Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Война: 64 года спустя

Участники ВОВ — о том, как их чуть не погубило сало, а спасли полицаи, и об охоте с Жуковым. А школьник, который снимает кино о войне с помощью "мыльницы", — о том, зачем ему это.

Поле боя. В кино, созданном школьником, все трюки настоящие. Пока их отработали, чуть не покалечили друг друга
Поле боя. В кино, созданном школьником, все трюки настоящие. Пока их отработали, чуть не покалечили друг друга

Принято считать, что интерес нового поколения к ВОВ ограничивается школьной программой. И то — из-под палки. Но все же есть среди нынешних детей те, кто интересуется событиями 1941—1945 годов по собственной воле. Как, например, школьники из села Любимовка Херсонской области. По инициативе 17-летнего Вячеслава Белого, с помощью обыкновенной "мыльницы", уже три года подряд рождаются фильмы о войне. Два из них на сегодня получили премии на фестивалях аматорского кино.

На вопрос: "Зачем тебе все это?", Слава горячо отвечает: "Я еще и еще раз отдаю дань уважения подвигу советских солдат. Лейтмотив моего кино: "Никто не забыт, ничто не забыто". Из уст современного подростка это звучит сильно и неожиданно.


Фрицы. Подарок местных милиционеров превратился в форму немцев

Свой первый фильм Вячеслав придумал и снял еще в 9 классе. "Однажды пришел и говорит: "Буду снимать кино", — вспоминает бабушка юного режиссера Феля Цезаревна, — и попросил помочь с костюмами. Я перебрала свои сундуки, походила по соседкам, вместе с внуком мы поработали иголкой с ниткой, и получились первые костюмы. Так я стала костюмером. После съемок стираю, сушу, чищу, вытряхиваю..." Еще один помощник Вячеслава — его младший брат Евгений. С помощью пиротехники он обеспечивает спецэффектами съемки боевых сражений. Также для кино мальчишка выпилил больше десятка точных копий солдатских ружей, винтовок и даже пулемет. А кровь, которой ребятам служила гуашь, теперь по совету бабули Славы заменяет сок свеклы, перетертой с сахаром: и полезно, и стирать легко.

Ребята с хохотом вспоминают первую съемку. Вооружившись и переодевшись, под руководством Вячеслава они играли сцену боя в полуразрушенном доме на околице. Евгений зажег дымовую шашку, Вячеслав скомандовал: "В атаку!" На пятом дубле приехала милиция, вызванная перепуганными селянками. Наряд допросил "хулиганов" и... помог списанной формой старого образца серого цвета — она так походила на немецкую! А еще милиционеры провели мастер-класс по обращению с оружием, нанесению ударов и стрельбе.


Бабушка. Придумала кровь в кадре

Ныне равнодушным не остался никто. Люди приносят вещи и утварь времен ВОВ. И у Вячеслава прибавился не только реквизит, но и увеличился штат актеров. Теперь к началу съемок боятся опоздать даже взрослые. Мамы со слезами на глазах изображают солдатских матерей, а бабушки и дедушки с удовольствием перевоплощаются в партизан. При этом погибших селян в кино изображают ныне здравствующие их внуки. После съемок Вячеслав сам монтирует фильм. На компьютере добавляет танковые и самолетные атаки, падающие с неба бомбы, рушащиеся дома. Сам делает музыкальное сопровождение и набирает титры. Свою домашнюю киностудию школьник назвал "Пионер пикчерз", в честь когда-то процветавшего в селе колхоза "Пионер". После развала Советского Союза от него остался алый флаг с гербом бывшего СССР, который бережно хранит Вячеслав.

Этим летом Слава снимет кино о еще одной войне — афганской. А пока шьются костюмы, подбирается реквизит, а актеры учат роли, парень готовится к поступлению на режиссерский факультет, объясняя свой выбор тем, что в истории ВОВ еще не все изучено.

ПОДАРИЛ ОТЦА ТРОИМ ДЕТЯМ


"Медалист" Андрон Руденко

Андрон Руденко — один из немногих, кто получил аж четыре медали "За отвагу". Особенно запомнилась ему первая: "Немец так попер, что пришлось срочно отступить. Миномет мы разобрали, а плиту от него, клятую, засосало в грязь. Немцы все ближе, уже и речь их слышна. Все побежали, а я залез в траншею и, как только танк подкатил ближе, положил гранату прямехонько под него. Из танка побежали "пассажиры". Двоих я из карабина положил, еще и плиту ту вытащил с товарищем".

По признанию Андрона Филипповича, врагов он не жалел: всегда мост заминировать или саперам подсобить вызывался первым. Но однажды сделал исключение: "После Яссо-Кишиневской операции по лесам да ярам много немцев осталось. Мы таких четверых встретили. Дабы не рисковать, пустили очередь. Но один спрятался за бук. Мы его окружили. Стоит он белый, словно глина. Хлопцы, конечно, с него первым делом сапоги и носки теплые сняли. Капитан скомандовал мне: "В расход его!" Метров двадцать прошли мы с ним, он поворачивается и показывает на пальцах: "Их хабе драй киндер". Я молчу. Потом стволом его так легонько в спину толкнул и говорю: "Нихт капут!" Поднимаю винтовку и показываю, что буду стрелять вверх, а ему машу рукой, чтобы бежал что есть сил. А он идет, знай, как молитву повторяет: "Их хабе драй киндер, их бин драй киндер..." Я пуляю вверх из карабина. А австрияк вместо того, чтобы бежать, падает наземь. Плюнул я в сердцах и пошел. И только через пару минут терновник зашелестел — австриец ушел. Очень надеюсь, что я сохранил детям папу.

ЗАЩИТИЛ ОТ ТЕРРОРА

"Я работал в команде смертников. В конце войны попал в лагерь для военнопленных и вместе с товарищами каждый день мог взлететь на воздух", — вспоминает 84-летний киевлянин Владимир Кропихин. Он выкапывал неразорвавшиеся авиабомбы, с которыми потом работали немецкие снайперы. Неосторожное движение могло стоить жизни, а в лагере ждали новые беды. "Из-за голода люди превращались в зверей. Баланду привозили в больших бидонах. Когда они пустели и половник уже не зачерпывал эту мутную жидкость, людям разрешали орудовать ложками. За несколько глотков устраивали драки", — рассказывает бывший узник.

Ближе к концу войны участились бомбежки союзников, лагерь решили переместить вглубь Германии. Во время очередного авианалета Владимир Иванович сбежал. Кров и защиту решил поискать у бюргеров. Постучал в один из домов, оказалось, что служанка русская, в начале войны ее увезли в Германию. Хозяином был жизнерадостный полный немец. "Я еще удивился: как это он с таким хорошим здоровьем и не в армии? Но расспрашивать не стал. Мне же сказали, что дадут приют, если я защищу их от русского террора. Я даже и не понял, что это такое, но согласился", — вспоминает ветеран. Позже выяснилось, что бывшие советские военнопленные формировали отряды и грабили немцев. Через несколько ночей парню довелось увидеть их воочию. "Разбудили, сказали: "Иди, там твои друзья". Вышел, стоят 5—6 человек с оружием. У одного даже фаустпатрон на плече. Спросили: "Ты кто такой?" Объяснил. Угостили сигаретой и сказали: "Ладно, передай "своим", что благодаря тебе не будем их трогать, а так сожгли бы".

В ГРОБУ ОТ ВЕРМАХТА

Украинский разведчик Юрий Цыба сражался с такой отвагой и доблестью, что заслужил уважение... немецких офицеров. Как вспоминают боевые друзья разведчика, в августе 1944 года их окружили эсэсовцы. Гитлеровцев было больше, и бой завязался неравный. Живым остался только Юрий. Раненый, он примкнул к другой группе разведчиков, но и она была окружена. Понимая, что на этот раз из-за тяжелых ран ему не уйти, Юрий взял огонь на себя и прикрывал товарищей до последнего патрона. Когда разведчик пал, один из немецких солдат подошел к трупу и пнул его. Его осадил офицер: "Этот солдат — герой. Вот так и вы должны защищать свою Родину". "Героя" отнесли в село, а перед похоронами выяснилось, что гроба для него нет. Тогда пораженные отвагой русского немцы приказали предать бойца земле в гробу офицера вермахта.

"СПАССЯ ОТ ФАШИСТОВ БЛАГОДАРЯ РУССКОЙ ЛЕНИ"


Игорь Юрьевич. После войны ветеран из разведчика стал пчеловодом

"О моих военных приключениях можно целый киносериал снять. Получится интереснее, чем "17 мгновений весны", — утверждает 85-летний киевлянин, ветеран-разведчик Игорь Валюшкевич.

Война застала его в оккупированном Киеве. Парень решил, что тоже станет воевать и непременно партизаном. И начались поиски оружия — где же его взять начинающему партизану? "Знакомые рассказали об одном офицере-дезертире, дескать, форму сжег, а наган выбросил в выгребную яму. Вот и стал я искать тот пистолет. Три дня шарил палкой по дну. Нащупал. Сделал крючок, выудил", — вспоминает Игорь Юрьевич.

Но оружие столь сильно пахло, что его пришлось вымачивать в реке. Амбре исчезло только после того, как парень сменил деревянные накладки на ручке пистолета. Потом он с помощью друзей вышел на будущего легендарного партизана Юрия Збанацкого (командир партизанского соединения, герой Советского Союза), и вместе с товарищами отправился в леса. Вскоре новоиспеченному партизану довелось воевать в диверсионной группе. "Уже столько лет после войны прошло, а я до сих пор побаиваюсь в поездах ездить... Вспоминаю, как их взрывал, как это было страшно. Те взрыватели с динамо-машиной, что у нас были, часто не срабатывали. Поэтому приходилось делать так: дернул за веревку, и бегом!" — говорит ветеран.

ЛИХОЙ. Через время в отряде Игоря Юрьевича появились разведчики. И совсем скоро он "переквалифицировался". Разведчики обучали его не взрывать и стрелять, а наблюдать за противником. Новым именем разведчика стало Лихой. Именно так он подписывал радиограммы. А прозвали так парня за один из боевых эпизодов. Разведчики жили в частном доме в городе Остер (Черниговская обл.) и собирали нужную информацию. А их сосед решил заработать 20 гектаров земли и круглую сумму рейхсмарками за то, что расскажет сведения о партизанах полиции. Спасло то, что немцы решили, что двух пацанов смогут взять малыми силами, впятером. Не тут-то было. Игорь с другом лихо отбили атаку, доскакали до леса и "помахали преследователям ручкой".

Лихой собирал нужную информацию в Украине, в Белоруссии, а когда немцы стали отступать, дошел за ними до Польши. Весной 1945-го дюжину разведчиков (украинцев, русских, поляков) во главе с Игорем Юрьевичем забросили в Восточную Пруссию. "Мы вырыли землянки и стали ждать следующего приказа. Пришла радиограмма: "Сможете обустроить взлетно-посадочную полосу?" Ответил "да", хотя и не понимал, для чего нужен аэродром", — рассказывает разведчик. Уже после войны он узнал, что был тогда лишь в сотне километров от ставки Гитлера и что Сталин хотел высадить десант и прорваться к бункеру с Гитлером, но передумал.

Хотя операция по захвату бункера была отменена, события в лесу разворачивались полным ходом. Группу Игоря Юрьевича ждал провал из-за... сала . "У одного из моих помощников прохудились сапоги, и он отправил двух бойцов в соседнее село к мастеру. Сапожник повертел в руках обувь, и говорит, мол, сегодня никак не смогу заштопать, подождите до завтра. И предложил переночевать в тайнике в сарае, где жили свиньи, которых прятали от военных (ведь "лишнюю" живность изымали). Ребята согласились, а на следующее утро их обнаружили, — вспоминает Игорь Юрьевич. — Хозяйка приготовила нашим парням на завтрак большую тарелку бутербродов со смальцем, но на беду в дом вошли гестаповцы. Такое количество снеди вызвало подозрения, что в доме больше людей, чем кажется. Дом обыскали и разведчиков нашли. Один, понимая, что плена не избежать, тут же пустил себе пулю в висок, второй испугался и взялся показать, где мы обитаем". На счастье, гестаповцы не стали ждать подмоги и брали разведчиков только своими силами. А их оказалось недостаточно. Атаку гитлеровцев удалось отбить, но информация о том, что в лесу находятся враги, — советские и польские воины, — уже летела к немецким контрразведчикам.

Вскоре наш герой с однополчанами попал в новую переделку — лес окружили немецкие военные. Но выбраться из кольца помог один из... полицаев. "У меня был агент из полиции. Он понимал, что война проиграна, и работал на нас. Так вот, мы с ним встретились, и он говорит: "Вчера обходил посты вокруг вас и услышал: "Русские свиньи, вы сюда воевать или спать, как боровы, пришли?" Оказалось, что один из секторов "закрывали" власовцы. Они ведь с ленцой относились к службе. Вот так мимо них мы глубокой ночью след в след и прошли", — вспоминает Игорь Юрьевич.

ОХОТА С ЖУКОВЫМ. Это всего лишь несколько эпизодов-мгновений из боевой биографии нашего разведчика, а их было никак не меньше 17. Вот, например, еще такой. В мае 1945-го Игорь Юрьевич охранял Жукова и даже был с ним на охоте в роли... загонщика. Об окончании войны узнал одним из первых и даже видел, как после подписания акта о капитуляции легендарный маршал пустился в пляс и закатил банкет. Простых солдат на него не пустили, но они сумели стащить со стола несколько бутылок дорогого коньяка и праздновали победу по-своему.

После войны Игорю Юрьевичу предложили продолжить службу в разведке. Но, поразмыслив, он отказался. "Товарищ отсоветовал: "Связей у тебя нет, в Европу тебя не отправят, а случись провал, будешь сидеть долгие годы в чилийской тюрьме. Оно тебе надо?"

Добавим, что уже много лет бывший разведчик занимается пчеловодством, лечит медовыми бальзамами собственного изобретения от множества болезней. Несмотря на столь почтенный возраст, его рукопожатие крепко, а когда вспоминает о войне, глаза загораются так, словно ему снова девятнадцать.

Анна Леонтьева, Александр Филь, Владимир Абрамов

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров