Главная Сегодня

Один день за кулисами театра имени Ивана Франко

"Золотой" мундир Ступки, шляпы-города, постижеры и стойкие солдаты-актеры

Зал. Так непривычно видеть его пустым. Но уже к вечеру он снова наполнится гулом и людьми
Зал. Так непривычно видеть его пустым. Но уже к вечеру он снова наполнится гулом и людьми
Фото: Анатолий Бойко

Это у нас, смертных, все обычно: пять дней работаем, два законных выходных, и снова привет — день тяжелый, понедельник. А вот у творческого состава Национального академического драматического театра имени Ивана Франко понедельник начинается во вторник (в выходные они работают, а в ПН — отдыхают).

Мы, с фотографом Толиком Бойко, подтягиваемся к служебному входу к 11:00: примерно в это время в театре начинается планерка, на которой собираются генеральный директор, режиссеры, худрук. Собираются для того, чтобы все распланировать, разобраться с делами и обсудить хозяйственные вещи (от перемены ламп в прожекторах до наличия фур для перевозки декораций).

Планерка проходила в просторном зале: стулья по периметру, под потолком — хрусталь люстр, по углам — два рояля. Обсуждали предстоящие гастроли по городам Украины. После — дисциплинарные вопросы.

"Я, конечно, рад, что наших актеров сейчас стали чаще звать в кино и на ТВ, — говорит гендиректор Михаил Захаревич. — Но это не значит, что должен останавливаться репетиционный процесс. Актеры обязаны вписываться в режим работы театра. И репетировать с 11 и до 14, или с 16 и по 18. Иначе все разбалансируется...".

Народ вздыхал, но соглашался.

Царство декораций

Наш гид по театру — заведующая литотделом театра Наталья Пономаренко: во Франко она работает уже больше 30 лет! Она ведет нас закоулками коридоров (человек неподготовленный легко тут затеряется) в светлый зал — цех декораторов (территориально располагается прямо над сценой).

Уже в цеху мастера с гордостью показывают нам: "Вот машина из спектакля "Три товарища", а эта деревянная девушка-красотка — нос корабля из "Скупого".

В гигантских мешках, что сложены под стеночкой, мирно отдыхает "одежда сцены" — задники спектаклей. Чего тут только нет — глаза разбегаются! Вон там в углу мирно сопит картонная голова носорога, на шкафу "плывет" модель каравеллы. На стенах — яркие картины — работы сотрудников цеха.

Шляпы-города

От декораторов логично топаем к бутафорам. Там кипит работа, стрекочут-раскаляются Зингеры (настоящие!), и потому мы всех слегка раздражаем: "Ходят тут всякие". Но на них сложно обижаться: пусть ворчат — они волшебники, им все можно. И если я максимум на что способен, так это вбить в стену гвоздь, то эти ребята творят такое, что дух захватывает! Нет ничего, чтобы они не могли сотворить. Нужна карета — не вопрос! Доспехи из пластика, которые не отличишь от металлических? Сейчас покурим, и все будет. А их шляпы-города (на фото!) — к спектаклю "Санация". Это же произведение искусства!

Всю армию актеров-франковцев обслуживает 120 человек технического персонала — мастера, работающие в бутафорском, реквизиторском, осветительном, пошивочном, звуковом цехах. Мне кажется, что все они — почти фанатики, до потери пульса влюбленные в свой театр, что они вообще не спят, живут только своей работой — иначе как они все успевают?!

new_image10_111

Бутафор. Андрей Нирод и шляпа-город

Одежда всех эпох

Побывать в театре и не заглянуть в костюмерную? Это ж кем надо быть, чтобы такое пропустить. Для девочек тут раздолье — платья и наряды всех времен и эпох. Вон — платье Натальи Сумской, а вон — перчатки из "Фигаро" (если надпись на пакетике не врет, то их три пары), а там — мантия из "горностая". Тяжелая — 7 ­килограммов королевской роскоши, как-никак!

Мужчинам, впрочем, тоже сложно удержаться: я с удовольствием примеряю широченные, как Черное море, штаны пажа. В них можно еще троих таких, как я, запихнуть — и еще место останется.

С особым трепетом примеряю старинный мундир статского советника — поговаривают, что он остался в наследие от театра Соловцова (актер и драматург Николай Соловцов — именно в стенах его стационарного театра работают нынче франковцы. — Авт.). Работа — уникальная: сложная, витиеватая вышивка золотой нитью. Этот мундир в спектакле "Карьера Артуро Уи" одевал Богдан Ступка, затем в нем играл Богдан Бенюк, а сегодня — Дмитрий Ступка.

new_image6_235

Мундир статского советника, вышитый золотой нитью, носили Богдан Ступка и Богдан Бенюк

Кстати, именно в костюмерной я впервые воочию узрел "фижмы" — такой широкий каркас-скелет в виде обруча из китового уса, вставляемый под юбку для придания пышности фигуре (такая была дивная мода в ХVIII—ХIХ вв.). Чтобы более точно втемяшить в мою голову, "что есть фижмы", завкостюмерным цехом Валентина Ряжечкина даже любезно примерила эту конструкцию на себя (смотрите фото-галерею).

Я долго и нудно пытался узнать: "А сколько у вас тут этого добра хранится — в количественном эквиваленте?", но точную цифру мне так никто и не смог назвать — костюмов тысячи! И шьют все это добро тут же, при театре. Здесь существует два пошивочных цеха: отдельно мужской и женский. Труд не просто кропотливый — адский. К примеру, наряды для "Трех товарищей" разрабатывали и воплощали в жизнь около четырех месяцев!

Постижеры

Есть в театре и свои постижеры — люди редкой профессии: мастера по изготовлению париков и усов, бакенбард и шиньонов. Причем 99% продукции изготовляется из натуральных волос! В небольшой комнате, где хранятся все изделия, сразу обращаешь внимание на парик "под колпаком" — в стеклянном "аквариуме" гордо возвышается роскошный парик а-ля Людовик XIV. Оказалось, он изготовлен из волос буйвола. Уникальная вещь!

new_image5_291

Усы. Из натуральных волос

На репетиции

Посчастливилось нам побывать сразу на двух репетициях. Первая — прогон бенефиса актрисы Людмилы Смородины (спектакль смотрите 13 октября) — примы театра. Театралы хорошо знают Людмилу Геннадьевну по ее ролям в спектаклях "Царь Эдип", "Ричард III", "Дамы и гусары", "Назар Стодоля", "Чайка". Актриса, как тот стойкий оловянный солдатик, — пришла на репетицию с температурой 38. Но глядя на то, как она легко порхает по сцене, перешучиваясь с режиссером, — даже нам успела ладошкой помахать, — об этом в жизни не скажешь! Может, это и банально, но все-таки не зря говорят: сцена лечит.

Вторая репетиция — и снова с настоящей легендой — Галиной Яблонской (в январе в театре будут отмечать ее 90-летний юбилей!). Она и сегодня активно занята в репертуаре театра, при этом пребывает в чудесной актерской форме и дает огня куда более молодым коллегам! Я сам видел, как она репетирует "Самотню леді", не обращаясь к бумажкам-шпаргалкам. При этом то и дело вносит какие-то правки и что-то предлагает: "Я тут подумала: а может, мы вот такую штуку сделаем?". Надо отдать должное ее "напарнику" Александру Печерице — выносить такого партнера тяжко, но так почетно!

В театр Галину Гиляровну принимал сам Гнат Юра. А в легендарном "Назаре Стодоле" ее партнером был великий Амвросий Бучма!

Вот правда, пишу эти строки, в которых что не имя — то Планета, и аж не верится, что так бывает (в сознании не умещается)! При этом Яблонская... не влюбиться в нее просто невозможно! Она — сильная, но в то же время кокетливая, — до самых кончиков ногтей... Репетирует и незаметно так поглядывает на журналистов, мол, как я вам. Не знаю, но мне кажется, что таких, как она — единицы. Неповторимая и ­уникальная.

new_image7_196

В гримерке. Алексей Богданович и Людмила Смородина

Под сценой

Киевоведы знают, что театр расположен на территории бывшей усадьбы профессора Меринга. А если быть совсем точным, то здание (постройка была окончена в 1898 году!) расположено аккурат на месте озера... Нынче это озеро все еще существует, но оно почти осушено. Но если спуститься под сцену театра, то можно увидеть небольшой источник (какой театр еще может этим похвастаться?). Снимаешь крышку — и слышишь, как переливается чистая вода. Ощущение совершенно дивное.

А над колодцем — поворотный сценический круг. Тоже старинный — 1919 года. И ведь как строили — надежно работает и по сей день!

Михаил Захаревич: "О театре книгу писал целых 18 лет"

new_image12_62

Гендиректор — о грядущем столетии театра и его легендах, оболганном Гнате Юре и памятнике Ступке

— Михаил Васильевич, я с удовольствием прочитал вашу книгу "Национальный академический драматический театр им. Франко...". Это не книга, а целая реконструкция всей истории театра. Такой пласт информации — как вы его поднимали?

— Спасибо на добром слове. На самом деле это не коммерческий проект. Книгу я писал для своих — для наших актеров, франковцев. Мне хотелось, чтобы они знали, где работают. Каждому из них, включая технических сотрудников, было подарено по экземпляру. Как поднимал... Было сложно. Я 18 лет работал над книгой. Изучал архивы, документы. Я же сам из Винницы, а театр Франко родился именно в этом городе. Так что, можно сказать, тут личное.

Кроме того, в этой книге мне хотелось восстановить доброе имя Гната Юры (основатель театра. — Авт.), которого обвиняли в том, что он предал Леся Курбаса, в результате чего Курбас был осужден и расстрелян.

— В каждой строчке книги чувствуется, что вы неподдельно восхищаетесь Юрой...

— Это так. Это не просто актер, не просто режиссер. Это — величина. Нужно иметь большую смелость, чтобы спасать актеров Курбаса, который попал в опалу (расстрелян в 1937 году. — Авт.), приглашая их работать в свой театр. А он умудрялся лавировать между капельками. Ставить честные спектакли и при этом не гневить тех, кто был у власти. Это искусство.

— Мы с вами разговаривали год назад. И вы показывали мне проект памятника Богдану Ступке...

— К сожалению, пока все осталось на том же уровне. Есть проект, нет средств. Обычная история.

— Вы говорили, что работаете над книгой, посвященной Сергею Данченко (худрук театра с 1979-го и по 2001 год), с которым проработали 11 лет. Как все продвигается?

— Книга почти готова. Нужно еще съездить во Львов — неделю-другую покопаться в архивах, пообщаться с людьми, которые его знали. Сама книга выйдет к столетию театра, которое уже не за горой (в 2020 году. — Авт.).

— Вы уже готовитесь к ­юбилею?

— Конечно. Мы подготовили книгу про корифея театра — Анну Борисоглебскую, в свое время она работала еще у Садовского. Далее — выпустим книгу о периоде художественного руководства театром Богданом Ступкой. Также уже написан сценарий документального фильма о театре, и мы его обязательно снимем. Кроме того, куда ж мы без премьер: сейчас нашим режиссерским штабом мы ведем работу по формированию репертуара на 2018—2020 годы. Так что работы у нас много, и нас это радует!

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь