Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Субботние истории от Олеся Бузины: Как Петлюра за "Арсенал" и канализацию воевал

Великое и смешное. До чего же жалко, что в Украине не снимают собственное кино! Какой замечательный материал пропадает! Хотя бы так называемое Январское восстание в Киеве, вылившееся в битву между большевиками и петлюровцами за завод "Арсенал" и… городскую канализацию. Сколько крови и дерьма ждет своего художественного воплощения!

Атаман. Во время январских боев 1918 года бывший журналист Петлюра проявил себя агрессивным и одновременно благородным лидером
Атаман. Во время январских боев 1918 года бывший журналист Петлюра проявил себя агрессивным и одновременно благородным лидером

Захват Крут открыл красным дорогу на Киев. В прошлую субботу Виктор Ющенко помянул добрым словом полегших там студентов, по своему обыкновению многократно завысив их цифру. Впрочем, президенту простительно. Ведь он в истории дилетант, а хороших историков в его окружении нет.

СТУДЕНТЫ ВЕТЕРАНЫ. От себя добавлю: под Крутами сражались еще те "студенты". Например, студент Омельченко – в прошлом штабс-капитан российской императорской армии, имевший за плечами Первую мировую войну. Этот опытный головорез студентом стал только в 1917 году, поступив в Украинский Народный университет. Именно он командовал 1-й сотней Студенческого куреня. Его заместителем был вообще гимназист последнего – восьмого класса – Павел Кальченко. Просто слезами обливаешься, пока не узнаешь, что этот "школьник" по совместительству имел еще и чин прапорщика. К учебникам он вернулся прямо из окопов.

Подавляющее большинство "крутян" -- отнюдь не детки, как кому-то кажется, а тертые калачи, обладавшие уже до Крут солидным боевым опытом. Меньше всего они похожи на нынешних чахлых учащихся вузов, отравленных "дринками" и драпом и избавленных от необходимости служить в армии. Нет! Не таблетками "экстази" вставлялась тогдашняя молодежь! У нее были "наркотики" покруче – уличные бои и ночные налеты.

Те же, кто действительно смахивали на тинейджеров, вели себя, как настоящие спецназовцы. Уже во время подавления Петлюрой Январского восстания в Киеве, два гимназиста, только что вернувшиеся из-под Крут, подкрадывались к красногвардейцам в районе Золотых ворот с тыла, набив свои ранцы ручными гранатами. У работяг-большевиков на них рука не поднималась – как же можно убивать мальцов? А те вытаскивали вместо школьных чернильниц гранаты и отправляли сторонников учения Маркса-Энгельса к праотцам, чтобы они могли проверить: действительно ли правы материалисты или загробный мир все-таки существует? Много народу на "переменках" положили!

В ЧУЖОМ ГОРОДЕ. В начале XX века назвать Киев украинским можно только условно. Большинство жителей города считало себя либо великорусами, либо малороссами – представителями двух ветвей единого русского народа. Фраза из летописи: "Киев – мать городов русских" была не историей, а действительностью. В 1917 году разделение внутри этой группы произошло не по этническому, а по классовому признаку. Рабочие поддерживали большевиков. Интеллигенция, буржуазия и дворянство стояли за белую "единую и неделимую Россию".

Значительную часть киевлян составляли поляки, остававшиеся тут еще со времен Речи Посполитой. И, естественно, очень мощной и многочисленной группой была еврейская община. Состоятельная ее часть держалась от революции в сторонке, выжидая лучших времен, а малоимущий, но горючий и преимущественно вкусивший образования элемент бросился в революцию, поставляя кадры для партработников и чекистов. Дора Иткинд, Яков Гамарник, Александр Горвиц, Исаак Крейсберг – имена вождей киевского Январского восстания говорят сами за себя.

По сути, украинцы в 600-тысячном городе были в меньшинстве. Центральную Раду поддерживали только некоторые военные части. Как известно, под те же Круты отправилось только 118 студентов и гимназистов – преимущественно из Кирилло-Мефодиевской гимназии и Украинского Народного университета. А где же остальные? Где студенты Политехнического института, Университета св. Владимира – крупнейших киевских учебных заведений? Где старшеклассники более чем тридцати казенных и частных гимназий? Где не меньше десяти тысяч бывших царских офицеров, находившихся на тот момент в городе?

НЕЙТРАЛЬНЫЙ КИЕВ. Подавляющее большинство из них осталось в сторонке от противостояния "красные – украинцы", не чувствуя его своим. Только некоторые из них присоединились к петлюровцам. Например, упоминаемый в мемуарах штабс-ротмистр лейб-гвардии Кирасирского его величества полка, приставший к гайдамакам и воевавший на их стороне с большевиками в своих серебряных погонах и бело-желтой фуражке. Удивительно он смотрелся в одном строю с гайдамаками в красных кожаных штанах и шапках со шлыками! Этот офицер погиб в последний день киевских боев. Но слова этого молодчаги вошли в историю: "В таком виде и желаю умереть!" Он был прав – значительную часть из тех офицеров, кто не вышел тогда на улицы, большевики расстреляли сразу же после вступления в Киев.

Восстание на "Арсенале" должно было начаться не 15 января по старому стилю, как это произошло в действительности, а, по крайней мере, неделей раньше. Но среди сторонников Центральной Рады оказался очень энергичный и инициативный человек – комендант Киева Ковенко. Он разнюхал, что на заводе готовится выступление, и в ночь на 5 января с отрядом вольных казаков после короткой перестрелки ворвался на завод и захватил все оружие. В ту же ночь его люди отобрали винтовки и пулеметы на судостроительной верфи, механическом заводе и в мастерских Политеха. Весь конфискат свезли в дом №7 по Московской улице – буквально рядом с "Арсеналом".

И тут украинцев предали. Причем, солдаты части, носившей самое украинское название, какое только можно представить – Полк имени Шевченко! "Шевченковцев" поставили охранять склад на Московской, а те слили инфор

Киевские красногвардейцы. Среди них тоже преобладала молодежь
мацию киевскому партийному комитету да еще и пообещали немедленно поддержать восстание.

КРАСНЫЕ ВЫЛЕТАЛИ ИЗ ГОСТИНИЦЫ "ПРАГА", "ЯК ЖАБИ"

Впрочем, этому есть объяснение. Солдат-шевченковцев не купили за сало. Они действовали из идейных побуждений. Большинство из них совсем недавно служили в Петрограде в лейб-гвардии Волынском полку – том самом, который начал Февральскую революцию 1917 года, а потом сделал и Октябрьскую. Только два месяца назад их перевели в Киев, и они унесли большевистские традиции с собой. "Своими" для них были красногвардейцы, а не Петлюра и Грушевский.

"Ворохобницьке повстання почалося вночі на 16 січня, -- писала в те дни газета "Нова Рада". -- Большевицька "червона гвардія", прихиливши на свій бік частини полків ім. Шевченка та Сагайдачного, вже давно розагітованих большевицькими брехнями, засіла в арсеналі на Печерську й звідти почала обстрілювати місто. Зчинився бій між повстанцями та українськими військами і вільним козацтвом, що рушили на оборону місти й обложили арсенал, силкуючись вибити звідти ворохобників".

Благодаря фильму Александра Довженко "Арсенал", эти события именно под таким названием и вошли в массовое сознание. А на самом деле, у выступления киевских большевиков было еще три очага – Подол, Шулявка, где отряд красногвардейцев сформировал завод Гретера и Криванека (ныне "Большевик") и Главные железнодорожные мастерские.

На самом деле, "Арсенал" только отсиживался в обороне. А самой боевой частью оказался отряд подольских красногвардейцев. Вверх по Андреевскому спуску они прорвались в самый центр города и были остановлены только у Золотых ворот – буквально в пяти минутах ходьбы от здания Центральной Рады. Тут разгорелся жесточайший, стоивший красным 60 человек, бой за гостиницу "Прага" -- здание на углу Владимирской и Прорезной. Теперь на нем висит мемориальная доска, сообщающая, что тут жил писатель Ярослав Гашек. А до революции находились знаменитые "номера", куда водили проституток господа-офицеры и студенты. В комнатах, где совсем недавно предавались плотским утехам, засели большевистские пулеметчики. Штурм гостиницы шел, как в боевике. Один отряд украинцев прорвался на крышу, а другой – при поддержке двух броневиков и гранат ворвался на первый этаж. Через несколько минут большевики полетели, по словам одного из очевидцев, "як жаби", с последнего этажа. Руководил обороной "Праги", по воспоминаниям участников штурма, опубликованным в львовском издании "Літопис Червоної Калини" в 1938 году, бывший юнкер-еврей Константиновского училища – как видим, и со стороны красногвардейцев воевало много молодежи.

Главной ошибкой восставших была нескоординированность действий. Пока подольская красная гвардия шла в наступление, остальные отряды не проявляли активности. Главным достижением шулявских красногвардейцев во главе с киевским поляком Всеволодом Довнар-Запольским стал 1 февраля (по н.ст.) захват Кадетского корпуса. Теперь в этом здании возле Воздухофлотского моста находится Минобороны Украины. А тогда никакого моста не было. Поднятых ночью с постели кадетов – по сути детей – ограбили до нитки и тем ограничились. Но улица Довнар-Запольского и соответствующая трамвайная остановка на Дегтяревской до сих пор существует в Киеве. Кстати, самому Довнару было только девятнадцать. Он погибнет в конце 1919 года.

Зато накануне, 31 января, "великую победу" одержали арсенальцы. Около полуночи в кромешной тьме они вылезли из своего логова на заводе через канализационные коллекторы и, прокравшись на склоны Днепра, захватили водокачку. Киев остался без воды! В элитных квартирах Липок дерьмо зависло в унитазах. Досадили таки буржуям! Все мемуаристы из интеллигентных слоев в один голос описывают этот "ужас". Рабочие кварталы подобными трудностями было не испугать – там не было таких удобств.

Между боями. Петлюровский командир вместе с невестой
ОТБИТЬ ВОДОКАЧКУ И СПАСТИ УКРАИНУ!

Наступил переломный момент. Судьба сражения повисла на волоске. Или Центральная Рада захлебнется в экскрементах. Или поднятой "волной" захлестнет самих большевиков. И тут 2 февраля (по старому – 20 января) в город ввалился Симон Петлюра со своими гайдамаками. Их театральный вид наводил ужас даже на своих. Вот как описывает встречу с живым гайдамаком еще один сторонник Рады Всеволод Петров: "Смужкова шапка з червоним шликом, голена голова з довгим чорним оселедцем за вуха та свіжим шрамом від кулі, та нерухоме самовпевнено залізне обличчя маніяка – аномальної людини, нібито справді воскресший гайдамака прастарих часів"… То, что раньше видели только в пьесах, забегало по

"Маніяки". Грозные хлопцы пугали даже своих театральными "оселедцями" и шлыками на шапках
улицам!

Но кроме "театра", у Петлюры были еще и пушки. На следующий день артиллерия в упор пробила пролом в стенах завода, куда хлынули эти красношлычные "черти". Интеллигент Петлюра (даром, что ли, до революции был журналистом и бухгалтером!) приказывал стрелять так, чтобы не повредить монумент Кочубею и Искре. Сейчас на его постаменте торчит крошечная горная пушечка возле метро "Арсенальная". "Стріляйте так, щоб пам’ятник оставався цілий!" – приказывал атаман, щадя культурные ценности.

3 февраля около 6 часов вечера колонна Петлюры из гайдамак и солдат полка им. Хмельницкого ворвалась на завод. Кое-кого перебили. Остальных, как стадо, согнали в кучу во дворе. "Кілька ще завзятих арсенальців-більшовиків виявили були спротив, але скоро переконалися, що даремно, – вспоминает учасник штурма П. Выдыбайло. – Всі добровільно віддавали зброю. Багато оборонців арсеналу поховались по пивницях, іще довго хлопці вишукували і витягали перестрашених людей, навіть жінок і дітей, не роблячи жодної кривди нікому і збирали їх на одному з арсенальських дворів… Багато з них жалувало свою вчинку"…

ЗА ОГРОМНЫЙ ГОРОД ДРАЛИСЬ КУЧКИ ЛЮДЕЙ

"Красивую" идею замочить всех на месте пришлось оставить из-за гуманизма Петлюры. Разгоряченных атакой гайдамак, уже направивших пулеметы на толпу, остановил лично атаман: "Коли хочете розстріляти їх, то розстріляйте перш мене! Це ж робітники… Між ними може є чимало несвідомих українців, і ви їх хочете розстріляти? Я того не дозволю, першу кулю в мене!"

Пленных построили по четыре и отконвоировали к казармам возле Лавры. Напрасно горсовет переименовал улицу Январского восстания в Мазепы. Именно ей и носить бы имя Петлюры! Это место, где он проявил, как военные способности, так и подлинное благородство, редкое в гражданской войне.

Во время уличных январских боев за Киев сражалось всего 1940 украинских бойцов и чуть больше 2 тысяч красных повстанцев. Значительную часть из них тоже составляли украинцы – поддавшиеся на пропаганду большевиков подразделения полков им. Шевченко и Сагайдачного. Понтонеры, располагавшиеся через дорогу от Арсенала, остались в стороне боя и с удовольствием продавали рабочим оружие и патроны. А полк Богдана Хмельницкого разделился. Часть его сражалась на стороне красных, а другая – штурмовала взбунтовавшийся завод.

Это были самые жестокие уличные бои за всю историю города со времен монгольского нашествия. Сторонники Центральной Рады оказались энергичнее, смелее, а их командиры – более грамотными, чем руководство большевистского ревкома. "Арсенал" – одна из немногих украинских побед. И очень жаль, что уже вынашиваются планы разрушить стены этого завода и застроить его высотками. Настоящие патриоты Украины не имеют права позволить жадным пройдохам от бизнеса – пришельцам в Киеве – уничтожить часть этой нашей общей славы.

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров