Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Великому кардиологу Амосову исполнилось 100 лет

Гений отмечал день рождения во время зарядки, делал собаке кесарево и ругал дочку за внучку

О Николае Михайловиче уже столько сказано, что, казалось бы, что еще добавить? Чего о великом кардиологе, писателе, новаторе, исследователе еще не знают наши читатели? Все решил один из звонков в редакцию. Тихий мужской голос в трубке сказал: "А вы знаете, что Николай Амосов каждый год 6 декабря отмечал свой день рождения... во время зарядки? Мы ведь 30 лет каждый день бегали с ним в скверике, ныне — парке Олеся Гончара".

КАК ПОЗНАКОМИЛИСЬ. Наш герой — 83-летий киевлянин Федор Комаровский, доктор биологических наук, профессор более 40 лет жил напротив дома Амосова, возле оперного театра, на улице Б. Хмельницкого. "Наши дома смотрели друг на друга, — вспоминает киевлянин. — Помню, отпустил своего добермана, а тут мужчина нам кричит: "Привяжите вашу собаку, очень прошу! Быстрее!". Подхожу ближе и вижу — Амосов в спортивных штанах бежит за своей собакой. У него тоже доберман был, только девочка. Чари всегда первой в парк вбегала, а потом Амосов. На 13-м году она забеременела, так Николай Михайлович повез ее к себе на Батыеву гору (ныне Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н. М. Амосова АМН Украины). Там ей сделали кесарево сечение. Благодаря собакам и познакомились. Бегали с ним каждый день по 3 километра по дорожке, потом зарядку делали".

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ. "Каждый год в свой день рождения, 6 декабря, в 6 утра Николай Амосов приходил на зарядку с французским коньяком и палочкой сыровяленой колбасы, — продолжает Федор Яковлевич. — С нами бегали 10—20 человек, поэтому жена Лидия Васильевна нарезала нам 25 кусочков колбасы, а он наливал в "наперстки" символические 10—20 граммов каждому.

В один из таких дней случай был. Бегал с нами один художник-самоучка, но близко не подбегал — стеснялся, наверное. А в день рождения как-то принес огромную картину Амосова и говорит: "Николай Михайлович, это вам!" Оказалось, что парень этот сам рисовал картину Амосова 5 лет! Амосов обнял его, поцеловал, счастлив был, как ребенок. Вообще он притягивал людей, как магнит. Поймать его было сложно, потому многие приходили к нему в парк на зарядку. Пробежку сделает, а потом людей слушает и назначает консультации. Просил только одно: "Говорите кратко и по сути". Я тоже как-то пожаловался на боль в сердце. А он мне: "Яковлевич, не обращай внимания! Хочешь — обследуйся, но учти: тебе наставят кучу диагнозов. Ты будешь под их впечатлением ходить, и правда заболеешь".

В итоге мне шесть диагнозов поставили! Беру заключение, захожу к нему в кабинет, а он смотрит на меня и смеется: "Ну, что я тебе говорил?"  Что поражало, такой гений — и такая простота, скромность. Была машина "Волга" или "Победа", но он отказался, ездил на дачу электричкой. Даже сейчас, идя по центральной аллее на Байковом кладбище, видишь сначала огромного бронзового Лобановского, а дальше — Амосова, маленького и скромного, каким он и был при жизни".

__
__

Дочь известного кардиохирурга Николая Амосова, кардиолог и доктор медицинских наук поделилась воспоминаниями о своем гениальном отце.

"Семья в жизни отца была на втором месте"


— Екатерина Николаевна, расскажите, пожалуйста, каким Амосов был отцом?

— Строгим и любящим. Всю свою жизнь я четко понимала, что семья в его жизни стоит на втором месте. Поэтому ни у меня, ни у мамы особых притязаний не было. Но, тем не менее, отец научил меня читать. У него с молодости была бессонница, я тоже просыпалась рано. И в эти утренние часы я приходила к отцу в кабинет, где он читал мне книги, учил читать. Отец часто брал меня с собой в командировки в Москву и Ленинград. Мы ходили в театры, музеи.

— Отец мог накричать, вспылить?

— Да, он был взрывной, но отходчивый. Свою работу директором хирургической клиники он часто сравнивал с войной. Отец придерживался позиции единоначалия, но на него не обижались сотрудники, потому что он никогда не хамил, не унижал, не использовал нецензурных выражений и к себе предъявлял еще больше требований. И когда видел свою неправоту, всегда извинялся, в том числе передо мной, девочкой.

— Когда ваша дочь была маленькой, отец принимал участие в ее воспитании?

— Да, он читал ей Библию, при том, что не верил в существование Бога. Считал, что Бог овладел умами и головами миллиардов людей. Но заповедей отец придерживался. Что касается моей дочери, то папа постоянно делал замечания по ее воспитанию. Я очень сожалею, что не всегда прислушивалась. Когда дочке был годик, неожиданно умер заведующий нашей кафедры. Единственным доктором наук и преемником оказалась я. Это был тот шанс, который бывает раз в жизни. Я включилась в работу, чтобы доказать, что не по блату заняла эту должность. И конечно, уделяла своему ребенку меньше времени, чем должна была… В результате я, как и отец, была всегда в работе.

— А что вы думаете о его теории продления жизни за счет увеличения физических нагрузок?

— В то время об этом еще никто не говорил. Отцовский контроль холестерина предвосхитил время. Свои лекции о здоровом образе жизни, с которыми он выступал по всему СССР, над чем хихикали его коллеги, — дескать, зачем известному кардиохирургу выступать перед народом с такой темой, — отец считал важными для общества. Только недавно доказали научно, что физические тренировки по 30—40 минут, с учащением пульса, не меньше чем 4 раза в неделю, уменьшают частоту инфарктов миокарда и увеличивают продолжительность жизни.

— Николай Михайлович был очень дисциплинированным человеком, а были ли  какие-то слабости?

— Человек не может быть без слабостей. Отец был достаточно педантичным, рационально организовывал свою жизнь. Если, например, вечером должны были прийти гости, отец  не обедал, чтобы потом побаловать себя вкусной калорийной пищей.

— Ваш отец любил отдыхать на даче в Клавдиево. Вы там сейчас бываете?

— Мы дачу продали. Но отцу нравилась жизнь за городом. Они с мамой жили в очень скромном домике, с туалетом и душем на улице. Он там много размышлял, любил мастерить руками. Например, сам сделал две скамейки. За год до того, как его не стало (он умер в возрасте 89 лет), сам поменял ковролин в комнате. Мог себе и пуговицы пришить. Он не любил просить кого-либо о помощи, даже членов семьи. Это был один из его жизненных принципов. И я тоже стараюсь его придерживаться.

— Как отец переживал свои хирургические неудачи?

— Ужасно. За 35 лет работы в медицине я не видела ни одного человека, который бы настолько переживал, как мой отец. Это, наверное, был главный источник его несчастий. Когда он переполнялся эмоциями от смертей, он уменьшал количество операций до одной-двух в неделю и делал акцент на работу в отделе биологической кибернетики.

— Почему, оставаясь в прекрасной форме,  он ушел из института?

— Отцу было 75 лет, он понимал, что должно быть омоложение лидера. После этого он еще на протяжении нескольких лет приходил оперировать раз в неделю. В одном из своих дневников отец писал: "Умер пациент от сепсиса (нагноение и инфекция в крови) через месяц после операции. Вины хирурга тут меньше всех, но, с другой стороны, родственники имеют полное право сказать: "Зачем старик брался?" И у меня на этот вопрос нет ответа". Вскоре он прекратил и оперировать. Я больше не встречала человека с такой нравственной планкой, как у отца. Вот почему его помнит народ Украины…

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров