Главная Сегодня

На черном рынке донорских органов растут цены

"Запчасти" для украинцев: все уголовные дела развалились, препаратов почти нет

Кто-то меняет почку на Айфон, а кто-то готов отдать все Айфоны мира за почку. Мир не справедлив. Фото: appleinsider.ru
Кто-то меняет почку на Айфон, а кто-то готов отдать все Айфоны мира за почку. Мир не справедлив.
Фото:  appleinsider.ru

Наша газета не раз поднимала тему "черных трансплантологов", в том числе писала о тревожной ситуации в области биоимплантов, то есть своеобразных "запчастей для людей". Их создают по специальной технологии из частиц тканей, костей, сухожилий и пр., взятых от умерших. Но такая работа в Украине затормозилась. Причина: германская фирма "Т", которая, единственная в мире, создавала такие импланты по собственной технологии из частиц, отобранных в Украине, отказалась сотрудничать c государственным предприятием "Биоимплант" ввиду большого шума, поднятого правоохранителями вокруг "черных трансплантологов" в Украине. По слухам, первопричина "шума" не в том, что действительно в Украине много нарушений в этой области, а в том, что якобы так однажды доложили президенту Виктору Януковичу. Он же, говорят, поручил генпрокурору Виктору Пшонке "усилить" соответствующую работу… И пошла команда вниз, в том числе в МВД: выявить и наказать!

"Чистка" началась, и в 2011—2012 годах, согласно ответу МВД на запрос "Сегодня", расследовалось 9 уголовных дел, которые потом все закончились ничем, никого не осудили. В 2013 году МВД возбудила два таких дела, но само же и закрыло их: одно в связи с отсутствием состава преступления, второе — по отсутствию вообще события преступления. До суда в конце прошлого года дошло дело касательно сотрудников Ивано-Франковского облСМЭ, его закрыла уже Фемида, не найдя там следов преступления. Такое же дело в Черниговской области, которое вела СБУ, тоже закрыто еще на стадии следствия, рассказал нам адвокат Игорь Черезов. Во втором деле, расследованном СБУ, эксперт освобожден от уголовной ответственности, сообщили "Сегодня" в Службе. И так далее (напомним, что суд в Киеве также несколько месяцев назад закрыл скандальное дело о якобы "черных трансплантологах" из института Шалимова). Вывод очевиден: дела возбуждались по конъюнктурным соображениям и ни одно из них (!) не нашло подтверждение в суде. Зато последствия этого правового беспредела для больных людей в Украине оказались катастрофичными. Оказалось, ныне, даже по сравнению с прошлым годом, все совсем плохо, биоимпланты в Украину из нашего сырья не поставляют вообще, тысячи людей остались без возможности восстановить здоровье, превратились в инвалидов. Это стало темой нашего журналистского расследования.

Говорит директор Государственного предприятия "Биоимплант" МОЗ Украины, доктор медицинских наук Игорь Алещенко:

— На сегодня совместное с Германией производство биоимплантатов пол-ностью прекращено. Причина — несправедливо негативный имидж украинской биоимплантологии и нашего предприятия, которой был создан правоохранительными органами. Какие тому причины, нам трудно сказать. Но страдает множество людей, ведь количество наших пациентов росло из года в год. В 2004 году, когда мы начинали, их было примерно 400—500 человек, в 2011 году, перед тем, как все рухнуло из-за действий правоохранителей, количество пациентов доходило до 3500 человек, от новорожденных до пожилых людей.

На фоне острого дефицита препаратов произошло резкое изменение их стоимости в большую сторону. Украинское здравоохранение успешно использует биоимплантаты "тутопласт", совместно изготовленные с немецкой фирмой "Т". И наши специалисты доверяют этим препаратам. К тому же, других подобных изделий медицинского назначения в стране просто нет, их никто не производит и не привозит. Потому мы вынуждены поддерживать украинский рынок таких продуктов и покупаем их у фирмы "Т". Но если раньше, много лет подряд, препараты изготавливались из первично обработанных донорских тканей, поставляемых нами из Украины, то теперь мы такой возможности лишены. Компоненты донорских тканей поставляют на "Т" другие страны, мы покупаем лишь готовую продукцию, да и то далеко не в полном перечне, что нам требуется. А разница для наших больных — в цене, которая выросла примерно в 7 раз. В зависимости от объема продукции, формы упаковки и прочих факторов раньше стоимость у нас начиналась примерно с 200 гривен за единицу и до 3000. Сегодня то, что стоило 1000 гривен, обходится пациенту около 7000. Сюда с 2011 года вошел еще НДС, непонятно почему введенный на столь важную для здоровья людей продукцию. Это еще 20% от цены. Пациенты вынуждены искать эти средства, так как есть операции, где заменить "тутопласт" ничем невозможно. Нас порой упрекали, мол, почему вы часть работы (изъятие, подготовку и первичную обработку тканей) делаете в Украине, а остальное — в Германии. Но мы пока, к сожалению, не можем воссоздать технологию, равную той, что у "Т". Хотя научный потенциал и специалисты у нас есть, но найти 5 млн евро на постройку производственных мощностей оказалось невозможно.

О ЗАКОНАХ. Что же произошло? Правоохранители возбудили ряд уголовных дел против наших партнеров, судмедэкспертов, имеющих право отбора донорской ткани для производства биоимплантатов. Для этого использовались разные способы. Например, возбудили дело, мотивируя тем, что, мол, было обусловлено, что отберут столько-то образцов, а на деле забрали больше. Но законодательство не устанавливает в таких случаях объем отбираемой донорской ткани. И с родственниками невозможно заранее точно согласовать этот объем, ибо в процессе вскрытия обнаруживается, что такие-то ткани брать можно, а другие — нельзя (например, по причине их болезни). Тем более, что в письменном виде упомянутый объем с родней по закону не оговаривается. Новый закон о трансплантации, который лежит ныне в ВР, уникален, я бы сказал, в мировой практике. Он почему-то предполагает презумпцию согласия для органов и презумпцию несогласия — для тканей. Получается, что почку можно будет изъять без согласия родственников (по умолчанию, если нигде не зафиксировано иное, как на Западе), а хрящик у мертвого тела — нельзя. Есть еще один законопроект, который тоже зарегистрирован, но там, на мой взгляд, еще больше проблемных мест. Например, вводится понятие "эмоционального донорства", то есть когда донорство от живых основано на доверии, уважении и симпатии, а не на родственных узах, как сейчас. То есть если некто Х. симпатизирует некому Н., то может ему отдать на этом основании свою почку.

gfgf
gfgf

Биоимплант: без помощи — даже новорожденные

Доктор меднаук Игорь Алещенко продолжает рассказ о трудностях в области биоимплантологии Украины, возникших на фоне ряда возбужденных и развалившихся на следствии или в суде уголовных дел. К сожалению, это коснулось и детей:

— В ОХМАТДЕТе делают уникальные операции по спасению новорожденных, у которых кишечник после рождения напрямую контактирует с внешней средой. И если брюшную полость не закрыть, ребенок погибнет через 2-е суток. В свое время мы совместно с учеными и практическими хирургами больницы разработали уникальную технологию постановки такой "заплатки" из перикарда, изготовленного по технологии "тутопласт-процесс". Каждый год таких детей в Украине рождается от 80 до 100 и только "тутопласт" помогает им выжить. Раньше дети успешно таким образом и лечились, причем по доступной цене: "заплатка" обходилась родителям от 800 до 1300 гривен. Сейчас стоимость многократно выросла, но главная проблема в другом: таких препаратов в Украине просто нет. Даже если у мамы при УЗИ-скрининге плода выявят такой дефект его развития и заранее позвонить в Германию с просьбой найти препарат, то далеко не всегда просьба будет удовлетворена. Ведь те страны, у которых "Т" берет донорский материал, потом изготовленные из него препараты забирают обратно себе, как и мы делали ранее. Поэтому продать нам можно только то, что осталось. А этого очень мало. Но даже если так, то мы должны минимум за 12 недель обсудить такой вопрос. К тому же у нас сейчас нет оборотных средств, потому мы вынуждены требовать у пациента предоплату: говорим, что постараемся заказать на "Т" необходимый препарат, но это будет через 2—3 месяца и нужно сразу оплатить 50% цены. А в срочном порядке это вообще нереализуемо.

Раньше в СССР и других странах были лаборатории, которые сами отбирали мертвые ткани, как-то обрабатывали, потом имплантировали. Но когда в 1980-х годах появились болезни типа ВИЧ, возникла опасность заражения. Появилась необходимость найти такие технологии, которые бы смогли уничтожить все эти вирусы, но при этом обеспечивали биомеханику (проще говоря, чтобы пациент потом мог бегать и прыгать) и способность к регенерации ткани. Это смогли сделать немецкие ученые. Продукция "Т", как любое лекарство или изделие медицинского назначения, прошла, и не раз различные испытания и государственную регистрацию, ныне действующее свидетельство выдано до 2016 года (перерегистрация раз в 5 лет). Потому мы стараемся восстановить полноценное сотрудничество с этой компанией и показать, что в Украине вовсе не происходят массовые нарушения закона в этой области. Их на самом деле нет. "Биоимплант" за 9 лет 18 раз проверяли международные инспекции, 8 из США и 10 — из Европы. Об этом мало кто знает и мало кого так дотошно инспектировали. Причем проверялось все, от квалификации персонала до, извините, наличия пыли под холодильником, продолжалась каждая инспекция несколько недель. Нарушений не было.

Хирург: "На западе уже пересаживают лица"

Рассказывает главный ортопед-травматолог Киева, руководитель городского ортопедического центра эндопротезирования, хирургии и реабилитации, заслуженный врач Украины Александр Косяков:

— Нередко, к сожалению, в результате болезни или травмы у того или иного человека возникает дефект кости, который может привести к инвалидности. Мы уже научились заполнять эти костные дефекты в достаточно большом объеме. Но, понятно, нужно иметь, чем заполнить дефект. Для этих целей во всем мире существует так называемый "костный банк", аналогичный банку крови, спермы, роговицы и т. д. На деле это морозильная камера с температурой минус 70—80 градусов. Там хранятся фрагменты кости, удаленной при определенных операциях (например, при эндопротезировании суставов), но пригодной для дальнейшего использования (вживления) у других пациентов. Но это за рубежом, мы такого не делаем, так как нет технических возможностей, да и юридически вопрос в Украине не решен. Поэтому для нас оставался единственный путь — использовать для регенерации кости и заполнения дефектов "тутопласт", который имеет уникальную способность перестраиваться в костную ткань. Результаты оказались очень хорошими. Например, поставили когда-то человеку эндопротез сустава (металлический аналог сустава). Со временем он расшатался и разрушил часть кости, на которую опирался. Дефекты бывают очень большими, но тутопластом мы их спокойно заполняли, кость восстанавливалась, человек переставал быть инвалидом. Вот я как-то делал операцию девочке. Причем до меня ее оперировали 5 раз. Мы использовали очень много "тутопласта", чтобы построить ей определенную конструкцию, но это принесло хороший результат. Причем у нас, в Украине, есть уже уникальный опыт подобных операций, мы им делились в России, в Грузии, в Польше, в Греции… Когда процесс заготовки трупной ткани для "тутопласта" шел в Украине, мы могли планировать заранее, какие фрагменты нам будут нужны в будущей работе. И цена таких фрагментов была относительно невелика, самый большой фрагмент мог стоить до 3—4 тысяч гривен, обычно существенно меньше. Тогда как на Западе — столько же в долларах или евро. Это, собственно, не цена трупной ткани, а це-
на работы с нею.

Но правоохранители по каким-то своим соображениями (у меня на сей счет есть свое мнение) возбудили ряд уголовных дел в этой области, что и оттолкнуло немецких партнеров от сотрудничества с Украиной. Ситуация резко ухудшилась, и теперь мы не можем сами заказать, что хотим, а довольствуемся тем, что останется на той же фирме. Или ничего не останется… Потому что заготовки идут уже не в Украине. К тому же даже небольшие фрагменты размером, скажем, полтора на полтора сантиметра будут стоить уже не 1000—1500 грн, а 7—8 тысяч… Конечно, мы пытаемся найти другие пути, но пока ничего не находим. Правда, есть научные разработки по созданию искусственных препаратов, например, из солей кальция, но опыта в их применении у нас нет. Наверное, придется пробовать, пытаться их применять. Хотя я видел опыт такого применения и, честно говоря, не удовлетворен. Эти препараты встраиваются в кость, но не перестраиваются в нее. Получается, что людей больных немало, им можно было бы помочь в Украине за небольшие деньги, но нет "тутопласта", нет костного банка, и пациенты от этого страдают. Я, например, перестал уже что-то заказывать у "Биоимпланта", потому что не удовлетворяет ассортимент и по цене дорого, так что "отодвигаю" этих нуждающихся пациентов в какое-то неизвестное будущее.

Обидно, что с подачи некоторых правоохранителей СМИ раздули негативную кампанию о якобы "черных трансплантологах". А ведь во многих цивилизованных странах посмертное донорство принято, люди завещают свое тело для последующего использования врачами. В некоторых государствах — по моральным соображениям, а в некоторых люди, подписавшие донорский лист, получают при жизни льготы в медицинском обслуживании. Причем кое-где уже делают даже пересадку лица! Берут кожу с мышцами, нервами, и тот, кто был без лица (например, после аварии или страшного ожога), становится похож на умершего, чье лицо ему досталось. Пересаживают конечности: руки, ноги… И родственники умершего идут на это, если нет завещания самого донора. Люди понимают, что это достижения человечества, медицины, а не издевательство над ушедшим из жизни. В этом большой смысл. Во-первых, это помощь живым нуждающимся. Во-вторых, если кто верит в сакральные вещи, можно предположить, что если частица умершего человека (фрагмент кости, роговица и т. д.) становится частью живого, то, может, и частица духа продолжает жить? На мой взгляд, только люди с низкой культурой считают, что человек должен быть обязательно сожжен или похоронен целиком, и в этом некое высшее благо. Я этого блага не понимаю, потому что ежедневно сталкиваюсь с больными людьми, страдающими от такого "блага".

"Нужен диалог с правоохранителями"

Ситуацию для "Сегодня" прокомментировал бывший руководитель Координационного центра трансплантации органов, тканей и клеток МОЗ Украины (с 5 марта с.г. — первый замминистра) Руслан Салютин. По его мнению, главная причина неблагополучной ситуации — в отсутствии в стране по-настоящему эффективного органа, системно занимающегося проблемами трансплантологии на всех этапах. Необходимо создание такого центра, как это сделано в Польше, или службы трансплантации, как в Великобритании. Тогда как возглавляемый им ранее Центр, бывший когда-то фактически центральным органом исполнительной власти, за последние годы утратил многие полномочия, превратился больше в научное учреждение.
— Что касается правоохранителей, я не буду комментировать их действия, — заявил Салютин. — Нужна координация тех специалистов, которые изымают органы или ткани, с врачами, которые непосредственно занимаются пересадкой. И развитие "Биоимпланта" я вижу только в стройной системе общей службы трансплантологии. Вообще, я считаю, что такого рода предприятие должно иметь полный цикл в Украине — от забора тканей до поставок готовых биоимплантатов. И государство должно взять на себя функции социальной помощи людям. Ведь, например, пересадка роговицы стоит примерно 8 тысяч гривен. А выплаты инвалиду 1-й группы — 14—15 тысяч ежегодно. Наверное, выгоднее оказать человеку такую помощь (ведь медицина у нас государственная и бесплатная по закону), чем платить больше каждый год. Эта служба должна также проводить совместный нормативно-правовой мониторинг с нашими правоохранителями. И тогда не будет больше инцидентов с так называемыми ложными "черными трансплантологами". Нужен цивилизованный диалог специалистов-трансплантологов с правоохранителями.

Мнение эксперта: страдают больные

Говорит руководитель столичного Бюро СМЭ Владимир Юрченко:

— К сожалению, работа наших врачей по изъятию частиц мертвого тела, нужных живым, приостановлена. Эксперты напуганы уголовными делами, судами, да никто и не просит у нас ничего в этом плане. Вся эта программа свернута, хотя, считаю, это неправильно, ибо от нее была большая польза людям, пациентам больниц. Теперь больные страдают. Причем страдают простые граждане с небольшим достатком, ибо те, кто побогаче, спокойно могут лечиться за рубежом, где все в разы дороже, чем было у нас.

Что касается контактов с родственниками, взятия у них разрешения на забор тканей, то это было по-разному. В некоторых СМЭ эту не очень приятную функцию брали на себя сами эксперты, в некоторых отказались это делать, и юридическую часть брал на себя "Биоимплант". Но в любом случае норма о взятии разрешения четко выдерживалась. А басни о том, что где-то обещали взять одну косточку, а взяли полтрупа — досужие разговоры, ни в каких документах не регламентируется количество и наименование тех частей, которые подлежат изъятию. Но на эту тему начались спекуляции, за которые и ухватились правоохранители, возбуждая уголовные дела. Может, здесь есть законодательная недоработка, возможно, следовало бы включить в документ по разрешению перечень того, что будет изъято. Хотя я с этим не согласен: неправильно разрешать, скажем, взять только бедренную кость, а пяточную — нет. Должна работать сама идея донации — я разрешаю или не разрешаю. К тому же, по моему мнению, из этой "разрешительной" системы надо вывести родственников. Они не имеют отношения к умершему телу. Разве жена или сын создали его, чтобы иметь возможность распоряжаться после смерти? Нет, это Господь создал. А чтобы избежать подобных неприятностей, наиболее оптимальный вариант — законодательно ввести презумпцию согласия на посмертное донорство, как это было в Советском Союзе, да и сейчас во многих развитых странах. То есть если человек при жизни не запретил изъятия фрагментов тела после его смерти, значит, их можно брать, и родня тут ни при чем. И все решают медики, если часть трупа может спасти живого человека, значит, надо это делать. Это по-настоящему гуманно.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь