Личные записи Николая Мельниченко

20 Августа 2012, 08:03

Экс-охранник бывшего президента Украины Леонида Кучмы передал "Сегодня" дневники, которые вел 12 дней в неапольской тюрьме "Поджореале"

<p>После заточения. Николай Мельниченко и его итальянский адвокат Пьер Франческо Скаркилли (справа). Фото из личного архива</p>
После заточения. Николай Мельниченко и его итальянский адвокат Пьер Франческо Скаркилли (справа). Фото из личного архива

Использование данного материала разрешается при согласии редакции.

3.08.2012. Тюрьма, куда меня привезли, называется "Поджореале". Здесь сидят особо опасные преступники, уголовники. Моя камера — №56. Она расположена на четвертом этаже. Меня привели туда поздно вечером, когда уже все лежали. Войдя, поздоровался по-английски: "Привет, парни! Где тут место получше?". Навстречу поднялся здоровенный латинос, весь в наколках. Подошел и тоже на английском спросил: "Ты кто?". Отвечаю: "Я майор КГБ, с Украины, задержан по карточке Интерпола". И вдруг слышу голос: "О! Тут уже есть украинцы". Оказалось, из семи человек в камере двое — мои земляки. Саша и Сергей. Встретили хорошо — показали койку, поближе к зарешеченному окну, где не так душно, помогли заправить постель, чтобы простыня с матраса не соскальзывала... Рассказали, где что находится. Сама камера небольшая, максимум метров 15. Рассчитана на девять человек. Есть отсек, где кушают, есть рукомойник, за дверью туалет — обыкновенный "толчок". Помыться нормально нельзя — только ополоснуться. В камере жарко и душно. Жару переношу с трудом...

4.08.2012. Лег за полночь. Долго ворочался, перебирая все по часам и минутам. Успокаивал себя тем, что вчера была пятница, впереди выходные, видимо, сильно торопились меня закрыть, но через 48 часов обязательно отпустят. Уснул уже под утро... Проснувшись, познакомился с сокамерниками. Тот амбал, который спрашивал вчера, кто я, из Колумбии, зовут Оскар — попал сюда за наркотики. Дали 7 лет. Досиживает последние дни — срок подходит к концу. Парни из Украины оказались здесь за контрабанду. Рассказали, что с 2010 года в Италию активизировались нелегальные поставки сигарет, и это не блоки или ящики, а огромные партии, выручка за которые идет колоссальная, а оттуда к нам — гонят ворованные автомобили и мотоциклы. Говорят, на таможне все схвачено... В камеру принесли обед. Макароны, шпинат... У нас пополнение — поляк Энджей. Сказал, что в магазине украл пару упаковок куриных грудок. Играет сейчас в карты с итальянцем... На ужин опять макароны... Меня водили к психологам — расспрашивали, кто я, почему здесь нахожусь, задавали другие вопросы. Думаю, это такая скрытая форма допроса — без адвоката. Рассказал психологам свою историю. Они все записали на файл и ушли. Потом пришел офицер с большими усами и сказал, что начальник тюрьмы  предлагает перевести меня в другую камеру — на три человека, с душем, где сидят итальянцы, белая кость. Отказался. Меня ведь скоро должны выпустить. Офицер согласился...

3_01

Тюрьма "Поджореале" (слева). По словам Мельниченко, здесь, в центре Неаполя, сидят многие наши

5.08.2012. Спал, как убитый. Но разбудили рано — утренняя проверка. Всех должны пересчитать. Водили в церковь — она здесь же, на территории тюрьмы. Все, как положено, — иконостас, проповедь на итальянском. В церкви мне привиделась мама. Наверное, думает обо мне, переживает. Мамочка, не беспокойся, со мной пока все в порядке. Даст Бог, услышит мои слова. Про себя читал "Отче наш"... На завтрак — сухари, джем, молоко. Перед обедом Сергей показал итальянскую газету "Эль Маттино" — там статья обо мне. Написано, что скоро выпустят. Чтобы занять себя, рисую схему камеры. Мне рассказывают, что в этой тюрьме случаются трагедии. Один тунисец выпал с третьего яруса и разбился. Украинец Ростислав упал со второго, сломал ключицу. Очень странные случаи.

6.08.2012. Из-за дикого храпа долго не мог уснуть, мучился до рассвета, а в 7 утра разбудил Энджей — сегодня он отвечает за уборку и готовит всем нам кофе. Из окна доносится крик чаек — совсем рядом море... На прогулке познакомился с еще одним украинцем — Богдану за 50, родом из Бережан, говорит, что знаком с родителями Мирославы Гонгадзе. Сказал, что задержали его за наркотики. Получил пять лет. Говорит, не виноват. Просит помочь. Но чем ему помогу, если сам здесь?.. Меня должны выпустить — ведь 48 часов истекли... Будет ли адвокат, которого мне должны дать? С нетерпением жду, когда меня поведут в суд. Колумбиец сказал, чтобы я собирался. И действительно, за мной приходят, надевают наручники. Я рассмеялся. Офицер спрашивает, почему смеюсь. Потому и смеюсь, что не ожидал такого... Куда дальше? Меня везут в здание суда... Поднимаемся лифтом на 13-й этаж. Мне это не нравится — недобрый знак. В коридоре  вижу каких-то людей. Среди них — Аваков (Арсений Аваков, бывший губернатор Харьковской области, объявлен в розыск Генпрокуратурой Украины, однако итальянские власти пока рассматривают материалы ГПУ о его экстрадиции. — Авт.). Он говорит: "Коля, вот твой адвокат". И знакомит с высоким худощавым итальянцем Пьером Франческо Скаркилли". Подходит какая-то женщина, представляется консулом Украины в Неаполе, показывает удостоверение, протягивает руку. В ее помощи не нуждаюсь, и говорю об этом вслух... Наконец, нас заводят в комнату судьи. Передо мной — судья-женщина. Пытаюсь через переводчицу пояснить, что меня задержали несправедливо. Она спрашивает, согласен ли я на экстрадицию в Украину. И предупреждает, что нужно говорить только да или нет, и если скажешь одно, то менять решение уже нельзя. Мой ответ однозначен: нет, не согласен. Затем судья сказала, что решение будет принимать не она, а те, кто выше — на уровне министерства юстиции Италии. О незаконности моего ареста заявляет адвокат. Он намерен подать протест. На меня снова надевают браслеты, правда, уже не так сильно сдавливают запястья, и выводят... Но прежде чем оказаться в камере, попадаю в медчасть — от жары и переживаний подскочило давление, сильно разболелась голова. Мне делают укол, дают какие-то таблетки... Вернулся в камеру. На прогулке познакомился с кавказцем. Зовут Руаз. Сидит за организацию убийства. Пришел с прогулки — обед. Твою дивизию, опять макароны...

7.08.2012. Утром сделал зарядку. На прогулку разрешается выходить в длинных брюках, футболке и кроссовках (в тапочках нельзя). Футболку снимать нельзя, а брюки можно, чтобы остаться в шортах. Колумбиец готовится выходить на волю. И выходит... А мы, его сокамерники, остаемся... Ужин...

8.08.2012. Встречаюсь через переводчика с адвокатом. Ему нужен документ, подтверждающий, что США предоставили мне политическое убежище. Он покажет его в суде, и меня на основании этого документа должны освободить. Если такого подтверждения не будет, минюст Италии, по словам адвоката, на протяжении 10 дней предъявит мне свое обвинение в том, что я являюсь уголовным преступником. Если же и этот вариант не получится, остается третий — мы встречаемся в итальянском суде в открытой схватке с представителями СБУ, которая ведет мое дело, и Генпрокуратуры Украины, и они предоставляют доказательства того, что инкриминируют мне — разглашение гостайны, подделку документов и превышение служебных полномочий. Но не в общем, а конкретно — в чем я разгласил гостайну, какие подделал документы... Договорились, что самым оптимальным был бы вариант с получением документа о политубежище. Мы придумали способ, подключив украинских адвокатов, получить его, перевести и переправить в Италию, чтобы предъявить в суде.

9.08.2012. Передали, что со мной хочет пообщаться консул США в Неаполе. Наша встреча состоялась в комнате №8. Вошел высокий, немного тучный мужчина в очках. Приветливо поздоровался, представился. Сказал, что ему известно, что мне предоставлено политическое убежище в Штатах, и поэтому он здесь. Спрашивал, чувствую ли я себя в безопасности, не нуждаюсь ли в чем... Ответил, что хотел бы ускорить процесс получения документа о политубежище, чтобы адвокат мог с ним работать. Консул обещал сделать все зависящее в рамках законодательства. И еще сказал, что может позвонить моим родным, это, мол, его прямая обязанность — помогать людям, которых защищает американское правительство и которые попали в беду. Расстались тепло, сердечно. Пришел в камеру в приподнятом настроении. И в тот же вечер написал записку на волю, которую передал через адвоката (была напечатана в украинских СМИ, в том числе и "Сегодня". — Авт.). Очень скучаю по родителям, Наташе (невесте Наталье Розинской, – Сегодня.ua). Скорей бы обнять их, расцеловать... Перед самым сном, не к ночи будь сказано, вспомнил, что сегодня — день рождения Кучмы...

10.08.2012. Ночью несколько раз вставал и обливался водой — настолько жарко. Сегодня пятница. Банный день. Вторник и пятница — дважды в неделю. На прогулке познакомился с еще одним сидельцем — из соседнего корпуса, где находятся члены ОПГ, которые ворочают миллиардами. Назову его Мистер Би. Очень влиятельный человек. Господь привел меня в эту самую ужасную и суровую итальянскую тюрьму, чтоб я смог увидеть мир по-другому, с той стороны, из окна камеры. Это дало мне неоценимый опыт, который, думаю, еще пригодится. И сам я очень изменился за эти дни...

11.08.2012. Жара немного спала — опять с моря подул ветерок. Интересные надписи на стенах нашей камеры. "Украина. Черновцы. Контрабас. 12.12.2009". "Хмельницкий, Украина". "Житомир. Все мусора суки". "Донецк. Ясиноватский район. Очеретино". Ну и другие "автографы" наших. Еще много фотографий полуобнаженных девушек из глянцевых журналов.

14.08.2012. С утра новостей нет... А в 16.00 мне сказали: "С вещами — на выход!". Я собрал свои вещички. Попрощался с ребятами. Мои документы пришли. Суд их изучил и отпустил меня на свободу. Через пару-тройку часов я покинул тюрьму. Вот и все. Я свободный человек".

Примечание. Записи Мельниченко публикуются с незначительными сокращениями.

 В завершение своих записей Мельниченко сказал нам, что в его ближайших планах — требовать от нашей Генпрокуратуры и Службы безопасности направить в Италию материалы, раскрывающие суть предъявленных ему в Украине обвинений. "Юридический процесс экстрадиции, которую запустили с подачи СБУ и Печерского суда, должен получить логическое завершение, — говорит экс-майор. — Итальянский суд признал мою невиновность и освободил из-под стражи. Пусть теперь СБУ и ГПУ убедят его в том, что я преступник, иначе зачем меня было задерживать в Неаполе".

 

Автор:

Александр Ильченко

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...