Продолжая просматривать сайт, вы подтверждаете, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Главная Сегодня

За кулисами забытых супершоу: Якубович возвращал игрокам подарки, а Пельш не давал слушать мелодию

"Сегодня" разузнала, почему исчезли самые рейтинговые телепрограммы и чем нынче занимаются их ведущие.

25 октября 1990 года на экраны нашей необъятной родины вышел первый выпуск телепрограммы "Поле Чудес". Капитал-шоу, как его окрестил "родитель" и первый ведущий передачи Владислав Листьев, было аналогом американской игры "Колесо Фортуны". Правда, вместо собственно колеса у нас в центре игры оказался барабан — помните, излюбленное "крутите барабан!" и "приз в студию!"? Когда на смену Листьеву пришел Леонид Якубович, к "полевым" афоризмам прибавились "рекламная пауза" и "есть такая буква в этом слове".

Вместе с задором Якубович внес в шоу для эрудитов развлекательную лепту — викторина из интеллектуальной битвы превратилась в демонстрацию талантов. Как ни странно, но с тех пор детская игра "Виселица", которая вошла в основу викторины, стала дико популярной и обсуждаемой в каждом советском доме. Попасть, как помните, на капитал-шоу можно было, отослав на телестудию экзотический кроссворд собственного производства. "Левши" изгалялись как могли — писали ребусы на зернах риса и даже на срезе конского волоса. Но никто не заметил, как бум вокруг капитал-шоу сошел на нет. Интерес как загорелся, так же быстро и угас. Как все начиналось на поприще телевикторин и что стало с самыми популярными из них, "Сегодня" и решила узнать.

"ШЕВЕЛИЛИ" МОЗГАМИ РАДИ ВЫГОДЫ. 90-е стали для наших телезрителей эпохой культовых телевикторин. Экспансия западных игровых шоу забила ключом на убогом телепространстве перестроечного периода: лишь игра "Что? Где? Когда?" могла похвастаться местным происхождением, остальные передачи появлялись по лицензии западных аналогов. Но от первоисточников они принципиально отличались отношением игроков и зрителей к шоу. Если американцы полностью уверены, что их голова не мусорный ящик, и не стеснялись показывать, что много не знают фразой: "Я запомню это только для викторины", то для нашего зрителя важно было другое — применить свою бездонную эрудицию на деле, да еще и заработать ею деньги или ценные вещи. Так, телевикторины для жителей бывшего Союза стали возможностью самореализации.

ШОУ ВЫТЕСНИЛО ЭРУДИЦИЮ. Первую лицензию на западную игру центральное телевидение получило еще в 1988 — на мирную и добрую викторину "Счастливый случай", которую вел Михаил Марфин. Поначалу ее собирались даже закрывать: в Останкино не понимали, зачем надо целых две викторины, пусть остается "Что? Где? Когда?". Но финансовые вложения американцев повлияли на то, чтобы передача осталась. Просуществовала она до конца девяностых. Столь долгой жизнью мало какая викторина может похвастаться. Например, циничная игра "Слабое звено" закрылась, потому что ведущая-язва Киселева ушла в декретный отпуск, а замену ей не нашли. "Устами младенца" наскучили, поскольку участвовали там не звезды, а к "Креслу" зритель потерял интерес, так как участников плохо пугали.

ЯКУБОВИЧ ВОЗВРАЩАЛ ПОДАРКИ ДАРИТЕЛЯМ. Игрок-"Буратино", попавший на "Поле", не должен был блистать поразительной эрудицией. Те нетерпеливые участники, которые отгадывали слово сразу, а не по буквам, не прикладываясь к непредсказуемому барабану, просто не могли заработать тех очков, за которые можно было "купить" приз в конце игры. А что за победитель "Поля Чудес" без навала призов? Однажды участница "Поля" заработала столько очков, что забрала все призы, которые только имелись в наличии. Чтобы увезти это добро, ей пришлось нанимать КамАЗ. Листьев вел викторину недолго — один год, затем ушел в ток-шоу "Тема". На смену себе привел экс-аукциониста, члена союзного комитета московских драматургов и автора сценария первого московского конкурса красоты Леонида Якубовича. Мало кто знал, что дядя Леня к тому времени уже имел более ста пьес.

У нового ведущего была иная манера общения с игроками и ведения передачи. Но вскоре зрители его приняли, и прикипели к этому темпераментному шоумену всей необъятной русской душой. Именно к нему в студию участники приноровились приходить со своими детьми, а дети — клянчить у "дяди Лени" подарки. Игроки в долгу не оставались, и тянули в студию кто что мог. Первым подарком "в музей "Поля Чудес" стало символичное денежное дерево. А дальше — изобретательность игроков росла как снежный ком. В студии Якубовича "лечили от сглаза", дав выпить чистого спирту, и кормили его блюдами всех кухонь бывшего СССР, и дарили семейные реликвии, которые Лене были ни к чему. Конечно же, никакого музея не существовало — все подарки хранились в коридорах, харчами от игроков кормили массовку в зале, а все самое ценное Якубович возвращал назад дарителям.Из украинской телесетки "Поле Чудес" давно убрали. Но наш зритель может понастольгировать, включив ОРТ-International в традиционную пятницу. Там эта программа идет как реликвия самой себе.

ИСПОВЕДЬ "БУРАТИНО". Великий "махинатор всея Руси" Сергей Мавроди, выйдя в этом году из тюрьмы, выпустил книгу "Вся правда о "МММ", история первой пирамиды. Тюремные дневники". В череду "откровений на нарах" Мавроди вплел историю о том, что якобы в "Поле Чудес" участвовали подставные лица, а все призы в передаче не дарились, а рекламировались.

"Сегодня" решила развеять этот слух и связалась с уникальным участником "Поля Чудес" — Григорием Гомзяковым: "Все, что пишет Мавроди, полная чушь. Ни один участник из тех, с кем я общался за два раза съемок, не был нанят, — рассказал Григорий. — Все приехали из разных городов, со многими я жил в гостинице. Никаких предварительных договоренностей, подсказок, ничего подозрительного. Все призы выдаются сразу, за них надо расписываться, за денежные призы — так в обычной ведомости, как на зарплату. Я победил и выиграл суперприз — телевизор с диагональю 36, по тем временам действительно роскошную вещь. И мне пришлось на своем горбу тащить его через весь город на Казанский вокзал. Проводница не хотела меня пускать, потом смилостивилась, узнав про "Поле Чудес". Всю ночь поездки я не спал, сидя рядом с призом на нижней полке.

Насколько знаю, я единственный участник "Поля Чудес", который там появлялся дважды: в 1991 и 1996 году. Чтобы попасть, выполнял условия конкурса — составлял и посылал оригинальные кроссворды. Второй раз тоже выиграл, но проиграл суперигру.

В первый раз я попал на "Поле Чудес", когда передача была дико популярна: ей был всего год, народ смотрел каждую пятницу и на следующий день в автобусах даже незнакомые люди делились впечатлениями. К тому же это был первый съемочный день Якубовича в качестве ведущего, Листьев его опекал. Листьев постоянно отчитывал Якубовича в курилке за базарную, ярмарочную манеру ведения игры, отставленный локоть, интонации балаганного зазывалы. Нагоняи от Листьева Якубович получал дружеские, но с большим количеством мата. Вообще атмосфера в студии была дружелюбная, но в то же время рабочая.

После выхода передачи в эфир я немедленно стал звездой в родной Йошкар-Оле. Незнакомцы оглядывались, поздравляли, хлопали по плечу и называли гордостью города. Первые недели-две меня это забавляло, но потом я отказывался от сходства с победителем. У меня была цель снова попасть на "Поле чудес". Для этого я схитрил — изменил в заявке одну букву в своей фамилии. И снова получил приглашение! По приезду сказал о том, что участвую второй раз, все удивились, но не предъявляли никаких санкций. Тогда уже я приехал с подарком — подарил Якубовичу штамп с оттиском оригинального шаржа на него".

КРАХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО КАЗИНО. Над главным эрудит-шоу тогда еще СССР "Что? Где? Когда?" Владимир Ворошилов начал трудиться, будучи персоной нон-грата на Центральном телевидении. Его репутацию в далеком 1968 году подмочил "Аукцион" — первая советская игровая передача в прямом эфире. Протянула она всего шесть выпусков — цензура забраковала викторину, а ее создателей — выдворило в аутсайдеры среди телевизионщиков. Так что в первые годы существования "Что? Где? Когда?" Ворошилов даже не значился в титрах.

Первый выпуск "Что? Где? Когда?" датирован 4 сентября 1975 года. Самой остросюжетной была эра 90-х, когда проект стал называться "Интеллектуальным казино" — с неоднозначной припиской, что это единственное место, где деньги можно заработать своим умом. Со снятием строгой цензуры в стране у Ворошилова развязались руки, и он воссоздал в Охотничьем домике Нескучного Сада в Москве игральное заведение, с присущим тому пафосом, гламуром и азартом. Признаком успеха игроков стали знаменитые на то время "малиновые пиджаки", а в перерывах выступали далеко не попсовые звезды. Тот факт, что против такого стильно-эрудированного коллектива "знатоков" играли и играют простые зрители со всех уголков СНГ, никого не смущало. Хорошим тоном для телезрителей считалось лишь создание вопросов — изящных миниатюр.

В 1999 "Интеллектуальное казино" ожидал крах. И вот уже восемь лет ценность вопросов оценивают телезрители, а не купленные знатоками фишки. В день 25 летия программы, 10 марта 2000 года, Владимир Ворошилов умер, в следствие сердечного приступа. Его преемником стал его пасынок Борис Крюк, в послужном списке которого числится должность ведущего на программе "Любовь с первого взгляда" и роль "главной руки" Ворошилова на протяжении многих лет.

Ощущения от изменений в программе мы попросили поделиться знаменитого участника Бориса Бурду. "Для меня все изменения в "Что? Где? Когда?" совершенно неощутимы. Когда с начала 90-х передача "Что? Где? Когда?" начала проводиться в рамках "Интеллектуального казино", зрителя это жутко раздражало!— рассказал Борис Оскарович. — Стопки фишек, купленные за крупные суммы, отвлекали от познавательной составляющей передачи. Всем телезрителям однозначно неприятно было наблюдать за финансовыми операциями, которые разворачивались на игровом столе".

В 1999 году идею Интеллектуального казино опустили. Денежные вознаграждения получают только телезрители – потоки писем с вопросами для знатоков в редакцию передачи не прекращаются. Но "Что? Где? Когда?" остается долгожителем на экране не из-за того, что там зарабатываются какие-то подарки. Действительно приковывает к игре тот коллективный интеллектуальный процесс, который происходит за столом. Именно он цепляет аудиторию долгие годы. Но не думайте, что зритель смотрит на именитых знатоков снизу вверх. Нет! Наоборот, те, кто сидит во время обсуждения дома на диване, думают про себя: "Хваленые знатоки, я бы тоже мог так играть!" Наши люди же знают все, но в итоге они ни черта не знают!"

В "УГАДАЙ МЕЛОДИЮ" ЗРИТЕЛЯМ ГЛУШИЛИ ЗВУК. Популярная некогда программа Валдиса Пельша появилась в 1995-м году и сразу породила массу кривотолков. Судачили, будто новое лицо на телевидении Пельш только открывает рот, а говорит за него ди-джей за кадром — для маскировки латвийского акцента ведущего. А также иронизировали по поводу энергичных пасов руками Валдиса и его ярких вызывающих нарядов.

Перед эфиром все претенденты проходили собеседования и тесты, но если на площадке с кем-то не ладилось, администраторы могли вышвырнуть игрока и легко взять на его место простого зрителя из зала. Одной из такой причин могла стать несовместимость наряда участника с декорациями в студии. Кто не хотел надевать одежду из костюмерной "Угадайки" (которая перекочевала от записи к записи), тому махали ручкой. Что касается денежных вознаграждений, то их урезали подоходным налогом и выдавали в течение трех месяцев со дня выхода программы в свет.

"Фишка" программы заключалась в том, что участникам было сложно воспринимать загаданные мелодии. Колонки с фрагментами песен направлялись в зрительский зал, а игрокам оставалось напрягать слух, чтобы хоть что-нибудь разобрать. Причем один из участников слышал звук хорошо, второй — с трудом, а третий почти ничего не слышал. После записи своей передачи они попадали в зрительский зал и понимали, в чем подвох. А вот непросвещенные зрители стабильно недоумевали, как на игру мог попасть совершенно "глухой" человек.

Чтобы изъять "трупа" из сетки достойно, руководство таких телевикторин часто объясняет закрытие проекта конфликтами со стороной, которая выдает лицензию на игру. Так и вышло в 1999 с "Угадай мелодией": мол, американцы почуяли, что их "Name This Tune" на русский лад очень популярна, и запросили больше денег за лицензию. Но рейтинговые проекты просто так не погибают.

"ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС" ДЕТСКИХ ВИКТОРИН. Для детей начала 90-х телевикторина "Звездный час" была космосом: каждый понедельник тысячи ребят прилипали к голубым экранам, наблюдая, как сверстники-счастливчики собирают урожаи из заветных звездочек, участвуя в увлекательных конкурсах. Действо разворачивалось в красочно оформленной студии, которая была забита дефицитными и дорогими на то время игрушками и техникой. Юным участникам помогали их родители, для гостей в студии тоже находились конкурсы, да и зрители корпели у экранов, составляя "самое длинное слово из произвольного набора букв" или "как можно больше слов из одного длинного". Юного зрителя не отталкивали, а наоборот побуждали подключиться к игре. Сергей Супонев точно знал, что нужно детям, и никогда не отталкивал юного зрителя, а наоборот побуждал подключаться к игре, пусть и у себя дома. Иногда предлагал позавидовать победителю, но обязательно уточнял, что такая зависть должна быть "белой".

Также успешной была выдуманная Супоневым передача "Зов джунглей". Остальные викторины Сергей запускал, как щелкал семечки: "Царь горы", "Что да как", "Возможно все!", "Семь бед – один ответ", "100%", "Седьмое чувство", "Дисней-клуб".

В 2001 году "старший друг всех детей СНГ" погиб. Он катался на снегоходе по речке близ родительского дома в Тверской области и врезался в запорошенный снегом причал. Его сын Кирилл участвовал в кастинге на ведущего "Звездного часа", который пытались возродить, но парню отказали – слишком похож на отца. А сводная сестра Сергея певица Лена Перова таки осела на телевидении в качестве ведущей программы "Жизнь прекрасна".

Повторить успех Сергея на поприще детских телевикторин не удалось ни одному из его последователей. На телеканале "Интер" несколько лет выходила передача, отдаленно напоминающая "Звездный час" – "LG-Эврика!", но такого резонанса она, увы, не вызывала. ТВ-меккой для украинских детей-эрудитов остается "Самый умный", а на российском телевидении уже 16-й сезон башковитые тинейджеры состязаются в передаче "Умники и умницы". Но такого рода программы скорее привлекают не детей, а их родителей, которые души не чают в вундеркиндах.

Новости партнеров

Новости партнеров