Главная Сегодня

Янтарный квартал имени Леонида Кучмы

Впервые в Украине в административном названии появилось имя второго президента Украины. Так жители села отблагодарили его за свою "социальную революцию".

Село Янтарное в степном Красногвардейском районе полуострова еще в советские времена прославилось на весь Советский Союз как Крымская Голландия благодаря своим тюльпанам. В те, лучшие для совхоза "Мир", времена цветочная поляна была рекордной для Европы — площадью 120 гектаров. После лихих и независимых 90-х тюльпанов в Янтарном стало, конечно же, меньше, но в целом хозяйству удалось выстоять под кризисными ударами и перед соблазном раздела "социалистической собственности". Сегодня это вполне благополучное село с населением более 2 тысяч человек, у которого в XXI веке появилось еще одно народное название — Кучмовка. И связано это непосредственно с фамилией второго президента Украины.

КУЧМИХА. Даже в подробной биографии Леонида Кучмы вряд ли Янтарное будет упомянуто, но для местных жителей три его визита стали настолько значимыми, что в благодарность за добрые дела на общем сходе граждан было принято единодушное решение — назвать именем Леонида Даниловича Кучмы квартал пятиэтажек. И пока что Янтарное остается единственным населенным пунктом Украины, где увековечено имя второго президента страны. Ни в его родном Чайкино, ни в Днепропетровске, ни тем более в Киеве на такую инициативу никто не осмелился. Все, что было сделано в 2003 году для этого села по поручению президента Кучмы, директор янтарненского хозяйства (сейчас это крымский агроцех №55 ММК имени Ильича) Андрей Лобунский иначе как "социальной революцией" не называет. Меньше чем за год там появился газопровод, асфальтированные улицы и одна из трех лучших по оснащению школ Крыма (две другие — в "Артеке" и Украинская гимназия в Симферополе тоже, кстати, из числа реализованных проектов Кучмы—Кирпы). И все селяне знают, что для них еще долго актуальными оставались бы дрова и уголь, если бы к ним не переехала жить одна пенсионерка из Львова — Людмила Викторовна Чимисова. Однокурсница, студенческая подруга Леонида Даниловича. Кучмиха, как ее теперь называют в Янтарном.


Леня в ДГУ. Красавец-парень

В деревенский дом, поближе к родственнице, Людмила Викторовна вынуждена была переехать из городской квартиры во Львове после смерти своего мужа. В конце 90-х ей с пенсией простого инженера было нелегко продержаться, и казалось, что в селе жизнь будет дешевле. Из-за этих проблем она и пропустила одну из встреч однокурсников — выпускников физтеха Днепропетровского госуниверситета (выпуск 1960 года). Они регулярно собираются уже полвека – поначалу раз в пять лет встречались, а с возрастом перешли в режим ежегодных собраний. Одним из идейных вдохновителей этих встреч был Леонид Кучма — заводила из 523-й группы. Душой этой большой компании была и Люда Чимисова. И вдруг она пропала — на письма и звонки не отвечает! Обеспокоенность товарищей разделил и Леонид Данилович, тогда уже президент страны.

"Ребята потом мне рассказали, что они сделали запросы по паспортным столам сначала Львова, потом Крыма, — с улыбкой вспоминает Людмила Викторовна. — Ответ с моим адресом проживания получили быстро с неожиданной припиской от крымской милиции: "По уголовным делам не проходила, в криминале не замечена". А уже на следующей встрече друзей, в 2003 году, Леонид Данилович, со свойственной ему непосредственностью, заботливо интересовался: "Люда, а что ты такая невеселая?" И Люда рассказала, как уехала в деревню с наивной надеждой на тихое счастье, а столкнулась с кошмарными бытовыми проблемами — жизнь без тепла и горячей воды. "Углем печь топлю, воду в ведре кипятильником грею, — рассказывала друзьям Людмила Викторовна. — В селе газа нет со времен развала СССР". "Будет тебе газ, Люда, — заверил подругу Леонид Данилович. — Я же как раз лично курирую вопросы газификации Крыма". И эту проблему стали решать незамедлительно. Янтарным срочно заинтересовались чиновники самых высших рангов.

Повезло и местной школе, где не было капремонта со дня ее постройки в 1979 году. Появились окна и двери со стеклопакетами, в аудиториях — мебель под цвет обоев, два лингафонных кабинета, компьютерный класс, в спортзале — ковровое теннисное покрытие, у девочек для уроков по домоводству – настоящие электроплиты и швейные машинки, столовая на 200 мест с итальянским кухонным оборудованием... Все, о чем только можно мечтать в школе!

ТАБЛИЧКА ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

"Кто тут у нас только ни был, — вспоминает Андрей Лобунский. — И Литвин, и Медведчук, и Кирпа, и даже Ющенко. Не говорю уже о руководстве автономии. Трубопровод вели ударными темпами. Специалисты работали на совесть, и наши люди помогали. Ведь предыдущий год село вообще без отопления осталось: разморозило центральную теплотрассу. И тут такое счастье! Огромный объем работ был проделан в два раза быстрее обычных сроков, и наметили дату запуска газа и первый визит президента — на 25 июля 2003 года. Не прошло и полгода! И я на собрании озвучил перед своими специалистами предложение — в благодарность назвать в честь президента квартал с первыми домами, где наши люди зажгут газ на своих плитах. Все меня поддержали".

Фото М. Львовски

Квартал президента. Единственный в стране в честь Кучмы

В Янтарном был сход граждан – народ тоже идею одобрил, и дальше по всем инстанциям, от сельсовета до райцентра, было утверждено название микрорайона (несколько пятиэтажек) на улице Кубракова — квартал имени Леонида Кучмы. За день до приезда президента на первом доме появилась табличка. Но Лобунскому пришлось 24 часа еще продержаться под натиском сомневающихся чиновников из Симферополя и Киева. Директора хозяйства упрашивали, убеждали и заставляли снять ее — боялись скандала: "Это не в ваших полномочиях! Это же нескромно!"

— Я всем отвечал: "Есть у нас такое право, читайте закон о самоуправлении", — говорит Андрей Григорьевич. — Кучме об этом так никто и не сказал. Для него это стало сюрпризом. После того как он зажег газовый факел, начался митинг. Подытожил все сельский голова, зачитав решение сессии о присвоении кварталу имени Кучмы. И указал рукой на табличку — дом же рядом, метрах в 50. Только тогда ее Леонид Данилович и увидел. Для него это стало неожиданностью. Мне даже показалось что он слегка побледнел, возникла пауза на несколько секунд и потом президент сказал: "Спасибо вам, люди, но это мой долг".

ЛЮДМИЛА ЧИМИСОВА: "РЫЖИЙ БЫЛ ЛУЧШИМ И В ПРЕФЕРАНСЕ!"

Фото из личного архива Л. Чимисовой

Встреча одногруппников. Кучма и Людмила Чимисова в Янтарном

В Янтарном знают и дети, и взрослые, что экономических чудес в селе, не умаляя трудовых достижений местных жителей, не было бы, не появись там Людмила Чимисова. И в шутку и всерьез ей неоднократно поступали предложения о переезде в другие села Крыма от директоров и председателей: "Приезжайте к нам жить, мы вам хороший дом дадим". С надеждой, что и у них появится шанс на революционные изменения к лучшему. Но Людмила Викторовна пока остается в Янтарном. Там ее связи и организаторские способности востребованы на полную катушку — она уже несколько лет депутат сельсовета, курирует вопросы образования. Теперь встречи с однокурсниками не пропускает, на одной из них по поводу квартала своего имени Кучма с иронией сказал ей: "Ну, если кто-нибудь сделает больше меня, я буду только рад, если его переименуют". В своем кругу, по словам Людмилы Викторовны, Кучма остается все тем же заводилой, шутником.

— Вы понимаете, явление нашего курса просто уникальное, — рассказывает Людмила Викторовна. — Много у нас вышло и ученых, и заслуженных людей. В конце каждой встречи Леша ко всем обращается: "Вы ж смотрите, в следующем году обязательно приезжайте".

— А почему Леша, а не Леня?

— Да как-то так повелось еще со студенческой поры — Леша, Леха. Даже сейчас вам никто и не скажет, почему так. Ну, и еще у него прозвище с той поры – Рыжий. Он же блондинистый такой и кликуха — Рыжий, он никогда не обижался на это. Тут без подковырки какой-то. Вот, у нас, например, Юра Мошненко — сейчас известный ученый, он худой, так его до сих пор, несмотря на все его регалии, Тонким зовут. Мне, если ребята звонят, то сообщают: "Тонкий будет, и Рыжий должен приехать". Они у нас и тогда были самые модные парни. Первыми надевали то брюки-клеш, то ушивали потом в "дудочки". По субботам у нас танцы были — во внутреннем дворе общежития, и помню, пиджак друг у друга одалживали. Один танцует, другой в комнате ждет.

Еще в моде туфли узконосые были и, особый шик, тонкие бабочки. Никаких зарисовок — Леха идейным неформалом был, неиссякаемый источник идей. Где он — там гитары, пластинки, потом катушечный магнитофон появился. Ну и, конечно же, преферанс! Безо всякого подхалимажа скажу, ребята соврать не дадут, он лучше всех играл.

— Могли тогда предположить, что лидер компании станет лидером страны?

— Он, конечно, всегда оригиналом считался, талантливым специалистом, но чтобы вот так сказать, что из него выйдет президент, — нет, никто, конечно, не ожидал. И было приятно узнать, что он не забыл нашу дружбу, хотя забот у него было — сами понимаете, сколько. А ведь казалось, что после назначения премьер-министром к нему уже не достучаться. Ничего подобного, кто к нему ни обращался — он помогал. Но у нас все люди скромные, лишний раз не докучали. Он сам прошел этот путь, встал на ноги: из далекой деревни, безотцовщина, нищета, жил как все на стипендию. Поэтому знает, что людям нужно помогать. В нашем селе все жители подходят и говорят: "Давай, говори ему, пусть баллотируется на новый срок. Мы будем за него голосовать.

— Как вы отнеслись к "оранжевым" событиям, когда на киевском Майдане кричали: "Долой кучмизм"?

— Для меня это было очень больно и для многих моих однокурсников тоже, когда начали обливать его грязью, заговорили о "кучмизме". Я очень переживала, потому что знаю и уровень его образования, и его отношение к жизни, ко всему окружающему, и те дела, которые он сделал. Он делал все возможное на тот момент, чтобы страна стала независимым государством. Он же технарь, знает, как одно решение вытекает из другого — шаг за шагом. Но он же не Бог, чтобы все сразу стало прекрасно и все были бы счастливы. Сейчас все становится на свои места, люди видят разницу, что было и как стало.

КИТОБОЙ В СТЕПЯХ УКРАИНЫ

Фото М. Львовски

Китобой. В степь из Севастополя раритет перевез Григорий Лобунский

В Янтарном есть оригинальные достопримечательности. Посреди полей, вдали от моря возвышается мачта с мостиком, а за ней рубка китобоя. В начале 80-х в село это все перевез из Севастополя Григорий Лобунский — сейчас пенсионер, а тогда завгаражом. "Я председателем общества охотников был и решил необычный охотничий домик сделать, — рассказывает он. — Решил подобрать что-то на базе по разделке судов в Севастополе. Договорился и по частям перевез фрагменты. Понадобилось пять машин-тяжеломеров и разрешение ГАИ". А еще раньше в Янтарном появился памятник ветеранам-водителям. В середине 70-х Лобунский разыскал грузовик времен войны — ЗиС-5. Ходовой раритет числился за севастопольской школой №30 — завхоз на ней продукты в столовую возил. Григорий Яковлевич выменял его на ГАЗ-52 из своего гаража. С мужиками установили авто, как памятник. Говорят, если слегка подшаманить, его можно завести и поехать.

Фото М. Львовски

Полуторка. ЗиС-5 выменяли на ГАЗ-52, чтобы поставить на постамент

КАК ЛЕТЧИК КУБРАКОВ СПАС ШКОЛЬНИКОВ

Возможно, янтарненская школа — одна из немногих, где до сих пор на стене висит портрет президента Кучмы. Вернул Леонид Данилович к жизни эту школу, и там это не забывают. Как помнят и подвиг военного летчика, капитана Виктора Кубракова. Ему посвящена основная экспозиция школьного музея.

11 мая 1979 года во время тренировочного полета Ту-22М (близ села базировался авиаполк) двигатель дал сбой — оторвавшаяся лопатка турбины пробила топливный бак, и произошел взрыв. Самолет Кубракова начал разрушаться в воздухе. По траектории, как потом рассчитали эксперты, он должен был упасть на школу, где шли занятия. У Кубракова оставалось всего 45 секунд... Он успел нажать тумблер катапультирования – спас свой экипаж (три человека), а ведь при тех перегрузках невозможно было и руку поднять, и успел включить форсаж двигателя, что пробросило самолет на пару сотен метров дальше от школы. "Я помню тот день, — говорит завмузеем Елена Коваленко. — Нас, третьеклассников, отпустили гулять перед продленкой. Мы были на улице, когда кто-то закричал: "Самолет горит!" Я поднимаю голову, огня не видела, только что-то промелькнуло серебристое, и потом — страшный взрыв. Земля содрогнулась! Так страшно было. В голове не укладывалось: войны нет, а самолеты падают... Ту-22М упал в 30 метрах от виноградника, где только закончила работу бригада и ушла. У каждого из них от страха осталось свое воспоминание. Говорили, что обгорелое тело на парашютных стропах висело, а это просто обгоревший парашют был".

Летчика похоронили возле школы, сейчас на его могиле — мемориал. Каждый год в Янтарном собираются ветераны полка, у могилы почетный караул школьников. И всем казалось, что за янтарненской школой закреплено имя Виктора Кубракова. Но бумаг на этот счет нет. Это выяснилось, когда из Киева по линии Минобразования пришло рекомендательное письмо — подобрать для школы имя достойного персонажа из украинской истории с известным перечнем: от казацких гетманов до бандеровских предводителей. Теперь жителям Янтарного придется доказывать, что у них уже есть свой Герой и выбирать им не надо.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь