерств и госкомпаний, просто не допустили к участию в интересных международных тендерах, не предоставив обещанную документацию. В каждой из названных вами стран ситуация абсолютно разная: где-то более оптимистичная, а где-то заранее приходится отговаривать потенциального украинского партнера. Часто такие проблемы удается упредить за счет использования института почетных консулов. У нас они наиболее эффективны в Кот-д’Ивуаре и Либерии. На их помощь украинские компании могут рассчитывать, особенно на этапе изучения условий и вхождения на рынок.

1536745301.0864

Желанный гость. Сенегальский футболист Папа Гуйе играл и в Украине. Фото: из личного архива

— Несколько лет подряд в Либерии находился 56-й Отдельный вертолетный отряд ВСУ. Там прошли отличную практическую школу сотни украинских пилотов, наземных специалистов, что отмечалось Миссией ООН в этой стране. Вы посещали наш миротворческий контингент и все видели сами. Какова обстановка сейчас? Вспоминают ли наших?

— Наш контингент в Либерии я посещал трижды: в июле 2017-го, январе и феврале 2018 года. Реально чувствовал себя среди родных людей, которые в тяжелых условиях достойно исполняли воинский долг и международные обязательства. Для позитивного имиджа Украины в Либерии наши миротворцы внесли неоценимый вклад. Слышать лестные оценки в их адрес от высшего руководства страны — дорогого стоит. Однако продолжительная миссия ООН и "голубых касок" завершилась. Минувшей весной миротворцы вернулись домой. Но память о них останется надолго и исключительно позитивная.

С Либерией у нас наметилась активизация двустороннего сотрудничества. Есть интересные бизнес-проекты, чему в немалой степени содействовали контакты посла на высоком уровне, назначение почетного консула Украины, его активные переговоры. В ближайших планах официальное открытие почетного консульства Украины в Монровии — помещение и персонал полностью готовы.

— Не хотелось бы заканчивать на минорной ноте, но, по мнению некоторых экспертов-африканистов, несмотря на программу развития сотрудничества с Черным континентом, разработанную еще в 2013 году, ни четкой стратегии, ни даже тактики с рядом стран региона нет. В наших посольствах отсутствуют экономисты, контакты с местными бизнесменами, представителями государственных структур носят разовый, часто случайный характер, и причина — отсутствие средств... Штат дипмиссий крошечный, дипломаты вынуждены проживать прямо в посольстве, не имеют приличных автомобилей, бензина, даже кондиционеров, и это в Африке... О каком престиже Украины в таких условиях можно говорить? Или это слухи?

— Указанная программа, действительно, конкретная и нужная, в силу объективных (после 2014 года) и субъективных факторов так и осталась на бумаге. Самое больное место у нас — отсутствие специалистов по экономическим вопросам, при общем кадровом голоде... Работу на экономическом направлении приходилось вести, что называется, на голом энтузиазме. Но с остальным категорически не согласен — по крайней мере, у нас, в Дакаре, дипломаты никогда не жили в посольстве, только посол с семьей, но резиденция — это пока действительно дорогое удовольствие. Весь персонал арендует приличные, обставленные за счет посольства необходимыми мебелью и бытовой техникой квартиры. Рабочие места оборудованы, кондиционеры есть, без них было бы трудно. На бензин всегда хватало. В прошлом году был приобретен новый представительский автомобиль. Впрочем, престиж страны формируется не только за счет марки авто, которым ездит посол, или его часов. Факторов много. И я очень ценю уважительное отношение многих зарубежных коллег, с пониманием относящихся к нашим внутренним, уверен, временным проблемам. Трудности есть во всех посольствах Украины за рубежом. Меня больше раздражают постоянные перебои с электричеством, нестабильный интернет, антисанитария, борьба с подтоплениями в сезон дождей... Помогает сплоченный коллектив, постоянное внимание предшественника, ныне госсекретаря МИД Андрея Заяца.

— Ваше мнение о встрече дипломатов, общении с первыми лицами, коллективной поездке в Авдеевку...

— Встреча, на мой взгляд, прошла на позитиве — с точки зрения организации, оценок ситуации в стране, обсуждения многих важных аспектов внешней политики с высшим руководством и коллегами. В Авдеевку, правда, попали не все участники совещания — мест не хватило. Многое еще придется переосмыслить, особенно в плане реализации конкретных месседжей. Будет нелегко. Но эту работу хочется сделать...

Напомним, недавно сайт "Сегодня" опубликовал интервью с послом Украины в Италии, а еще раньше – интервью с послом Украины во Франции.

Вы сейчас просматриваете новость ""Что удалось сделать за пять лет? Удалось выжить": интервью с послом Украины в Сенегале". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Александр Ильченко

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...