Татьяна Орлова: "Я стала актрисой: кто-то же должен играть Бабу Ягу"

17 Мая 2012, 13:20

Звезда российских сериалов ("Папины дочки", "Дети Арбата") — о том, как снималась в настоящей тюрьме с зэками и давала "на лапу" ментам, о страхе перед кошками и мыслях об эмиграции

Актриса верит в приметы. Но считает, что все гороскопы — шарлатанство
«Папины дочки» — секретарша
«Год белого слона» — домовая
«Ржевский..» — дева Жу-Жу

— Татьяна, а у вас интересное разнообразие наблюдается в фильмографии: в "Папиных дочках" играете взбалмошную секретаршу, в "Атлантиде" уже сидите в СИЗО, а в "Криминальной полиции" так вообще погоны полковника на себя примеряете.

— Это легко объяснить (смеется). Допустим, я никогда не сыграю Джульетту — так как этот образ, мягко говоря, не мой. Ну нет во мне лирического начала — так уж матушка-природа распорядилась. Но если нужно изобразить что-то на грани, яркое и характерное, — вот тут я незаменима! В этой шкурке мне хорошо и комфортно! Что касается моей ментовской карьеры в "Криминальной полиции" (на канале "Украина" с 22 мая), то это вышло где-то даже случайно. Первоначально я должна была играть совсем другую роль, но на кастингах режиссеры на меня внимательно так посмотрели, что-то себе придумали — и предложили сыграть совершенно нового персонажа: начальника убойного отдела по прозвищу... Степаныч.

— Насколько я знаю, в сериале у всех персонажей были реальные прототипы — это так?

— Действительно, такой персонаж есть и у меня. Совершенно потрясающая женщина — с железным стержнем внутри. Сами понимаете, дослужиться в МУРЕ до звания полковника... Подчинить себе всех мужиков, да так, чтобы они в ней души не чаяли, — это даже не из области фантастики. Что касается меня самой, то с милицией у меня отношения особые. К примеру, я очень люблю наших гаишников. Потому что, когда они стоят на дороге, все начинают ехать по-другому. Каюсь, пару раз нарушала и давала им на лапу, чтобы протокол на писали.

— А для съемок в "Атлантиде" вы в реальное СИЗО не ходили — набраться впечатлений?

— Нет, не ходила. Дело в том, что в СИЗО мне довелось побывать намного раньше: еще в 1991 году. Я снималась в Алматы — в фильме с прозаическим названием "Женская тюряга". И там я тоже играла заключенную. Так вот, все съемки проводились в настоящей тюрьме, и рядом была камера заключенных, где они действительно сидели и ждали приговора суда. И вот к нам на съемку приводили настоящих зэков. Так что в кадре там было примерно 50 на 50: актрис и реальных заключенных. Естественно, я многое у них подмечала: жаргон, повадки — для роли мне это очень даже пригодилось. Потому отсидка в "Атлантиде" меня уже не пугала (смеется) — детский сад, вторая группа.

— Во времена своей юности вы играли только роли второго плана, а вот теперь пошли и главные...

— Ну ведь у всех по-разному складывается, это уже как Бог даст. Вот взять хотя бы актера Андрея Болтнева ("Торпедоносцы"): он вообще в 39 начал сниматься — и как взлетел! А бывает, как у Андрея Ладынина ("Версия полковника Зорина"): звезда звездой, но вспылил — и человека перестали снимать. Можно прославиться сразу после института, а потом не знать, куда себя деть, а можно ждать надеяться, ходить на кастинги, терять надежду, а потом вдруг — бац! — и роли начинают сыпаться одна за другой. Это такая лотерея. Мне повезло: кастинг-директор "Папиных дочек" заметила меня в "Жаре" и пригласила. И утвердили меня лишь благодаря ей. Сейчас меня часто спрашивают: "У вас же бешеный съемочный график — как вы с ним справляетесь, как не устаете?". Да просто — я радуюсь, что наконец-то востребована! Ведь когда нет работы — это чудовищно плохо.

— В голодных 1990-х у вас как раз особо работы и не было, не думали эмигрировать?

— В первый раз у меня такая мысль появилась, когда я поняла, что у меня в кармане нет денег даже на жетон в метро. Но я ничего не знала о жизни там — за этой самой границей. И не поехала. А потом уже все как-то закрутилось, забылось, и идея об отъезде приказала долго жить.

— На ваш взгляд, что труднее сделать: заставить людей плакать или смеяться в кино?

— Ну как вам сказать, это зависит от монтажа. Актер — такой себе винтик в сложнейшей машине. Если не будет сделана картинка, точно выставлен свет, подобран грим, костюм, музыка, то игра артиста будет фальшива насквозь. Можно сыграть трагедию, а все будут хохотать. А вот в театре от актера зависит уже если не все, то многое. Кстати, я ведь впервые за театральные кулисы попала в 7 лет — приехала к тете на каникулы. А тетя работала актрисой. Вот я на нее смотрела и понимала: "Хочу, как она, и больше ничего другого мне не надо". Именно тетя сказала мне, что артисты нужны разные: толстые, красивые, некрасивые, старые, нестарые. И это придало мне уверенности в моем решении. В конце концов: ну что, все будут играть как Джулия Робертс? А кто же тогда будет играть Бабу Ягу?

— А вот вы не думали себя в качестве режиссера попробовать?

— Я знаю, как и что надо делать в театре, а вот в кино... Увы. Нет, я могу только играть.

— Вы суеверный человек?

— Да, я боюсь черных кошек. А еще, на примере других людей, знаю, что далеко не все о себе можно рассказывать. У всех есть разная энергетика: добрая и злая. Если чувствуешь, что сглазили, — надо сразу идти в храм. А вот в гороскопы всякие я не верю — ерунда и шарлатанство. Вот взять меня. Я — Рак. А все Раки, типа, — по своему характеру домоседы. Вы представляете, сколько в мире Раков? И что — все домоседы? Бред полный.

— Чем вы себя развлекаете, когда грустно на душе?

— Я погружаюсь в работу. То есть отвлекаю себя каким-то действием. В кино нет предложений? Ну, нет так нет. Я не позволяю себе погружаться в депрессию. Я хожу в оперу, в балет, консерваторию. Главное — не ныть и не сидеть без движения. То же самое могу сказать и об отдыхе: там тоже легко захандрить — с непривычки. Потому я отдыхаю тоже энергично: зимой люблю ездить в Скандинавию — кататься на лыжах. Весной предпочитаю осматривать европейские страны: Прагу, Вену, Рим. Просто прогуляться, походить по музеям. А летом обязательно море — желательно Средиземное.

ИЗ ПРОВИНЦИАЛОК — В СТАРОЖИЛЫ МАЯКОВКИ

Имя: Татьяна Орлова
Родилась: 01.07.1956 в Коломне
Карьера: российская актриса театра и кино

После окончания школы Татьяна с первой попытки поступила в ГИТИС на курс Андрея Гончарова. Окончив обучение в 1977 году, актриса была принята в труппу театра им. Маяковского. Там она работает и по сегодняшний день. Среди самых известных театральных работ Орловой — роли в "Мертвых душах", "Разводе по-женски", "Забавах Дон Жуана". Талант актрисы веселить людей режиссеры разглядели, лишь когда Орловой исполнилось 50 лет. В это время ей предложили сыграть сварливую секретаршу в ситкоме "Папины дочки", после чего она два года играла маму главного героя в ситкоме "Даешь молодежь!". За ее низкий голос, резковатые манеры и отнюдь не модельную внешность Орлову называют "современной Фаиной Раневской". Не замужем, детей нет.

Оксана Данилюк

Вы сейчас просматриваете новость "Татьяна Орлова: "Я стала актрисой: кто-то же должен играть Бабу Ягу"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...