Продолжая просматривать сайт, вы подтверждаете, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Главная Сегодня

Марьяна Савка: Книга – это не только текст, это креативное пространство

Детская писательница, поэт и сооснователь "Видавництва Старого Лева" рассказала Сегодня.Lifestyle о любимых книгах, будущем украиснкого книжного рынка и о том, где черпает вдохновение

Марьяна Савка. Фото: Видавництво Старого Лева
Марьяна Савка. Фото: Видавництво Старого Лева

- Вы написали немало поэтических сборников и книг для детей, а что вам больше нравится – писать или заниматься всем остальным?

- Все, чем я занимаюсь в жизни, в основном мне нравится. Иначе не было бы в этом смысла. На что-то тратится больше усилий на что-то меньше. Стихи – это короткие мгновения жизни, они много времени не забирают. В какой-то степени они являются фрагментами абсолютного счастья, поскольку в процессе их создания поэт переживает глубокую палитру ни с чем не сравнимых эмоций. И даже когда пишет грустные стихи – все равно счастлив.

Я сейчас пытаюсь совмещать работу с несколькими творческими увлечениями: пою и читаю стихи в музыкально-поэтическом проекте с двумя прекрасными музыкантами – Юрием Романивым и Сергеем Гуриным. Этот процесс совместного создания очень вдохновляет и мотивирует. Я убеждена, что один творческий импульс открывает и другие ресурсы – это энергия жизни, она нужна в любом деле.

А еще начала рисовать. Каждый вечер после возвращения из офиса вытаскиваю акварель, бумагу и рисую цветы. Если очень-очень честно, то больше всего удовольствия от жизни я получаю от общения с людьми – и в офисе, во всех процессах рабочей коммуникации, и на сцене, когда чувствую зал и знаю, что говорить, и в кругу друзей и семьи. И особенно со своим, почти четырехлетним сыном.

ln2a1195
Марьяна Савка
Фото: Видавництво Старого Лева

- В прошлом году вышла книга городских историй "То є Львів" – это был единичный проект? Или, возможно, вы намерены продолжать его еще с каким городом? Хотя да, Львов имеет особенную магию, которую трудно отыскать в других городах.

- Такой проект уникален. С другими городами я Львову не изменяю. А если серьезно, то это был художественный эксперимент. Мне хотелось совместить частные истории, рассказанные знаковыми для Львова людьми, с красивыми фотографиями моего родного города. Активно в съемке участвовала Елена Субач, одна из самых интересных львовских фотографов. Книга получилась очень красивая и оригинальная. Я лично присутствовала на большинстве съемок, поэтому было еще и очень интересно пообщаться с авторами. Но продолжения не будет.

- Почти 20 лет назад вы основали "Видавництво Старого Лева" – что вы считаете главным его достижением?

- Если быть точным, то семнадцать. Наверное, главным достижением является то, что мы причастны к качественному прорыву на книжном рынке Украины. Мы изначально поставили для себя высокую планку относительно качества наших изданий, привлекали к сотрудничеству ведущих иллюстраторов, переводчиков и авторов. Таким образом мы оказывали влияние на читательские вкусы, старались быть на полшага впереди, чтобы предложить нашим читателям нечто новое, что станет трендом.

Мы стали брендом №1 среди издателей в Украине (по версии журнала Forbes). А потом поставили себе цель выйти на международный рынок, коммуницировать с иностранными издателями и продавать права на наши книги за границу. В этом смысле мы также существенно продвинулись.

И главным достижением, кроме серьезных наград, таких как победа в категории non-fiction или попадание в номинации New Horizons или Opera Prima конкурса Болонской книжной выставки (едва ли не самого престижного в мире в области детской иллюстрации), я считаю то, что мы стали узнаваемыми на международном рынке, что нас идентифицируют и поэтому каждый раз ждут от нас чего-то нового.

- ВСЛ издает детские книги, нонфикшн, художественную литературу, подарочные книги – какие из них наиболее популярны среди читателей? И меняются ли эти предпочтения со временем?

- Детские книги лидируют в продажах. Но все это очень зависит от конкретной книги и конкретного писателя. Вот, скажем, есть у нас Галина Вдовиченко. Ее веселые рассказы для детей "36 и 6 котов" и "36 и 6 котов-детективов" не отмечены никакими наградами, однако дети их обожают, и ее книги всегда в топах продаж.

А есть художественные издания, которые едва продались одним тиражом. Они, безусловно, очень качественные и содержательные, но предназначены для узкой аудитории.

Да, предпочтения читателей меняются, и, что приятно, меняются к лучшему. Открытие границ, безвизовый режим – это, кстати, тоже существенно повлияло на формирование вкусов украинцев. Ведь, путешествуя, они видят и впитывают в себя много визуальной информации и понимают, что такое эстетика с позиции европейца. Меняют свои вкусы и каноны, становятся свободнее в восприятии, немного "попускаются" с реализмом и консервативным традиционализмом и воспринимают современные иллюстрации уже со значительно расширенным пространством для собственных интерпретаций. Меняются и вкусы, и тренды. Иногда настолько динамично, что рынок не успевает адекватно среагировать. Но на то мы и профессионалы, чтобы постоянно анализировать и предчувствовать изменения.

- По каким критериям вы выбираете книги, которые планируете издавать? Это обязательно должны быть мировые бестселлеры или признанная классика? Как часто вы рискуете, если ознакомились с рукописью и поняли, что это нечто особенное? И как часто такое вообще происходит?

- Конечно, критерии есть. Прежде всего это литературная ценность произведения. Мы охотно издаем современную актуальную мировую литературу. И украинских современных писателей тоже издаем. Но все равно каждый раз рискуем. И не обязательно только с новыми авторами, такое случается и с мировыми бестселлерами. Ведь невозможно заранее предсказать, как читатели отреагируют на книгу.

ka_2018_k-6
Марьяна Савка
Фото: Видавництво Старого Лева

Например, выпустили роман одного известного автора шпионских экранизированных детективов, а почему-то не зашел. Некоторые книги очень известных в мире писателей остались почти незамеченными. А совершенно новый автор – Дорж Бату – со своей "Франческой" стал удивительно популярным. Это был тот риск, который в итоге привел к большому успеху! Так же и с нашими новыми авторами – Илларионом Павлюком, Андреем Цаплиенко – их книги с первой попытки стали успешными.

- Какой процент составляют украинские авторы? И каким образом отбираются именно они, ведь большинство читателей, возможно, никогда и не слышали о том же Илларионе Павлюке, пока не увидели его книгу.

- Примерно 40%. И хотя читательская аудитория, возможно, и не слышала о Павлюке или ином нашем авторе, однако сами мы, издатели, обращаемся в литературных кругах и в кругах культурных советников. У нас также есть лидеры мнений, к которым мы прислушиваемся, и время от времени кто-то из наших авторитетов (писатель, переводчик, редактор, журналист или просто друг) советует присмотреться к тому или иному произведению. Вот, скажем, с Илларионом меня познакомил Михаил Брыных. Они с женой Викторией Стах работали с текстом Иллариона, который изначально был написан на русском языке. И сотрудничество вышло замечательное!

- ВСЛ приобрело права на произведения Хемингуэя, издает Пратчетта. Что-то такое же масштабное планируете издавать?

- Мы еще начали издавать Милана Кундеру – с романа "Вальс на прощание". И мечтаем продолжать публиковать его произведения.

- Издательство постоянно принимает участие в книжных ярмарках по всему миру. Наскольок хорошо там знакомы с украинской литературой? Каких писателей знают лучше – современных или классиков?

- Что касается нас, мы прежде всего продаем права на детские книги. Недавно разговаривала с директором Лондонской книжной выставки Джекс Томас, мы участвовали в общей дискуссионной панели от Украинского института книги на форуме "Креативная Украина". Вот она и говорит, что Украину начнут узнавать, когда она определится с тем, что здесь сейчас в тренде. Например, как  репортажистика в Польше или детективные триллеры в Швеции.

А что является нашим национальным трендом, который был бы узнаваем в мире? Сейчас сложно сказать. Я вижу наибольший потенциал в детской иллюстрированной литературе – неоднократные победы детских книг, которые визуально создали Романа Романишин и Андрей Лесив, как раз и свидетельствуют о том, что иностранные эксперты книжного рынка обращают особое внимание на украинскую интеллектуальную книжную графику в детских изданиях.

Украинские писатели до сих пор не особо известны за рубежом. В то время как наши классики не известны вообще. Лишь единицы были изданы не маленькими издателями, а крупными игроками. Но продвижение украинских писателей не может произойти мгновенно. Для этого необходимы согласованные действия различных институтов – и нового Института книги, и издателей, и различных фондов. И, разумеется, самих писателей, поскольку иногда именно личные связи, полученные во время выставок, фестивалей и воркшопов, очень помогают нашим авторам найти для себя в других странах друзей в соответствующих кругах – среди переводчиков, издателей, промоутеров.

- Что нужно украинским авторам для выхода на мировой рынок?

- Прежде всего им нужны сильные произведения. А как бы мы не болели за украинский книжный рынок новинок, действительно стоящих романов за год выходит очень мало. Иностранный читатель избалован, ему нужна серьезная мотивация, чтобы выбрать роман малоизвестной литературы.

Здесь, собственно, и нужно полагаться на силу чьего-то бренда – издательства, которое печатает этого автора, или переводчика. И на личность и харизму автора тоже. Поскольку тех писателей, которые издаются за рубежом, и без того достаточно мало, но они еще и должны выполнять репрезентативную функцию целой страны, регулярно комментируя то, что у нас происходит. Поэтому вы понимаете, какой харизмы и потенциала ждут от украинского автора.

ln2a2562bw_01
Марьяна Савка
Фото: Видавництво Старого Лева

Различные фестивали, куда часто приглашают украинские издательства, способствуют тому, что нас понемногу идентифицируют. Участие издателей в крупных выставках, особенно участие национального стенда во Франкфурте, Лейпциге, Париже и на других важных книгоиздательских площадках мира, интересная программа выступлений и презентаций прекрасно работают для нашего продвижения. Когда наладится финансирование переводов украинской литературы на другие языки – тогда случится прорыв. Да все у нас нормально, мы в процессе.

- Чего, по вашему мнению, не хватает нашей стране, чтобы люди больше читали?

- Сложный вопрос. Поскольку тем, кто любит и нуждается в чтении, дополнительные мотивации не нужны. Мы в основном воюем за тех, кто еще не понял, что без чтения нет никакого развития. Но положительные тенденции есть. Региональные книжные ярмарки и фестивали набирают обороты и вовлекают в свой круг все больше людей. От государства требуется содействие на местном уровне для развития инфраструктуры – магазинов с пониженной арендой, библиотек, помещений под склады книгопродукции, площадок для всякого рода событий – от фестивалей до отдельных презентаций. И, конечно же, ежегодного очень прозрачного отбора и стабильной закупки книг для пополнения библиотечных фондов.

- Говорят, что в нынешнем году на Форуме издателей было меньше людей, чем в прошлые годы. Заметили ли вы это? И с чем это может быть связано?

- Да, мы отметили, что на территории самой выставки, где проходили продажи, правда было меньше посетителей. Но никак не на презентациях – наши зарубежные авторы были приятно удивлены и даже восхищены вниманием, которое к ним проявляли гости. Но в целом это вполне объяснимо: какой смысл рядовому львовянину идти на ярмарку и платить за вход, если можно зайти в ближайший книжный и спокойно выбрать все, что необходимо. А книжных магазинов за последнее время стало гораздо больше.

Поэтому я считаю этот процесс скорее нормализацией состояния. С другой стороны, это состояние требует переформатирования самого книжного форума. Думаю, сами организаторы сейчас над этим размышляют и ищут новых решений.

- В последние годы в Интернете все чаще обсуждается будущее бумажной книги, на смену которой приходит электронная. Одно время повально утверждали, что "выживет" лишь детская книга, требующая иллюстраций, которых в электронном формате на достойном уровне не сделаешь. Что по этому поводу думаете вы, владея информацией о продаже всех видов книг.

- Это интересная игра. Я болею за бумажную книгу и уверена, что из-за консервативности традиций, она не погибнет и не сильно сдаст позиции. Мы находимся на пороге чего-то нового и совершенно прекрасного. Уже сейчас существуют технологии дополненной реальности, которые средствами гаджетов оживляют иллюстрации, создают невероятный мир иллюзии.

С другой стороны, качество полиграфических материалов и спектр полиграфических возможностей расширяется настолько, что книги могут петь, пахнуть, из них вырастают причудливые конструкции. Это прежде всего касается детской книги. Я лично люблю бумагу, тактильные ощущения, аромат, оттенок страниц. Люблю тиснение по ткани, люблю стопки книг, люблю уют библиотеки. О чем это? Об эмоциях в первую очередь. Книга – это не только текст, это креативное пространство, сентиментальные воспоминания и милые подарки, порой это драма разлуки и феноменальный артефакт человеческого присутствия. Об этом нельзя забывать.

- Поскольку мы общаемся почти в конце года, давайте немного подведем итоги. Чем запомнится издательству уходящий год? Что есть в планах на следующий?

- Это был невероятный год. Как и каждый издательский год, он имел такие пуанты, как Книжный Арсенал и Форум издателей, который отныне Bookforum. Каждый раз мы серьезно готовимся к ним, печатая множество новинок, приглашая важных для нас иностранных и украинских авторов.

Лично для меня это год, когда я встретила фантастических людей – как среди украинских, так и зарубежных авторов. Люди – это самая большая ценность. Они дают такие яркие эмоции, вдохновляют на новые проекты, помогают осознать немало важных вещей, касающихся жизни и работы. В нынешнем году на Книжном Арсенале у нас была одна из самых массовых акций за всю нашу историю – встреча с Доржем Бату.

ka_2018_k
Марьяна Савка
Фото: Видавництво Старого Лева

И очень важно осознавать, что украинцы выбирают Доржа в качестве мотивационного примера – не только как автора популярной книги о Франческе, с которой они с Андреем Васильевым (это официальное имя нашего автора) работают в NASA на станции управления космическими полетами. Дорж – это вообще уникум, он, с его монгольско-бурятско-британскими корнями, является украинцем по собственному выбору, и в связи с этим очень много ценного делает для Украины, даже будучи гражданином США. Он разрывает шаблоны и стереотипы, а для современной молодежи это очень важный пример того, как человек сам творит свою жизнь, сам делает свой выбор.

Еще один такой автор – Андрей Цаплиенко, просто образец профессионального репортера, который не только на 100% предан своему делу, но является еще и очень целостным человеком с крепкой системой ценностных координат.

Или Илларион Павлюк – также и военный репортер и писатель, и продюсер, и многодетный отец. Один из самых интересных разговоров состоялся в начале июня во Львове – все трое – Дорж Бату, Андрей Цаплиенко и Илларион Павлюк, являющиеся друзьями, говорили о самых главных вещах в жизни – о моральном выборе, милосердие, внутренней свободе, профессиональной этике, войне и литературе. Было очень интересно.

А сентябрьский Bookforom подарил нам новые встречи и новые откровения. Наши иностранные гости – Майкл Катакис, Оливье Бурдо, Генри Марш, Аскольд Мельничук – каждый по-своему, поразили своей глубиной, искренностью и жизненной мудростью. Благодаря этим людям наш форум для нас наполнился новыми глубинными смыслами.

Распорядитель литературного наследия Хемингуэя Майкл Катакис ехал к нам с большим недоверием – его не раз предупреждали, что у нас нестабильная страна, даже отговаривали от поездки. Но его впечатления в итоге были фантастическими! Он на каждом шагу восторженно восклицал, что даже не думал, что у нас так круто. Ему нравилось все – форум, журналисты, молодая публика на встречах, наш прием, общение. Когда ты видишь, как искренне человек, которого ты приглашаешь на событие, реагирует на твою работу, прием, твою открытость, то открывается новое дыхание. Хочется привозить сюда еще больше интересных, масштабных и харизматичных личностей. Ведь это такой важный и вдохновляющий взаимный обмен!

Я убеждена, что в следующем году у нас будут новые и очень знаковые авторы. И уже с затаенным предвкушением мечтаю об особенных нестандартных форматах событий. Думаю, что эти мечты близки к воплощению, поскольку в последние годы я постоянно становлюсь свидетелем того, как мечты сбываются и становятся обычным чудом.

- Любите ли вы читать? Какие ваши любимые книги? И есть ли у вас время на чтение?

- Я очень люблю читать. И читаю, как только представится минутка. Именно по этой причине люблю "Хюндаи" – прекрасные места для чтения, где из-за плохой связи не отвлекаешься на Facebook, телефон не разрывается от звонков, а ты можешь с головой окунуться в чтение.

Любимые книги каждый раз другие. Читаю наши новинки. В последнее время очень впечатлили Арундати Рой (это было перепрочтение), Аскольд Мельничук, Халед Хосейни, Джефри Евгенидис, Жоэль Диккер. Еще люблю нестандартные и уютные места для чтения – на балконе под пледом, в ванной, в аэропортах и самолетах. В самолете лучшими для чтения являются перелеты по Европе, поскольку на трансатлантических я преимущественно смотрю фильмы.

ln2a1224_1
Марьяна Савка
Фото: Видавництво Старого Лева

- Кто является вашим любимым литературным героем?

- Лейтенант Генри из "Прощай, оружие!" Эрнеста Хемингуэя.

- Верите ли вы во вдохновение? В любой работе. И где его искать?

- Я не только верю, я еще и "подрабатываю" вдохновением – стараюсь кого-то подбодрить или вдохновить. У меня самой есть люди, которые меня вдохновляют. И музыка вдохновляет, и литература, и акварель. И ребенок, мой сын, меня очень вдохновляет. Вообще, не знаю, как можно жить без вдохновения. Я могу писать стихи после увиденного фильма. Бывало, писала прямо в разгар джазового концерта, или, слушая в наушниках любимых исполнителей. Если говорить об издательском деле, меня вдохновляют зарубежные выставки и люди, которые многого достигли в профессии, но при этом остались скромными и простыми в общении.

- Были ли в вашей жизни такие моменты, когда хотелось все бросить и уйти? Если да, то с помощью чего это можно преодолеть?

- Нет. Даже во время тяжелейшего кризиса, случившегося восемь лет назад, который поставил под сомнение наше существование, не было и минуты, когда мне захотелось бы все бросить. Я принадлежу к той породе людей, которые могут сильно гнуться, но никогда не ломаются. Пока человек жив – выход есть. Он может вообще лежать на поверхности. Просто надо успокоиться и открыться новой информации. Зачастую мы не можем найти правильного решения из-за предыдущего опыта и убеждения в том, что уже знаем, как должно быть. А ведь может быть совсем по-другому. Нужно бороться со стереотипами восприятия и открываться к творчеству!

Источник: "Сегодня"

Новости партнеров

Новости партнеров