Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Анна Покровская – о том, как говорить с детьми о войне и воспитать психически здорового ребенка

Мы поговорили с детским психологом Анной Покровской о том, как говорить с ребенком о сложных вещах, что стоит за его истериками и как не упустить самое важное в современном бешеном ритме

Детский психолог Анна Покровская рассказала, как говорить с детьми о войне. Фото: Олег Батрак
Детский психолог Анна Покровская рассказала, как говорить с детьми о войне.
Фото: Олег Батрак

- С какими проблемами, связанными с воспитанием, чаще всего сталкиваются современные родители? В чем просят помощи у психолога?

- Пожалуй, самый распространенный запрос от родителей заключается в фразе: "Мы не понимаем, что происходит". Например, в школе ребенок узнал о существовании некоего компьютерного монстра Момо, который за всеми подглядывает и очень опасен. Мы с вами взрослые люди и прекрасно понимаем, что это выдумка. А ребенок начал бояться засыпать. Или просыпается в два часа ночи, приходит и говорит, что ему везде мерещится это существо. Разумеется, родители сперва самостоятельно пытаются работать с этим страхом, но в результате ничего не выходит.

В последнее время новые цифровые технологии создали существенную пропасть между большинством родителей и их детьми. Если раньше, побывав в школе, в детском коллективе, который ужасно истощает эмоционально, дети дома спокойно переключались и могли расслабиться. То сейчас все обстоит совершенно иначе. И, вернувшись из школы, они продолжают общение в интернете и соцсетях.

Тем временем родители стараются больше прокачивать когнитивные навыки – ребенок с года ходит в студию, что-то там лепит и может свободно на английском назвать все части тела созданной фигурки. Но при этом с эмоциональным интеллектом папа и мама не работают. Они просто не знают, как это делать. Они уверены, что если методы воспитания их бабушек и дедушек в свое время сработали на их родителях, а после и на них самих, то сейчас они проецируют эту модель воспитания и на своих детей. При этом особо не адаптируя ее под новое поколение.

dsc_4222
Детский психолог Анна Покровская
Фото: Олег Батрак

И когда ребенок рассказывает, что Момо существует везде, где подключен вай-фай, и может в любой момент навредить ему – родители теряются. Они не знают, что ответить, становясь таким образом менее авторитетными для своего ребенка. В то время как сам он точно знает, что за пределами дома получит какую угодно информацию.

Родителям приходится постоянно конкурировать с чем-то неосязаемым за внимание собственного ребенка, за свою авторитетность и за то, чтобы он именно к ним пришел со своей проблемой и им поверил. Нынешним взрослым сложно следить за всеми новыми веяниями, которых с каждым годом становится все больше – соцсетями, блогерами, чтобы подбирать необходимые ключики к общению с детьми. Плюс ситуация в стране напряженная, все на нервах, и никто не знает, как может измениться жизнь уже вечером – взять, например, введение военного положения. И эта постоянная тревога про завтрашний день очень отражается на контакте с детьми. А поскольку у тех есть возможность уйти "на сторону", занырнуть в сеть и спрятаться, они этим и пользуются.

- Выглядит как заколдованный круг. Если выход из всего этого?

- Есть такой специалист по детской психологи – Гордон Ньюфелд, создавший теорию привязанности. Именно на ее основе я регулярно даю родителям рекомендации. Очень часто приходится слышать: "Ребенок больше привязан к своим друзьям и все перенимает от них. Я хочу передать ему свои ценности, но уверен, что они не зайдут, поскольку мир изменился. А я не могу полностью перестроиться, став для него другом". И это как раз тот случай, когда необходимо возвращать иерархию.

dsc_4254
Детский психолог Анна Покровская
Фото: Олег Батрак

Современные родители в большинстве своем уверены, что идеальной моделью воспитания является принцип японцев, разрешающих детям абсолютно все до трех лет. Только мало кто задумывается, что у них совсем другая культура и менталитет. Сравните сказки и мультфильмы, на которых учатся японские дети. Мало кто знает, что на самом деле после трех в Японии родители ставят очень жесткие и четкие границы.  И, если уж на то пошло, в этой же стране самый высокий процент суицидов в мире.

Какие ценности были у предыдущих поколений – садик/школа и семья – все четко и понятно. У современного мира не существует границ, все меняется с огромной скоростью. Родители сами работают фрилансерами, могут перевести ребенка на дистанционное обучение и провести с ним зиму в Тайланде. В среднестатистической школе дети сейчас совершенно разные, а в каждой семье своя культура. Одного ребенка вообще во всем ограничивают, тогда как другой родителей по имени называет – как их объединить? А для этого у каждого из них должен быть свой заботливый взрослый.

Дружить с ребенком категорически нельзя. Друг, это тот, с кем сегодня можно поссориться, а завтра он будет занят и не сможет поддержать в трудную минуту и так далее. В такой дружбе иерархия горизонтальная – ребенок делится опытом с ребенком. И родители совершают ошибку, пытаясь быть на равных.

Мы, взрослые, должны так позаботиться о привязанности, создать настолько безопасные условия, чтобы ребенок в любом состоянии и после любой ошибки пришел именно к нам и смог это пережить вместе с нами.

Эта привязанность поможет ему переключить внимание с интернета на семью, где он будет иметь возможность делиться своими проблемами, перенимать у родителей жизненный опыт и получать поддержку.

- Вы выше упоминали о нестабильной ситуации в стране – военное положение, война на Востоке Украины – как правильно говорить об этом с детьми? Чтобы не травмировать, не напугать.

- Ребенок тревожится о том, что может потерять то, что имеет – папу, семью, близких. После новости о введении военного положения многие дети, особенно подростки, конечно же, возбудились, впали в тревогу. Начались непрерывные разговоры и переписки, потому как никто ведь не ориентируется особо в происходящем. Информации и так нет, а она еще и искажается, переполняется эмоциями. Поэтому первое, что нужно сделать – дать четкую оценку происходящему: "Именно в нашей семье мы находимся в безопасности".

А после стоит вернуться к иерархии, заботе и привязанности. Добавить, что, если события будут развиваться и дальше, наша задача, как родителей, заключается в том, чтобы о тебе беспокоится и оберегать твою жизнь. И тогда к ребенку придет то самое ощущение силы и доминирования. Он поймет, что у него есть взрослый, которому он верит.

Разумеется, не менее важна наша собственная эмоциональная зрелость. Если мы видим, что ребенок сильно реагирует на что-то и не может справиться со своими чувствами, стоит припомнить, а как мы сами реагируем на подобное? Ведь он всегда копирует модель нашего поведения и, быть может, видел, как вы сами не справились со своими эмоциями и взорвались.

dsc_4259
Эмоции, который управляют человеком: Радость, Печаль, Страх, Гнев и Брезгливость
Фото: Олег Батрак

У детского головного мозга есть две задачи – позаботиться о привязанности и развиваться. И если первый пункт не обеспечить, то и со вторым у него мало что выйдет. Например, в доме малютки, где дети лишены родительской заботы и их никто не обнимает, они начинают позже развиваться, играть в логические игры, физическое развитие идет с задержкой. Почему так? Да потому что это не вопрос органики или генетических дефектов – просто у таких детей самый первый жизненный уровень, заключающийся в поиске отношений и своего заботливого взрослого, не был пройден. И привязанность не сформировалась.

Я часто слышу от родителей: "Да, я критикую, я сам иногда боюсь". Поэтому, чтобы ребенок был в порядке, очень важно дать ему такие отношения в семье, которыми он бы напитывался и мог любую свою реакцию за пределами дома, в коллективе, проживать экологично как для себя, так и для окружающих.

- Детский психолог должен появляться в семье лишь когда в этом назревает необходимость? Или к нему можно ходить и "для профилактики"?

- Детский психолог всегда работает со всей семейной системой. И часто ситуация в семье представляется именно через ребенка. Если в отношениях родителей есть проблемы, они создают напряжение, которое тот компенсирует плохим поведением в школе, агрессивным общении со сверстниками или уходит в виртуальный мир, играть, например.

Возьмем подростковую агрессию – у них в этом сложном возрасте доминирующим гормоном является картизол, гормон агрессии. Отсюда весь этот сарказм, желание довести учителя, между собой разбираться, с крыши на крышу прыгать. И если привязанности со взрослыми не будет, он будет искать ее в той референтной группе, которая для него важна. И если там будут цениться опасные игры, ему придется в них играть, с той же крыши прыгать, чтобы его приняли.

В случае с подростками есть еще одна особенность – они сами не запрашивают заботу. Да, они самостоятельные, могут себе ужин приготовить, к полуночи домой вернуться, но на самом деле они очень нуждаются в заботе.

dsc_4280
Детский психолог Анна Покровская
Фото: Олег Батрак

Когда мама грудью ребенка кормит, она точно знает, что это их язык любви, через который она передает ему всю свою нежность. И он тоже понимает, что о нем заботятся. А как найти этот язык любви, когда ребенку 11, 13, 15 лет? А он иногда проявляется в том, чтобы просто сесть и полчаса слушать, что какой-то там блогер крутой, потому что он сравнивает видеокарту Nintendo с X-Box. Он сейчас с вами самым сокровенным делится, и если увидит искорку, поймет, что интересен, то обязательно будет запрашивать общение снова.

Быть в привязанности со взрослым, это природно, безопасно и так сохраняется иерархия. Но это лишь при условии, если взрослый ведет себя правильно. Иногда родители говорят: "Да, бывает, что прихожу домой и могу там "пар выпустить". Хотя часто понимают, что проблемы могло быть и на копейки, а накричал на миллион – ну, просто день такой был.

Тут нужно обозначить, что, едва переступив порог, вы уже начинаете работу с привязанностью. И если вы сейчас накричали, потом поцеловали и пошли игрушку купили – вы его дезориентируете. Вчера он что-то сделал и все хорошо было, а сегодня за это же отхватил. Получается, что он ничего не знает о своем взрослом, не понимает его и не знает, чего от него можно ожидать. Поэтому важно, чтобы семья вместе этим тонкостям общения обучалась. Тогда и подростковый возраст можно переживать без кризисов. Главное – иерархию сберечь.

Сейчас встречается достаточно много осознанных родителей, который приходят с заготовленным списком вопросов, больше как для консультации. Они что-то прочли, обдумали и пришли уточнить. Есть категория тревожных – найдите проблему, вдруг мы что-то пропустим. Кому-то в школе посоветовали, потому как ребенок плохо себя вести начал. У кого-то знакомые ходили и им помогло.

В любом случае, для меня психолог, это специалист, ожидающий, пока человек сам осознает необходимость консультации. Даже если, стоя в очереди, психолог наблюдает чье-то неадекватное поведение, без запроса лучше не помогать. Тем более, что родители сейчас слишком осведомлены, ходят на курсы, слушают вебинары и мнения относительно воспитания могут быть совершенно противоположными. Одни говорят пеленать, другие нет, те считают, что нужно быть другом ребенку и тогда не будет в дальнейшем проблем, когда другие настаивают на семейных ценностях во главе со взрослыми и так далее.

Все они читают книжки известных специалистов, еще больше тревожатся, пытаются научить ребенка в два года различать геометрические фигуры и очень расстраиваются, если у того не выходит. А в это время один на детской площадке буковки на пачке от печенья читает, а второй висит на одной руке на турнике, потому что у него совсем другие способности. И вот именно для этого и нужен детский психолог, чтобы вернуть родителям поддержку и заверить в том, что они молодцы. Что они самые сильные для своих детей. Важно работать во взаимопомощи – я как специалист на чем-то остановлюсь, а они подскажут детали, и это будет наша общая победа.

- Родители часто сталкиваются с истериками с боку маленьких детей. Те могут упасть на пол посреди магазина или головой о стенку биться – как стоит реагировать на такие выходки?

- Во-первых, нужно сразу понять, что у ребенка до семи лет ведущей частью головного мозга является лимбическая система, ее еще называют "отношенческим мозгом", поскольку именно она занимается нашими отношениями, связями, привязанностями и эмоциями. У него еще не развита префронтальная кора, которой мы думаем. Поэтому, если он лежит посреди торгового зала и сучит ногами, в его голову не придет мысль: "Ой, а что это я делаю, на меня ведь все смотрят!". Он также еще не научился критически мыслить и пожалеть бедную маму, которая и без того с шести утра на ногах, а тут еще его истерика.

Пока ребенок живет исключительно на чувствах и эмоциональных вспышках. Поэтому важно помочь ему прожить эти эмоции. Я всегда объясняю родителям, что он не понимает, что уже довел вас до белого каления – правда не понимает. Трехлетка еще не может "делать на зло". Хотя вам и может показаться, что он именно такой целью задался. Поэтому попробуйте определить причину. Возможно, ему просто жарко в теплой куртке или он пить хочет – физический дискомфорт достаточно сильно влияет на детей и их эмоциональное состояние. Быть может, он устал, не выспался или просто физически истощен.

dsc_4235_1
Детский психолог Анна Покровская
Фото: Олег Батрак

Родители часто говорят: "Да, правда, он так себя обычно ведет перед обедом...". Значит, не заезжайте в это время в торговые центры, поменяйте график. Главное, отыскать верный алгоритм и не зацикливаться на мысли, что это ОН хочет меня довести или Я плохой родитель.

Взять подростков – самый сложный возраст. Я когда начинаю интересоваться, почему он стал себя ужасно вести, слышу в ответ, что, например, поменяли классного руководителя. Старый был отличным, а этот всех ненавидит и зовет тупицами. Ребенок расстроен, в школе он свою агрессию не рискнет проявить, это может быть чревато. Поэтому несет все домой. А там мама суп с брокколи предложила – и все, эмоциональный взрыв.

Это называется смещенной агрессией, которая, увы, в большинстве наших семей присутствует. Мы где-то в течение дня раздражаемся – на работе, в общественном транспорте, а выплескиваем все дома на близких. Детям еще сложнее приходится. Хотел побегать – нельзя, что-то потрогать – снова запретили, потому что электричество, горячее, опасно и так далее. И это все как снежный ком в них зреет. Поэтому так важно помогать им проживать фрустрацию – невозможность удовлетворить какое-то желание.

- Как воспитать психически здорового ребенка?

- Здесь все логично – здоровая личность будет формироваться и расти исключительно рядом со здоровым взрослым. Поэтому стоит вспомнить про заботу о себе – как в самолетах инструктируют, что в случае непредвиденных обстоятельств, из кармана над вашим креслом выпадет маска, которую сперва должен надеть взрослый, а после помочь ребенку.

Если вы чувствуете эмоциональное истощение, понимаете, что выплескиваете накопившийся негатив только в семье – вам нужно постараться увидеть свое поведение со стороны. А потом понять, как можно наиболее экологично для себя, родственников и коллег на работе проживать эмоции, поскольку именно они стоят у человека на первом месте и любое поведение сформировано эмоциями.

Нужно "выпускать пар". Как говорит Гордон Ньюфелд: "Стоит создать эмоциональную уборную для детей". Ребенок пришел после садика или школы фрустрированный. Хотел еще порисовать – ему сказали иди уже мой руки. Хотел нарисовать снеговика без носа – спросили, а где же морковка? Хотел поиграть, мозг снял защиты, общается – сложили лопатки и возвращаемся в группу. Теперь он все напряжение будет снимать рядом с тем, кто эти эмоции безопаснее всего примет – и это не воспитатель. Это мама, бабушка, реже – папа, потому как папы не все выдерживают детские эмоции.

Мышечная активность – вот то, что может решить колоссальное количество проблем. Ведь основная задача ребенка– играть. Если у него было достаточно свободы в движениях, он чувствует свое тело – он всегда будет в осознанности во взрослой жизни. Поэтому мы можем или играть с ним в подвижные игры, сами от них подпитываясь, или найти другую нагрузку и для него, и для себя – йога, бассейн, борьба и так далее.

Мы часто живем отдельно – мыслями и телом. Но это все система, одно целое. Дети сами нам часто подсказывают, что им нужно – закончил контрольную писать и качается на стуле. Это не назло учителю – это как самопомощь. И нам, взрослым, тоже нужно отыскать такой стульчик, где можно будет сбросить застоявшиеся эмоции.

- Сейчас не принято наказывать детей. Современные родители многое разрешают. Разбил вазу – купим новую (а то сейчас наругаю, а он вырастет эмоциональным инвадидом). Как с этим быть? Наказывать? Ограничивать в чем-то или пусть что хотят, то и делают?

- За всяким плохим поведением обязательно что-то стоит – оно является лишь верхушкой айсберга. Поэтому этот источник фрустрации нужно отыскать, отмотать назад события, проанализировать, что именно дало толчок. Если ситуация непредсказуема – истерика в общественном месте – важно понять, что сработало, какая эмоция. Как мы выше говорили – жарко было или испугался.

dsc_4269
Детский психолог Анна Покровская
Фото: Олег Батрак

И, поверьте, если во всем разобраться, найдется множество механизмов для решения проблемы, и не придется, например, лишать ребенка чего-то в качестве наказания.

Механизм "я у тебя что-то заберу" работает хуже. Снова вернемся к Ньюфелду – он работал с детьми в колонии, у которых уже забрали все, вплоть до имени. И у них мозг срабатывал на понимание: "У меня все отобрали, всего лишили, я стал уязвим и это меня может сломать". Поэтому они ставили блок, огораживались от всех. То же самое делают и современные дети.

Многие из них запрещают себе что-то чувствовать, особенно среди сверстников. Именно поэтому так важно вернуться к истокам, проследить, что стало причиной плохих отношения с учителем или родителями. И когда вы хотите забрать планшет, лишить его дорогой вещи – это уже точка для контакта. Именно сейчас можно и нужно поговорить, ведь любой кризис является возможностью еще больше понять ребенка и продемонстрировать, что вы рядом.

- Если у ребенка есть страхи – он боится темноты или собак, хотя никто его не пугал. Их нужно рассматривать каждый отдельно или за ними тоже стоит что-то общее?

- Существуют возрастные нормы страха, например, страх смерти. В четыре года ребенок обязательно спросит про это, поскольку у кого-то умер дедушка или бабушка и ребенок принес эту информацию в коллектив.

То же касается страха потери близкого – если вы двухлетку привели в сад и сказали, что заберете через два часа – для него эта информация не значит ровным счетом ничего. Для него временной поток делится на понятия – мама рядом и мамы нет. И если мама ушла, ее долго нет, он начинает боятся.

Поэтому есть страхи, которые ребенок вполне может прожить, а есть, конечно, приобретенные. Те же реалии – у кого-то папа ушел на войну и не вернулся. Ребенок может начать постоянно думать об этом и ему, конечно, нужно помочь с этим справиться.

Тревога может возникнуть от перенагрузки. Родители устроили в сильную школу, отдали на английский и китайский. И творческое что-то добавить нужно, чтобы культурным человеком рос, а как же без спорта – бассейн еще. А у ребенка при этом нет элементарного опыта общения. Интеллектуальная мышца качается, а эмоциональная атрофируется.

Однако мир меняется стремительно. Старые профессии исчезают, на рынок заходят новые, что очень тревожит родителей – они пытаются работать на перспективу, не представляя, что выстрелит через 10 лет, когда ребенок школу окончит.

Секрет состоит в том, что мы никогда не угадаем, что выстрелит. А важнее психического здоровья и стабильной эмоциональной личности нет ничего.

Сейчас уже придумали синхронные переводчики, позволяющие свободно говорить с человеком на любом языке. Так, быть может, стоит избавить ребенка хотя бы от одного языкового кружка и дать ему возможность просто побыть в семье? Он вернется после школы, рисования, футбола и английского настолько истощенным, что ему будет не до общения с родителями.

Во всем должна быть мера. И помимо физических и интеллектуальных нагрузок ребенок должен иметь возможность испытать элементарную скуку, побыть наедине с собой, к чему современные дети почти не способны. Они всегда ждут, чтобы их чем-то заняли, что-то предложили. Один если остался – уже дискомфорт, пустовато… зайду-ка на Facebook. И взрослые далеко не ушли тоже – зашел, ленту полистал – отлично, уже не один.

А если будет нормальная благополучная семья с доверительными отношениями, то ребенок сам сообразит, когда придет время, куда ему поступать, поскольку точно будет знать, чего хочет. Ведь именно в такой семье он себя хорошо исследовал, познал и сформировал личные ориентиры.

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров