Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Илларион Павлюк – о своей интерпретации "Вия" и мечте снять настоящее кино

Мы поговорили с Илларионом Павлюком, писателем, чей роман "Белый пепел" попал в длинный список премии "Книга года ВВС"

Писатель Илларион Павлюк. Фото: Тарас Безпалый
Писатель Илларион Павлюк.
Фото: Тарас Безпалый

- Ваш роман "Белый пепел" попал в список номинантов премии "Книга года ВВС". Что чувствует автор, когда узнает о таком?

- Знаете – шок, поскольку изначально я вообще писал сценарий, который не собирался издавать. Даже не сценарий, а такие заметки для себя создавал, поскольку понимал, что мне немного не хватает опыта, чтобы адаптировать эту историю под полный метр. Решил изложить как есть. Но потом эта киноповесть попала в руки моему другу, Михаилу Брыныху, предложившему ее напечатать. Книга была моей давней мечтой с детства, оставался открытым вопрос, на каком языке ее издавать, поскольку писал я тогда на русском, а печатать хотел на украинском – это было принципиально.

img_1964
Роман Иллариона Павлюка "Белый пепел"
Фото: Тарас Безпалый

После начала войны на востоке я принял решение не разговаривать больше на русском публично. Я не даю интервью на русском (Илларион согласился на русскую версию этого интервью только после того, как убедился в том, что его украинская версия также будет на сайте. – Ред.), не провожу мастер-классов, не читаю лекций, не разговариваю в общественных заведениях. Я гораздо раньше решил общаться с детьми исключительно на украинском, это еще в 2007 году было, когда родился мой сын, но с началом вторжения РФ это стало очень важным.

Так вот, Брыных отвез рукопись в "Видавництво Старого Лева", а чуть позже, на открытии книжного-кофейни "ВСЛ" на Прорезной, я встретился с соосновательницей издательства Марьяной Савкой. Она отметила, что текст ей очень понравился, но есть опасения, что перевод не сохранит надлежащей атмосферы или даже обесценит произведение. Однако, узнав, что переводить намерен лично Михаил, решила, что есть все основания надеяться на лучшую судьбу для этого произведения (смеется).

img_1926
Писатель Илларион Павлюк
Фото: Тарас Безпалый

И это оказалось действительно так, поскольку Брыных фантастически перевел текст, дополнил его определенным стилем. Например, в областях России отсутствуют свои диалекты, которые существенно отличаются друг от друга. Тогда как у нас, в Украине, каждый регион говорит на своем диалекте. И когда человек о чем-то говорит, сразу понятно, в каких краях он родился. Брыныху удалось именно это передать, чтобы почувствовать каждого героя, персонифицировать его.

Мы много обсуждали персонажей, он заставлял меня думать о них гораздо глубже, чем я делал это сам. Постоянно спрашивал: "А откуда этот приехал? А этот? А Настя чего такая умная выросла?". И весь этот мир мы еще раз, уже вместе, придумали, утвердили, и все наши герои заговорили вновь и совсем иначе. Я читал свое собственное произведение будто другими глазами – и это было замечательным впечатлением.

- А для чего вы писали именно сценарий – собирались снимать что-то?

- Я и сейчас собираюсь – хотелось бы снять настоящее качественное кино, но это вопрос времени и денег. Вообще начиналось все с того, что однажды мы сидели с другом, режиссером по профессии, обсуждали фильмы и остановились на русской версии гоголевского Вия, которую сняли в 2014-м. Я удивлялся, как можно было так ужасно изложить такую невероятную историю. А он и говорит: "А что ты хотел – мы ничего не снимаем, а они – снимают. И присваивают себе нашего писателя".

И тогда у нас возникла идея взглянуть на фантастическую фабулу гоголевского Вия как на нечто такое, что произошло на самом деле, но было трансформировано человеческим воображением. И словно разобраться в том, а что же было на самом деле, снять все эти наслоения и ответить, действительно ли панночка летала в гробу.

- А почему именно на Гоголе остановились, это ваш любимый автор? И почему именно детектив стал первой книгой?

- Да, "Вий" с детства был моим любимым произведением. Если говорить о жанре – последние лет десять довольно популярной стала своеобразная адаптация, другой взгляд на какую-то, хорошо известную историю. Вроде Шерлока, ставшего нашим современником и получившего в корне иную интерпретацию.

- Писателем вы стали относительно недавно, а чем до этого занимались?

- Когда-то давно, еще в 2001 году, был военным корреспондентом, преимущественно занимался восточной тематикой, ездил на Ближний Восток. Затем работал редактором новостей, директором студии документальных фильмов, продюсером в продюсерской группе.

- Вы и на войне на востоке Украины были, да?

- Да, это было в 2015-м, я в добровольческом батальоне служил.

img_2008
Илларион Павлюк и его роман "Белый пепел"
Фото: Тарас Безпалый

- А не думали ли книгу написать на тему войны, как, например, ваш коллега, военный корреспондент Андрей Цаплиенко, посвятивший свою "Стену", которая также в "ВСЛ" вышла, именно войне?

- На самом деле во мне где-то есть скрытая история, связанная с войной, но я пока не готов об этом говорить. Вообще книги дают мне возможность отдохнуть и донести до людей определенные важные мысли и наблюдения. А война была очень травмирующим опытом, поэтому я об этом пока не думаю.

- Вы сейчас работаете над новым романом, можете немного нам о нем рассказать?

- Я отношу его к жанру классической фантастики, хотя один мой друг причисляет его к ужасам. Главный герой в нем болен определенной генетической болезнью, которая с вероятностью 50/50 за несколько лет превратит его в идиота. То же самое ранее случилось с его собственным отцом, он все это видел, глубоко переживал, поэтому решил, что должен этой ситуацией воспользоваться. Он присоединился к первой в истории человечества длительной космической экспедиции, где его жизнь застрахована, а деньги, если с ним что-то случится, получит его семья.

img_1987
Роман Иллариона Павлюка "Белый пепел"
Фото: Тарас Безпалый

Однако произойдет так, что он попадет в страшную беду, а когда попытается как-то выбраться, то поймет, что жизнь на самом деле прекрасна, и надо было ценить то, на что он не обращал внимания раньше, когда казалось, что уже всему пришел конец. Там правда будут ужасные ситуации, однако на роман ужасов это не очень похоже.

- Вы – многодетный отец, у вас пятеро детей – вы им книги читаете?

- Конечно, да. Хотя они больше всего любят истории из реальной жизни. Поэтому приходится постоянно придумывать, вспоминать, всячески мучиться (смеется). И написанные истории любят, и мультики – вообще у них сейчас очень разные вкусы, поскольку самому старшему одиннадцать, а младшей три, поэтому необходимо постоянно находиться в курсе того, кому и что нравится.

- А не приходило в голову создать детскую книгу?

- Может, еще и напишу. Но конкретнее пока ничего не могу сказать.

- Что вы думаете о вдохновение? Нужно его искать или просто садиться и работать?

- У меня когда вдохновение нет (бывает такое, что пишешь, и вдруг все, дальше не идет), значит, что где-то раньше я просто допустил ошибку. Просто двигаюсь не в том направлении. И здесь важно понять, в чем дело, почему не хочется писать дальше.

И еще ни разу не было, чтобы я сел и продолжил писать с того места, где закончил. Приходится всегда возвращаться, отыскивать, где именно что-то пошло не так, и оттуда уже вычерчивать новую линию. Я буквально на днях застрял – почти неделю пытался выяснить, где допустил ошибку. Оказалось, что это произошло еще сто страниц назад.

- То есть вы специально где-то вдохновение не ищете, скажем, на лоне природы или в уютном библиотечном зале?

- Нет, это совершенно другие вещи. Я вот в этом книжном люблю писать. Тут, как это ни странно, почти ничего не отвлекает. У меня есть тема, мотивация и музыка в наушниках. Я не верю в существование такой капризной музы, появления которой ты сидишь и ждешь.

img_2003
Илларион Павлюк и его роман "Белый пепел"
Фото: Тарас Безпалый

- Можно ли у нас в стране прожить на заработок писателя, или это стоит рассматривать исключительно как своеобразное хобби, на которое семью не обеспечить?

- В Украине работает такая же модель заработка писателя, как и во всем мире. Отличие состоит лишь в том, что рынок еще очень маленький. А все зависит от определенных тиражей, способных приносить существенный доход. Поэтому нужно работать над развитием этого рынка. Сейчас меня кормит телевидение, а книги является подработкой – это тоже приятно, почему нет? (Смеется.)

- А не собираетесь переводить роман на другие языки?

- Желание есть, но существуют также и определенные сложности. Тем более что "Белый пепел", он более украинский и ближе будет именно украинскому читателю. А вот второй роман, по моему мнению, станет более универсальным, поскольку это научная фантастика, а значит, вполне может быть переведен. Но такое решение будет принимать издательство.

img_2025
Илларион Павлюк и его роман "Белый пепел"
Фото: Тарас Безпалый

- Ваши дети понимают, что их папа писатель? Как они к этому факту относятся?

- Не знаю, хвастаются ли, но гордятся точно. Им интересно наблюдать, как текст превращается в книгу. Меня средняя дочь так и спросила однажды – как это ты в компьютере писал, а вышла книга? Старший сын даже читал "Белый пепел", еще в рукописи.

К слову, недавно в "Видавництве Старого Лева" вышла книга под названием "19 рождественских историй" – это сборник рассказов современных украинских писателей о том, каким бывает Рождество и чего от него можно ожидать. Там и моя история есть. Реальная, а потому еще более чудесная.

47684120_1023553927819773_8263986285501218816_n_01
Книга "19 різдвяних історій"
Фото: Сегодня

 

Все подробности в спецтеме Книжный клуб

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров