Шведская история режиссера "Мио, мой Мио": чай с Астрид Линдгрен и котлеты по-полтавски для "АВВА"

12 Июля 2012, 11:19

Кинорежиссер Владимир Грамматиков рассказал "Сегодня" о том, какой его фильм до сих пор не видели зрители, как гостил у знаменитой шведской сказочницы и нашел Бэтмена для Голливуда.

Кадр из фильма "Мио, мой Мио" с юным Кристианом Бэйлом режиссера Владимира Грамматикова
Кадр из фильма "Мио, мой Мио" с юным Кристианом Бэйлом режиссера Владимира Грамматикова

Читайте первую часть интервью Режиссер Владимир Грамматиков: "Шла собака по роялю" должен был снимать Данелия"

Часть 2. Секреты "Усатого няня": 18 пар близнецов и мальчик-банкир

Часть 3. "Усатый нянь" Сергей Проханов: "Меня в СССР носили на руках вместе с машиной"

- Среди ваших актерских открытий есть даже звезда Голливуда с "Оскаром"…

- Да это – Кристиан Бэйл, он как раз в этом году "Оскара" получил за роль второго плана в картине "Боец" (он же Бэтмен в фильмах Кристофера Нолана – прим.авт.). Кто знал тогда, на съемках фильма "Мио, мой Мио", что у него так хорошо сложится карьера. Ему же было всего 9 лет. И он вместе с Николасом Пиккардом прошли у меня отбор на главные роли из 160 претендентов шести актерских английских школ.

Хотя сначала я собирался снимать наших – советских детей. И так как картина была на английском языке (потом ее переозвучивали на шведский и русский), искал героев среди детей наших дипломатов – у меня была тайная информация из консульского отдела МИДа. Но эта идея не прошла, потом что дети, которые родились за границей и выросли там, были развязные, наглые и очень неприятные в общении – с такой надменностью, объехали полмира, "Алле, метро!".

А вообще это предложение для меня было абсолютно неожиданным – в 85-м, кажется, в Москву приехал шведский продюсер, чтобы пригласить именно советского детского режиссера снять фильм по сказе Астрид Линдгрен. Ему предложили фильмы Александра Митты, Сережи Соловьева и мои. И судьба решила картина "Шла собака по роялю" – до сих пор не пойму, что общего между ней и западноевропейской сказкой.

- И вам довелось встречаться с легендарной сказочницей?

- Да, я был у нее в гостях в Стокгольме. И еще тогда понял, что это неординарное событие, потому что наш шведский продюсер с вытаращенными глазами сообщил мне: "Мы едем к Астрид Линдгрен! Ты не понимаешь, мы идем к ней домой, а она никогда даже на порог никого не пускала!" Думаю, и что же я ей скажу, когда она меня спросит – какое будет наше кино? Я ведь его еще даже не представлял себе, даже не нащупал интонации – мы только натуру выбирали в Швеции. "Боже мой, – думаю. – Буду что-нибудь придумывать и врать". Взял под мышку гжельский чайник в коробке, руки трясутся, и мы поехали.

Звонок в дверь – она открывает… Абсолютно нормальная квартира писательская, чуть даже захламленная. – для шведов-то уж точно. Но все чистенько, все аккуратненько. Она чай прямо в этом чайнике заварила, мы сели за стол – а я все жду вопроса. И вдруг она говорит: "Володь, ты со скольки лет себя помнишь?". Я помню себя с четырех с половиной лет, когда мы переезжали в товарном вагоне из Свердловска в Москву: мама, пианино, корова Милка и четверо детей ехали в товарном вагоне две недели. Она говорит: ну вот и рассказывай. И я начал рассказ, воспроизводя то, что помнила моя эмоциональная память. А это и есть я – то что зафиксировал из прошлого. Два с половиной часа я сидел, рассказывал фрагменты своей жизни, потом она откланялась и сказала – будет хороший фильм. "Вот потрясающе, – думаю, – Какая она мудрая, тонкая. Мои фильмы – это я. Расскажи о себе, и все будет понятно!".

Примечательной была встреча и с Бенни Андерссоном – композитором из легендарного квартета "АВВА" Это, кстати, единственный раз, когда он написал музыку в кино – то ли я ему отшиб охоту, не знаю, но больше он не писал (смеется). Мы разговаривали с ним в его студии, и выяснилось, что он такой – человек язвительный, подошел к окну и говорит: "Этот канал русские пленные копали в 1718 году". Я отвечаю: "Ну что ж, хорошо сделали – до сих пор стоит". А отыгрался я, когда они приехали к нам в Ялту – правда, самого Бенни не было, только его продюсер, и в рестораном меню я им рекомендую: "Котлеты по-полтавски. Да-да с той самой битвы под Полтавой они у нас очень популярны". Такие были шутки.

- Вы режиссер на площадке такой же демократичный, как и в жизни?

- Я человек мягкий, и во время работы тоже не кричу – просто выгоняю. Громче меня на площадке никто не имеет права говорить. Я всегда мотивировал тем, что у нас дети на площадке, и все должны быть собраны, потому что второго дубля может и не быть. У меня всегда тихо, спокойно, но и я не ленюсь – всегда провожу летучки, накануне четко расписываю все и потом обязательно делаю читку два раза всего сценария с комментариями, и любой член группы может задать вопрос. А потом все: если что-то не так – все знают, вариантов не будет.

ПРОДОЛЖЕНИЕ Дворцовые тайны режиссера Владимира Грамматикова: мучения "Маленькой принцессы" и ревность Никиты Михалкова

Вы сейчас просматриваете новость "Шведская история режиссера "Мио, мой Мио": чай с Астрид Линдгрен и котлеты по-полтавски для "АВВА" ". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Львовски Майк

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...