Тимур Бекмамбетов: "Когда снимал Джоли, мои коленки не дрожали"

21 Декабря 2009, 07:09

В день премьеры блокбастера "Черная молния" режиссер Тимур Бекмамбетов рассказал нам, почему согласился снять продолжение "Иронии судьбы", как его обзывала Анжелина Джоли и из-за чего в ближайшее время не будет новых "Дозоров".

Хочет снять военный фильм. В жанре фантастики работает потому, что выгодно. Фото: М. Гаврилов
Хочет снять военный фильм. В жанре фантастики работает потому, что выгодно. Фото: М. Гаврилов

— Тимур Нуруахитович, вы родились в Казахстане, как режиссер прославились в России, но сегодня ваше имя плотно ассоциируется с Голливудом. Сами-то вы себя кем считаете?

— Советским человеком. Вижу, вы не ожидали услышать от меня такого ответа. Но так оно и есть. Я родился в Союзе. Служил в армии. Это моя страна. Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что Россия, Украина и Беларусь теперь порознь и что это разные страны, которые надо четко разделять.

— "Черная молния" — ваш продюсерский проект, ваше детище... в котором нет Константина Хабенского. Непривычно как-то, он же у вас обычно везде снимается...

— Все правильно. Дело в том, что "Черная молния" — кино молодежное. Я, конечно, не хочу записывать Костю на роли отцов... но ведь он уже далеко не мальчик. Надо это помнить. Тем не менее расставаться с Хабенским я не планирую. Более того, как раз сейчас мы с ним делаем совместное кино "Счастье" (комедия об учителе русского языка, который собирает футбольную команду из дворового хулиганья и подает заявку на участие в детском чемпионате России. — Авт.).

— Вы начинали карьеру со съемок рекламных роликов. Похоже, это наложило некий отпечаток и на вашу манеру работы в художественном кино.

— Вы о том, что критики называют меня "тем, кто привнес в российское кино product plasement" (наличие скрытой рекламы реальных брендов. — Авт.)? Все правильно. Рекламщик — это навсегда. Хотя лично для меня куда более странно видеть на экране пустую бутылку "типа водки", но без этикетки и названия. Вы оглянитесь вокруг — нас везде и всюду окружают бренды, бутики и марки. Это жизнь. Это нормально. А кино — зеркало этой жизни. Кроме того, зачастую та или иная марка способна придать герою дополнительные черты характера. Вспомните хотя бы слепого полковника, которого сыграл Аль Пачино (фильм "Запах женщины". — Авт.). Его персонаж был бы неполон, если бы он не хлестал там реально существующий виски.

— Вам довелось поработать с самой Анжелиной Джоли (фильм "Особо опасен"). Она правда так хороша, как это любят изображать в глянце?

— Гораздо лучше (смеется). Честно говоря, у меня не было такого пиетета: "Боже, я снимаю Джоли!!!". Просто красивая женщина. Просто хорошая актриса, которой мой фильм помог выйти на какой-то новый дополнительный виток в ее карьере. Мне она прежде всего запомнилась потрясающей самокритичностью в работе. Она чрезвычайно придирчива к себе. Готова работать чуть ли не до потери пульса. Меня же она, кстати, иначе как "этот сумасшедший русский" не называла (смеется). Это за то, что ей приходилось делать у меня множество немыслимых трюков.

— Идея сделать продолжение "Иронии судьбы" ваша или...

— Или. Она целиком принадлежит Константину Эрнсту (генпродюсер Первого канала. — Авт.). Когда он поделился ею со мной, я сразу отказался. Мне было непонятно, для чего это было нужно.

— И как Эрнст вас уговорил?

— Он меня так достал, что я, не выдержав, дал добро (смеется). На самом деле решающим фактором стал качественный сценарий и шикарный актерский состав. Вы бы отказались от возможности снять в одном фильме Мягкова, Яковлева, Хабенского и Безрукова? Я лично не смог. Кроме того, возвращаясь к вашему вопросу о Джоли, для меня звезда не она, а Андрей Мягков. Вот перед ним я испытываю внутренний трепет.

— А сами вы что предпочитаете смотреть на Новый год?

— Да что показывают, то и смотрю. Я непривередливый. Мне куда важнее не содержание телеящика, а компания за столом. В целом же, если попадаю на ту же "Иронию" Рязанова, то все — оторваться уже не могу.

— "Особо опасен", "Черная молния", "Дозоры"... все они из жанра фантастики. Вам так близко это направление?

— На самом деле нет. Просто этот жанр пользуется устойчивым спросом, потому в нем интересно работать. Самому мне куда более ближе комедии или военные драмы. Я бы не отказался снять что-то вроде "Падения ястреба" (фильм Ридли Скотта. — Авт.). Вот это действительно круто!

— С Сергеем Лукьяненко (автор "Дозоров", по которым Бекмамбетов снял два блокбастера. — Авт.) сотрудничество продолжить не планируете? Благо у него этих "Дозоров" еще на пару экранизаций хватит...

— Насчет сотрудничества — сложный вопрос. Зарекаться не буду. Все возможно. Но точно не сейчас. Просто, на мой скромный взгляд, тему "вампиры возле нас" эффектно и надолго закрыли "Сумерки". Пока в этой области добавить больше нечего.

НА "МОЛНИИ" НАД КРЕМЛЕМ

Действие картины "Черная молния" разворачивается в наши дни в Москве. 20-летний охламон, симпатяга и студент МГУ Дима Майков мечтает о хорошей машине и возможности красиво ухаживать за девушкой Настей. На день рождения он получает в подарок от отца старенькую "Волгу-21" и внезапно обнаруживает, что она может... летать, как настоящий истребитель. С этого дня жизнь парнишки стремительно меняется. С помощью чудо-машины он начинает зарабатывать деньги, о которых раньше мог лишь грезить. Днями напролет Майков беззаботно парит над московскими пробками (особый кайф — красиво и стремительно планировать над Кремлем). Но однажды случается беда, и Диме в один миг приходится повзрослеть и наконец-то понять, что летающая "Волга" досталась ему отнюдь не случайно. Так, в небе над Москвой появляется "Черная молния", а герой готов бесстрашно защищать попавших в беду беззащитных горожан и прекрасных горожанок.

ИЗ РЕКЛАМЫ — В КИНО

Тимур Бекмамбетов родился 25.06.1961 г. в Гурьеве (Казахстан). Отец — Нуруахит (казах), на руководящей работе в "Гурьевэнерго", мать — Мира Богословская была замредактора областной партийно-советской газеты. В 1987 году Тимур окончил Ташкентский театрально-художественный институт по специальности "художник театра и кино". Затем служил в армии под Ашхабадом в артиллерийских войсках. После — работал на киностудии "Узбекфильм". С 1992 г. по 1997 г. снял 18 рекламных роликов "Всемирной истории от банка "Империал", ставших классикой российской рекламы ("И брал Тамерлан в руки камни. И камни разговаривали с ним..."). Дебютный фильм — "Пешаварский вальс", посвятил афганской войне. Самые известные картины: "Дневной дозор", "Ночной дозор", "Особо опасен" и "Ирония судьбы-2".

Вы сейчас просматриваете новость "Тимур Бекмамбетов: "Когда снимал Джоли, мои коленки не дрожали"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Панченко Алекс

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...