Бурштын

Курляк Пётр Иванович, городской голова Бурштына

5caogtrhgm0


Вы один из мэров, о котором говорят как о самом эффективном градоначальнике. Чем славу такую заработали?
Когда я пришел в администрацию в ноябре 2010 года, передо мной возник очень серьезный вопрос – как должен развиваться город, как задействовать людей, как улучшить их благосостояние. Необходимо было правильно распределить акценты. Прежде всего, я понял, что, решая какие-то локальные и мелкие проблемы, сделать прорыв невозможно. Нужно смотреть на вещи объемно, с перспективой. Это не всегда на руку мэру. Любая перспектива имеет какой-то период в реализации, а люди требуют от мэра немедленных результатов.
Я решил, что не буду идти этой дорогой, чего бы мне это не стоило. Даже, если я буду плохим мэром, я должен открыть для города хорошую перспективу. Для меня лично это важно потому, что я тоже здесь живу и не собираюсь никуда уезжать. Будут ли жить здесь мои дети, это другой вопрос, но я хочу жить в нормальном, современном, красивом городе, в котором мне будет интересно сейчас, через 20 лет и дай Бог через 50. Поэтому очень важно реализовывать серьезные масштабные проекты, которые обеспечат будущее нашему городу. Мы работаем над тремя важными направлениями – это статус города, индустриальный парк и сотрудничество с компанией ДТЭК, строительство мусороперерабатывающего завода.

Что необходимо сделать для того, чтобы у города была перспектива?
Чтобы реализовывать перспективные проекты, нужно иметь логически мыслящих и креативных молодых людей в команде. Когда я ее формировал, поступил, можно сказать, немного цинично. Но понимая, что, набирая людей "отсюда", я могу столкнуться с тем, что они не всегда будут выполнять те задания, которые перед ними поставлены. Я не ставил себе задачу трудоустроить своих друзей или друзей моих друзей. Мне нужно было сформировать сильную, мощную команду, орган в горсовете или при горсовете, который будет эффективным. И для того, чтобы не было повода меня упрекнуть, я обратился к сообществу "Социально ответственный бизнес" во Львове с просьбой организовать конкурс и подобрать для нас 5 энергоменеджеров. Их основными задачами должны были вопросы энергосбережения и энергоэффективности города, поиск инвесторов, а также развитие малого и среднего бизнеса. Эти люди сейчас работают в Агентстве местного экономического развития (АМЕР).

Какой средний возраст ваших сотрудников?
В основном – это молодые люди. Я вообще стараюсь акцентировать свое внимание на привлечении молодежи. Моя цель – трудоустроить в первую очередь выпускников ВУЗов, желательно – "краснодипломников". Они для того учились и старались в течение 5 лет, чтобы приобрести определенный багаж знаний. Наш долг его использовать. Эти выпускники должны быть соответствующего профессионального уровня и с определенным уровнем IQ. Я очень не люблю работать с недалекими людьми, стараюсь подобрать умную команду и не боюсь, когда кто-то умнее меня. Думаю, это и есть основа успеха.

Что вы закладываете в основу развития города и его жителей?
Для того, чтобы обеспечить наших жителей работой, мы стараемся поддерживать и развивать малый и средний бизнес. С чем достаточно успешно справляемся. Кроме 3 тысяч людей, которые работают на станции, остальные тоже должны где-то работать. На сегодня у около 250 частных предприятий, в которых задействовано около 1000 людей. Четкой статистики нет – многие люди не оформлены официально. Главное, что люди при деле, поэтому охоту на ведьм мы не устраиваем. Для того, чтобы поддержать их в такое непростое время, все наши городские "экологические" деньги – 14 млн гривен в 2011 году ушли на проекты, которые реализуют наши местные предприниматели.

А что на перспективу планируете?
Мы начали работать над масштабными проектами, такими, как, например, создание индустриального парка. Проекты, которые мы реализуем в городе, зачастую создаются за счет грантовых средств от Европейского Союза. Например, программа ЭСИП. Тогда мы выиграли 2 млн евро, 25 тысяч евро получили от ДТЭК, 22 тысячи евро мы взяли из местного бюджета. На эти деньги мы наняли предпринимателей для модернизации двух социальных объектов – школы и детского садика. Заменили внутренние обогреватели, поставили индивидуальные тепловые пункты, поменяли окна и двери, утеплили крышу. Сделали все это за год. Сейчас мы будем делать то же самое в школе-саде, ДУЗ №2 и в двух школах.

В город заинтересованы прийти крупные инвесторы?
Были, но, к сожалению, мы их потеряли. К нам хотел зайти предприниматель, который вырабатывает соковый концентрат – это было бы минимум 100 рабочих мест. Но мы никак не можем утвердить генеральный план.  Без него мы не можем выделять землю под заводы. Эта история длится уже три года.

На каком уровне "завис" генплан?
Сейчас он на подписи у Министра культуры уже около 3 месяцев.

Сейчас у вас есть на примере инвесторы, которые готовы зайти в Бурштын?
Да, есть предприниматель, который хочет открыть завод по производству паллет. Я пытаюсь заинтересовать его тем, что он будет работать в рамках индустриального парка. Ведем переговоры с китайським производителем солнечных коллекторов. Мы готовим  участок и всю инфраструктуру. Подводим воду, канализацию, электричество. Также у нас есть потенциал  в виде будущих сотрудников (студенты технического колледжа), а еще мощный потребитель в лице нашего города и, конечно, поддержка от ДТЭК.

Расскажите больше о парке…
Общая площадь индустриального парка будет 27 гектаров, и на его территории будет создано около 500 рабочих мест. Теоретически он может появиться уже через 3 года. Возможно, лично я не успею все сделать, но я хочу подготовить все к приходу следующего главы, чтобы он его открыл.

Почему вы стремитесь получить для Бурштына статус города?
Если мы получим статус город областного подчинения, мы имеем право содержать все социальные службы в нашем городе. Управление социальной защиты, пенсионный фонд, Центр занятости, налоговую инспекцию, суд и так далее.
Проект важен для города с двух позиций – во-первых, мы можем сами распоряжаться своим бюджетом, мы становимся более привлекательными для инвестора – ему всегда интересно, какой у города бюджет развития.  А в этом случае бюджет развития города возрастает в два-три раза. Во-вторых, мы создаем около 100 рабочих мест плюс предоставление качественного сервиса в нашем городе.

В чем состоят наибольшие проблемы города? Что вас как мэра больше всего волнует?
Теплосети. За предыдущие годы у города сформировались огромные долги, мы даже подписывали мировое соглашение о том, что за пять лет погасим 5 млн долга. Каждый месяц коммунальное предприятие выплачивает 250 тысяч гривен в счет погашение долга, но еще есть текущие платежи. Соответственно, долг мы наращиваем.

Откуда такой долг?
Из-за тарифов – они низкие и экономически необоснованные, наверное, они самые низкие в Украине. При этом уровень оплаты составляет более 90%. Советский Союз разбаловал людей, и теперь поднять тарифы просто невозможно. Сейчас 50% квартплаты мы должны компенсировать из городского бюджета.
Кроме того, есть проблема в потере тепла. Поэтому вопрос термомодернизации очень важен – это вопрос энергетической независимости. Но, тем не менее, за два года мы поменяли наиболее проблемные участки теплосети – внешние трубы и стояки в домах. Общая сумма, в которую обошлась замена труб, равняется примерно 3 млн.

Обычно все жалуются на дороги…
Это второй и не менее значимый вопрос. Они у нас в очень плохом состоянии, хотя мы каждый год стараемся ремонтировать их. Проложили около 600 м нового асфальта и около 1 км бетонных внутриквартальных дорог. В этом году мы бы еще улучшили состояние дорог, но казначейство не пропускало деньги. Был забавный случай, когда мы решили залатать дорогу, а она областного значения и проходит через город. Поскольку область ею не занимается, мы взяли лопаты в руки и начали латать, чтобы хоть как-то можно было ездить. Люди не оценили наш жест доброй воли и начали говорить, что мы себе деньги взяли. Забавно вышло. 

Ваши основные правила мэра. Что вы должны делать и что не должны?
Вообще задача мэра – это дать жить общине. У меня четких способов служения нет потому, что способы служения можно выбрать совершенно разные. Но, в любом случае, я стараюсь сделать максимум добра для общины, максимум полезного.

Вы являетесь членом "Свободы". Почему именно эта партия?
Из-за идеологии. Это идеология украинского национализма, христианской морали – то, что мне близко. У меня "горячая" смесь украинских кровей.

Есть мнение, что "Свобода" не всех любит …
Это просто стереотип, сформированный нашими оппонентами – не нами. "Свобода" наоборот говорит о том, что Украина является нераздельным унитарным государством, и без Востока нет великой Украины, а также без общей позиции Запада и Востока. Без этого не построить сильное украинское государство, а мы этого хотим.
"Свобода" руководствуется казацкими принципами – ты должен принять православную веру, должен знать украинский язык и должен воевать за Украину. Сейчас мы руководствуемся в основном двумя принципами: человек должен знать украинский язык, и обязан работать на благо этого государства и нации. При этом для меня, и других "свободовцев" достаточно, когда человек просто знает государственный язык. Он не обязан на нем общаться в жизни, но он должен его знать.
Меня и моих коллег часто называют фашистами. Но я, честно говоря, не видел никогда "свободовца" со свастикой на руке. Мы осуждаем фашизм так же, как и все. И бандеровцы тоже никогда не воевали за фашистов. Они воевали против них. Я до сих пор не могу понять, почему нам "шьют" сотрудничество с фашистами, когда мы всегда с ними воевали.
Другое дело, что мы осуждаем и коммунизм, и советскую систему, и фашизм. Но это не означает, что мы фашисты. Мы просто осуждаем Советский Союз потому, что считаем его идею преступной, страшной, там существовали абсолютно нехристианские ценности. Звезда в кайме – это символ сатаны. Люди, которые носят на голове символ сатаны, не могут представлять государство. Страна, которая запрещает верить в Бога и высылает людей в Сибирь за веру – это нехристианское государство.
Для меня очень важна книга Платона "Государство". По его мнению, идеальным государством должно быть мудрое, справедливое, смелое, мужественное. И для того, чтобы государство было таким, его должны населять люди, владеющие этими качествами. Если люди не владеют этими качествами, то как можно требовать это от государства. Поэтому, если мы говорим об украинском государстве, то нужно менять себя в первую очередь.

Что бы вас заставило оставить эту партию?
Ничего. Я в партии состою не из-за лидеров, а из-за идеологии. Сегодня у нас лидер Тягнибок, завтра может быть Ильенко.

Кого из коллег по партии вы уважаете больше всего?
Я не хочу выглядеть неискренним, но более мощного человека, чем Олег Тягнибок, я не знаю.

Вы верите, что в стране можно что-то изменить?
Сколько раз нам Господь дарил шанс выжить и изменить себя и страну? Это говорит о том, что Господь нас любит и не оставляет нас без своей любви и своего внимания. Я верю, что он нам даст еще один шанс. Я верю в то, что украинский народ является одним из 40 народов, от которых зависит судьба целого мира. Я в этом глубоко убежден. Господь не так далеко, как все думают. На самом деле он близко и нужно постоянно к нему обращаться и просить о помощи. Как говорил один мой знакомый – люди могут жить 125 лет. Могут – но не просят.