Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Главная Сегодня

Сегодня весь мир празднует день пожилых людей: чем живут украинцы, которым исполнилось 400 лет на четверых

Украинские долгожители чинят правнукам игрушки и пишут научные труды

Секрет долголетия прост: "Когда человек настроит свою душу, как скрипку, на добрый тон, то никогда не потеряет себя и свои силы"
Секрет долголетия прост: "Когда человек настроит свою душу, как скрипку, на добрый тон, то никогда не потеряет себя и свои силы"

Сегодня — Международный день пожилых людей. Его провозгласили в 1991 году — чтобы нашим дедушкам и бабушкам доставалось чуть больше внимания, чем обычно. К этому празднику мы собрали истории украинских долгожителей, проживших уже около (и даже больше) 100 лет и сохранивших бодрость духа и интерес к жизни. Они поделились своими рецептами долголетия и дали советы, как оставаться счастливым вопреки всем невзгодам.

ДОЛГОЖИТЕЛЬ ИЗ ОДЕССЫ. У одессита Павла Дмитриевича Тюхтяева — 102 года жизненного опыта, две дочери, двое внуков и пятеро правнуков. Причем младший из них родился в 2014 году — разница в возрасте с прадедушкой у него ровно 100 лет! Ведь южанин-долгожитель Павел Тюхтяев родился в 1914-м — когда началась Первая мировая война, и Одесса стояла на пороге больших перемен. Детство его пришлось на бурные годы гражданской войны, в городе то и дело менялась власть и лилась кровь. Однако способному юноше удалось пробиться из тьмы тревожных 30-х годов: он поступил в одесский Институт инженеров водного транспорта и отучился. Не успел порадоваться диплому (стоял 1940 год), как сразу получил повестку в армию, служил в бронетанковых и автомобильных войсках, а там и война началась…

new_image11_27

В годы молодости.

Закончил ее Павел Тюхтяев в звании полковника. Работы для талантливого инженера в полуразрушенном городе было хоть отбавляй: долго работал главным инженером авторемонтного завода, а затем перешел в наставники: 24 года отдал Политехническому институту. Сначала был начальником учебной части, а потом преподавал охрану труда и автомобильное дело. "Вся моя жизнь связана с техникой. Я и до войны работал шофером, мотористом на водной станции. Свое дело очень любил и никогда не боялся работы, — рассказывает Павел Дмитриевич. — И теперь стараюсь без дела не сидеть: сам чиню, что могу, правнукам игрушки ремонтирую".

Павел Дмитриевич — фанат автомобилей и техники, у него в хозяйстве побывало три мотоцикла, причем после войны — настоящий "Харлей" с коляской, о чем пенсионер вспоминает с гордостью. "Я участвовал в гонках на мотоциклах на Одесском ипподроме и даже занимал первые места! Моя жена всегда приходила меня поддержать, вдохновляла меня", — рассказывает ветеран.

Супруга всегда была рядом, поддерживала и помогала. А ведь когда молодые поженились, ей было всего 17 лет — кто бы мог подумать, что этот союз будет длиною в жизнь! Пара прожила душа в душу 61 год. "Думаю, мой главный секрет долголетия — это надежный тыл, — рассказывает одесский старожил. — Я сделал правильный выбор и счастливо прожил с избранницей всю жизнь. Где бы я ни был, даже во время войны, я знал, что жена ждет меня дома, и это согревало. У меня вообще очень хорошая любимая семья. Всегда мы жили дружно, и сейчас близкие мне очень помогают".

new_image10_30

Павел Тюхтяев. Бережно хранит коллекцию наград.

Геннадий Киркевич: вернул разворованное в Украину

У Геннадия Киркевича — удивительная биография. Он родился незадолго до революции, 7 сентября 1916 г., на Крещатике в доме №38, — cейчас на этом месте здание Киеврады. В 1940 г. окончил Киевский политехнический институт, и вскоре, будучи лейтенантом, был призван в армию. Служил в Молдавии, там и встретил войну. Все, что Геннадию Александровичу пришлось испытать в течение 1941-го, он и сегодня вспоминает со слезами на глазах: из молоденьких лейтенантов, сражавшихся на передовой, до Дня Победы дожили единицы. "Вот уже 10 лет, как нет в живых никого из моих однополчан, я единственный остался, — грустно вздыхает ветеран. — Всякое случалось: бывало, бежим по дну оврага, а сверху немцы из танков по нам, как в тире! Днем отсиживались в лесопосадках без еды и воды, а передвигались по ночам. Дважды ползком пересекали линию фронта при выходе из окружений. Было, что и местные нас сдавали".

В бою под Каховкой лейтенант Киркевич получил серьезное ранение, был направлен военной комиссией в Саратов на курсы командиров батальонов. Медицинская комиссия признала его ограниченно годным к строевой службе в облвоенкомате Ростова, но, слегка окрепнув, уже спустя год Киркевич напросился в действующую армию к своим. Только в мае 1944-го Геннадий Александрович, основательно измученный войной и ранами, был уволен в запас и вернулся в родной Киев. "Город было не узнать: дома разрушены, центральные улицы превратились в узкие тропки между груд кирпичей, а по бокам стояли остовы зданий... Дом, где прошло мое детство, превратился в развалины", — вспоминает старожил.

new_image4_127

Во время войны.

ЖУКОВ, ПИВО И ТЕХНИКА. Работать Геннадию Александровичу довелось в Совнаркоме Украины. Там он в буквальном смысле по крохам собирал разворованную экономику республики: тогдашний председатель Совнаркома Никита Хрущев принял решение разыскать и вернуть в Украину все, что в годы войны из нее вывезли, и эту задачу поставили лично перед Геннадием Киркевичем. Сотрудничать предстояло с маршалом Жуковым, который в 1945-ом уже был командующим I Белорусским фронтом. "Отправляюсь я к маршалу. А Никита Сергеевич его и спрашивает: что, мол, из Украины передать? "Все у меня есть, — ответил Жуков, — только давно мечтаю об украинском пиве", — рассказывает ветеран войны. — Шутки шутками, а в самолет таки загрузили два ящика лучшего киевского пива, которые я и доставил полководцу. Взамен получил удостоверение: "Военный Совет I Белорусского фронта". С этим мандатом Киркевич с сотрудниками обшарили все местечки, где скрывалось вывезенное оккупантами оборудование, составили точный перечень и отправили в Киев — всего около сотни эшелонов с техникой.

Еще целый год Геннадий Киркевич руководил отделом Управления по возврату оборудования, проконтролировал сотни составов с драгоценными станками и тракторами, а потом с одним чемоданчиком и потрепанным радиоприемником вернулся домой. Хотя, говорит, были и такие, что и фронта не нюхали, а привозили из Германии целые вагоны трофеев. "Таким бессребреником отец был всю жизнь, даже занимая важные должности. Он 28 лет проработал в Совете Министров УССР, 8 — представителем Украины в комитете по газу в Комиссии ООН в Женеве, курировал строительство газопровода "Дашава—Киев", по которому столица республики получила свой первый газ, — рассказывает сын ветерана Виктор Геннадьевич. — При его участии Украина обзавелась газовыми хранилищами для закачки голубого топлива. И спустя 40 лет, когда началась "газовая война" с Россией, каждому ясно, насколько они важны".

ВИТАМИН ЗДОРОВЬЯ. Не последнюю роль в долголетии Геннадия Александровича сыграла умственная активность. "Он постоянно читает книги, смотрит телевизор, интересуется делами города и страны. Буквально на днях (а ему уже пошел 101-й год) попросил меня передать нашему мэру, что необходимо восстановить закрытые троллейбусные маршруты, потому что троллейбусы не загрязняют столичный воздух", — говорит Виктор Геннадьевич. Сейчас дедушка, недавно отметивший 100-летний юбилей, практически ничего не слышит: сказалась давняя фронтовая контузия. Однако до последнего он, по словам сына, ни на кого не полагался и все по дому делал сам. Сейчас правнуки приносят ему на дом продукты, но готовит и убирает Геннадий Александрович самостоятельно. "Всю жизнь по утрам делал зарядку, и сейчас проводит ежедневную процедуру — массаж рук, — рассказывает Виктор Киркевич. — Но секрет долголетия, думаю, не в этом: просто отец всегда очень любил и уважал людей. Он — удивительно позитивный человек".

new_image5_102

Юбиляр. Секрет долголетия — любить и уважать других людей.

Иван Шуст: знает 5 языков и пишет мемуары

Рабочий день 95-летнего ученого-морфолога (наука о форме и строении организмов) из Тернополя Ивана Васильевича Шуста традиционно начинается в 6:00. Несколько простых упражнений для бодрости, водные процедуры и завтракать. "Мы с супругой жаворонки, ведь родились и выросли в селе. Вот и просыпаемся с первыми лучами солнца", — признается собеседник и вздыхает: уходят силы, здоровье уже не то... Еще в прошлом году он ходил с женой на рынок, а теперь вот 88-летней Галине Филипповне приходится самой тянуть сумки с продуктами. "Да нам много не надо: муж завтракает, как истинный англичанин: яйцо всмятку, бутербродик и черный кофе с молоком. Но в 11:00 — второй завтрак: овсянка, снова кофе или чай с бутербродом", — рассекречивает рецепт долголетия жена.

Несколько лет назад супруги решили поститься, полностью отказались от мяса и чувствуют себя прекрасно, но свежий салат, овощи и фрукты обязательны каждый день. Порции небольшие, но едят 5 раз в день. "Скажем, на обед я варю нам две большие картофелины, поджариваю лук на растительном масле и поливаю сверху. Ну и обязательно супчик или бульон", — дополняет супруга ученого. И, улыбаясь, признается: "Думаю, долголетие мужа — это моя заслуга".

Иван Васильевич был единственным ребенком в семье, рос очень болезненным. Будущий ученый — из патриархальной крестьянской семьи, в старой глинобитной избе жили дед и бабушка, отец с матерью и Иван. Возле дома был большой огород и сад. Отец Василь умел прививать деревья, поэтому со всей округи обращались к нему за саженцами. А еще он самозабвенно любил театр, и где бы ни бывал, обязательно ходил на спектакли местных актеров. Не пропускал он и дома представления странствующих театров, а на все выступления обязательно брал с собой сына. Так что вскоре Иван научился мастерить из папье-маше маски для представлений, которые ставил на сельской сцене отец.

new_image7_70

В молодости. Мечтал о медицине.

Но тяжел и изнурителен крестьянский труд. Иван был подростком, когда главный кормилец тяжело заболел. "Думаю, у отца был артрит: суставы рук и ног опухли, больно было двигаться. Мать — в слезы: "Жатва начинается, пшеница осыпается, кто нам все скосит?" — вспоминает собеседник. Тогда невысокий, худенький Ваня молча взял отцовскую косу и пошел в поле...

Несмотря на все невзгоды, родные очень хотели, чтобы мальчик учился, вот и отдали в сельскую школу. "В комнате стоял гул, как в пчелином улье, ведь одновременно занималось 2 класса — девочек и мальчиков. Периодически гул прерывали удары линейкой по парте и пальцам нерадивых учеников и детские крики. Особенно усердствовал священник на законе Божьем. Учились мы 7 лет: в 3-м классе обучение продолжалось 2 года, а в 4-ом — три", — продолжает долгожитель. Помолчав, признается: "Я так хотел иметь среднее образование, но учеба в гимназии стоила дорого". Тогда Иван занялся самообразованием — брал книги у ровесников-гимназистов и ходил в соседнее село к дяде Игнату, собравшему скромную библиотеку.

Неизвестно, как бы сложилась судьба способного парня, если бы не Вторая мировая. Сначала забрали отца, а уже на следующий день пришла повестка и сыну. Воевал на 1-ом Украинском фронте, войну закончил в Германии, в Нижней Силезии. С детства Иван Шуст любил животных и, наблюдая за ветеринаром, мечтал понимать язык зверушек, научиться их лечить. Но на войне, увидев тысячи смертей, решил: "Если выживу, обязательно выучусь на медика". Вернувшись с победой домой, поехал во Львов. В приемной комиссии мединститута потребовали справку о мобилизации, и Иван вдруг испугался, что без документа его могут снова забрать в армию. "Тогда я перестраховался, и пошел в ветеринарный институт", — признается Иван Васильевич. К счастью, там документы приняли безоговорочно, а после окончания ему как отличнику предложили остаться на одной из кафедр. Через несколько лет он защитил кандидатскую, учил иностранные (всего знает их 5).

В 1958 г. перевелся в Тернопольский мединститут (ныне — медуниверситет им. И. Горбачевского), где и проработал 13 лет, в том числе — проректором по научной работе. С 1971 г. и до выхода на пенсию (28 лет) профессор И.В. Шуст возглавлял кафедру анатомии и физиологии человека Тернопольского педагогического института. Но и на заслуженном отдыхе ученый продолжает научную работу, особенно гордится монографией о кровеносных сосудах, написанной вместе с двумя сыновьями (оба — медики). Кроме того, он издал свои мемуары, сборник стихов и несколько книг юмора. В процессе написания — еще один научный труд.

new_image6_81

Ученый. Еще не бросает науку.

new_image8_47

Работа. Написал 20 книг.

Иван Говда: "Всегда верил, что вернусь на Родину"

Львовянин Иван Говда, которому вскоре исполнится 91 год, уверен: здоровье держится на доброте и счастье, которое — в том, что есть родные, друзья, профессия и даже возможность читать книги.

Первое, что приходит на ум после его слов: пожилой учитель повторяет заученные истины. Но когда узнаешь, что этот дедушка дошел до Эльбы во Второй мировой, получил ранение, пережил сталинские лагеря, побег, тюрьму, написал книгу и до сих пор играет на скрипке, — становится стыдно. "Я родился в селе Чернылява Яворовского района, в семье сельского дьяка. Пока была польская власть, два года учился во Львове в гимназии — был первым учеником в селе. Потом началась немецкая оккупация. Пришлось гимназию бросить: родители не могли помочь даже продуктами. Но при немцах в Яворове открыли учительскую семинарию. Я ее закончил, получив диплом учителя начальных классов. Там же научился играть на скрипке", — рассказывает Иван Федорович.

В 1944 году началась мобилизация, и молодых парней прямо без подготовки забрали на фронт. Боевые действия проходили в Польше: Иван Говда воевал в составе полка 121-й гвардейской стрелковой ордена Суворова дивизии. "Был случай, зимой переходили реку, а пушку тянула лошадь. Лед не выдержал, и мы провалились в воду! Просушились в польской хате, почистили пушку — и дальше воевать. После того как с боями прошли через Польшу, в 1945 году форсировали Одер, дошли до Эльбы (70 км от Берлина). А ранение получил за день до победы, 8 мая 1945 года, в чехословацких Судетах, куда нас передислоцировали", — вспоминает дедушка. Как лучший наводчик противотанковых пушек Иван Федорович имеет медаль "За отвагу" и орден Красной Звезды.

new_image3_150

Скрипка. Выручала в черные дни.

ЧЕРЕЗ ЛАГЕРЯ. С окончанием войны молодой фронтовик вернулся в родное село, намереваясь продолжить образование: диплом учителя, полученный при немецкой власти, "советы" признали недействительным. "Решил поступать на филфак Львовского университета. Учился заочно, работал учителем. А в 1947 году ночью к нам пришли… Всю семью арестовали — якобы "за связи с УПА", — рассказывает Говда. — Мне, фронтовику, было уже ничего не страшно, и я сбежал — по пути спрыгнул с поезда. А сестер, семи и двенадцати лет, деда, мать, отца — всех увезли в Сибирь".

Скрываясь, Иван уехал в Тернополь, где через фронтовиков устроился учителем русского языка. Учебу так и не бросил. "А во время сессии за мной пришли прямо в общежитие, бросили в тюрьму. Держали в камере с уголовниками, сначала во Львове, потом в Киеве, Москве, Вологде, Кирове... Приговорили к трем годам работ на лесоповале", — рассказывает бывший узник. "Отмотав" срок, Говда наконец увиделся с родными — их поселили в Кемеровской области, — и пошел работать грузчиком. "Лишь после смерти Сталина, когда началась "оттепель", смог поступить в институт, на немецкую филологию. Четыре года преподавал в местных школах. А когда дед и отец умерли, мы с мамой решили ехать домой", — вспоминает Иван Федорович.

ВОЗВРАЩЕНИЕ. Оно было горьким. В родное село не пустили: дом уже заняли чужие люди, начались скитания. Оставалось лишь устроить мать во Львове, а самому уехать в Николаевскую область сельским учителем. "Я всегда был очень набожным. Считал, что никогда не стоит принимать удары судьбы слишком трагично. Верил, что все будет хорошо, и в 1958 году мне таки удалось вернуться в родные края. В школе села Вижомля отработал 7 лет, там познакомился с женой, учительницей географии", — говорит ветеран. Педагогом Иван Федорович отработал около 50 лет: позже была школа для умственно отсталых деток, место учителя немецкого во Львове... Еще он вырастил двух сыновей, а теперь воспитывает внуков и сочиняет стихи и музыку (на счету — десятка два песен). "Когда человек настроит свою душу, как скрипку, на добрый тон, то никогда не потеряет себя и свои силы. Будь в мире с собой — и ты проживешь в здравом уме и бодром теле до глубокой старости", — убежден львовский долгожитель.

new_image2_175

Бывший узник. Настроил свою душу, как скрипку, на добрый тон.

Читайте самые важные и интересные новости на наших страницах Facebook, Twitter, Telegram

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров