Ровеньки

Городской голова города Ровеньки Есенков Александр: "Купить, выпить пива человеку не жалко, а заплатить 40 копеек за проезд в лифте – жалко"

mer

Каким вы застали город, когда увидели его впервые?

Этот город рос на моих глазах. Причем буквально. Раньше почти все дома были одноэтажными. Затем началось бурное строительство жилых кварталов: Черниговский, Шахтерский, Гагарина.  С бюджетными средствами для развития города тогда было плохо, и вся инфраструктура финансировалась под реконструкцию шахт. Даже горисполком так строился, больницы, плавательный бассейн, ДК им.Горького.
Я сам из Курской области, сын "крестьянки и кандидата технических наук". Мой отец закончил горный институт, стал инженером. Его направили в Ровеньки по распределению в  1957 году. Тогда люди приезжали сюда со всего Советского союза  – привлекали их жильем и хорошими зарплатами. Здесь сложился конгломерат наций. Настоящий интернационал: татары, молдаване, грузины, армяне, азербайджанцы, евреи, казахи, китайцы, корейцы, белорусы, ну и конечно, украинцы и русские.
Проживая на шахтерском поселке с родителями, мне врезалось в память, что шахтеры  приходили в магазин с эмалированным ведром за водкой, сливали туда всё из бутылок, садились в посадке и начинали выпивать. Почему так, до сих пор, не знаю. Или экономили на стеклотаре, или еще почему, не знаю.

А сейчас?
А сейчас все изменилось, но по-прежнему у шахтеров в порядке вещей "бутыльки", "каули". "Обмываются" все общебригадные события: отпуска, рождение ребенка, не говоря уже об общегосударственных праздниках.

Почему так?
Пили и сейчас пьют – потому, что работа очень тяжелая, требует разрядки. Я сам проработал на производстве 35 лет (директором шахты – 25 лет), фактически и цивильной жизни не видел. В общепринятом понятии: 2 дня выходных и только 5 дней по 8 часов на работе, было не для нас, работал с полшестого утра и до девяти вечера, без выходных, с утра до ночи на шахте или на телефоне. У меня скапливалось по 300-400 дней отпуска. Это очень тяжелая работа, как у всех руководителей на шахте: механиков, начальников участков, главных инженеров и т.д. филармония, концерты, цирк и прочие развлечения – нам было не до этого. А в дни повышенной добычи мы на работу шли как в бой.
Как-то я взял свою жену в шахту – показать ей, как там все устроено. И потом, после шахты спросил ее: "Страшно было?". Она говорит: "Нет". Я ей: "А еще раз пойдешь?". Она: "Нет!". Значит, все-таки страшно.

Какие проблемы сейчас существуют в городе?
Городу уже достаточно много лет (с 1793г.), и  немало проблем накоплено за последние 20 лет. Крыши текут, квартальные проезды разбиты. Канализация в аварийном состоянии. Часть водопроводных сетей у нас бесхозные, как и канализация. Инфраструктура устарела и износилась. Не соответствует требованиям сегодняшнего дня.
Хорошо то, что за последние три года мы сняли аварийность со школ и больниц, ликвидировали часть проблем в коммунальном хозяйстве. Кстати, благодаря кампании ДТЭК, его финансовой помощи. Это медицинское оборудование, коммунальная техника, дороги, детский сад, школы, спортивные залы, детский лагерь.

Получается, город очень "завязан" на предприятии?
Именно, моногород, а ООО "ДТЭК Ровенькиантрацит" – градообразующее предприятие. Почти 70% бюджета города – это "ДТЭК Ровенькиантрацит"

Когда вы планируете бюджет на следующий год, вы запрашиваете у предприятия, что у них будет с бюджетом?
Обязательно, иначе нельзя по законодательству. И не только у него, мы запрашиваем у всех предприятий  данные об их будущем бюджете. От этого и "пляшем".

На предприятии действительно было сокращение 30% работников?
Не было такого. Просто отправили на пенсию пенсионеров с выплатами, а сократили тех, кто несправедливо получал незаработанную зарплату, причем высокую. Вот, например, бухгалтер на шахте получает в полтора-два раза больше, чем бухгалтер в исполкоме? Он же не в самой шахте работает, и сама работа у него идентична, а льготы имеет как шахтер.
Какая самая главная проблема у города?
Главная проблема – это отсутствие денег на решение проблем города и наши "хотелки" (это проблемы, связанные с детьми, здравоохранением, культурой, спортом). Идет сокращение доходной части бюджета. Чисто объективно из-за изменений налогового и бюджетного законодательства город потерял 4 млн.грн/год. Если в прошлом году на ремонт и обслуживание дорог, межквартальных проездов у нас было 12 миллионов гривен, то в этом году только 4 миллиона
Приведу пример. В 2009 году в городе охват дошкольным образованием был 60%. За 3 года мы ввели в детских садиках дополнительные группы, открыли два новых садика, и охват стал 93%. Хорошо мы сделали? Да. А где деньги взять на это? Вопрос! И так всегда. Решение проблемы рождает проблему денег.

А у населения есть долги по жилищно-коммунальному хозяйству?
Есть долги, и много. Это одна из проблем ЖКХ.

И какой выход из ситуации?
Приведу пример. Летом мы ввели систему оплаты за проезд в лифте по карточкам. У каждого жильца есть скретч-карта, на которую кладется определенная сумма. Вот вы зашли в лифт, вставили свою карточку и поехали. Проезд стоит 40 копеек которые снимаются с карты. В Херсоне такая карточная система уже существует лет 5. Лифтами стали меньше пользоваться. Прекратилась езда туда-сюда.

И все люди платят, пенсионеры, например, тоже?
Да, платят все по 40 копеек. Если здоровому человеку, чтобы опуститься с 5-го этажа, жалко потратить 40 копеек,  для  улучшения здоровья он спускается по лестнице. Всякую технику нужно беречь, а лифт особенно. А "дареное" не ценится. Не ценится общее достояние. Такова психология большинства, особенно молодежи.
Мы также проводим реструктуризацию коммунального хозяйства по обслуживанию многоквартирных домов и придомовых территорий. За 3 года трижды обанкротилось коммунальное предприятие, и пришли к выводу, что нужно все передавать в частные руки, оставляя контроль за собой.

Почему обанкротилось?
Во-первых, из-за долгов и неплатежей населения;  во-вторых, потому что тарифы не соответствуют экономическим расчетам и фактическим затратам на обслуживание, технический осмотр и текущий ремонт. Тарифы занижены. Сейчас объявили конкурс – придет частная управляющая компания и ситуация, уверен, изменится к лучшему. Мы сейчас фактически создаем новое коммунальное предприятие, но на частной основе. Идеально, конечно, создание ОСМД, но здесь проблема из-за так называемого "человеческого фактора".

В чем самая большая проблема города в сфере коммунального хозяйства?
Все дело в самих людях. Приведу пример: человека, который живет в доме на первом этаже, его интересует только подвал. Чтоб там не собралась вода, чтоб там ничем не воняло. Его не интересует крыша. А человека, который живет на верхнем этаже, волнует только то, чтобы его с крыши не залило, ему все равно, что там в подвале. Принцип: "моя хата с краю…". И за пределами подаренной ему бесплатно квартиры (приватизированной) "трава не расти". Психология хозяина кооперативной квартиры (приобретенной за свои кровные) и приватизированной резко различны – это два полюса отношения к общей коммунальной собственности дома.
К тому же наши люди со времен Советского союза привыкли, что все должно быть бесплатным. Купить, выпить пива человеку не жалко, а заплатить 40 копеек за проезд в лифте – жалко. Так и живем. А проблем с каждым годом все больше и больше – все стареет, а капитально жилье почти не ремонтируется, средства отсутствуют в полной мере.

То есть проблема в том, что люди не хотят платить?
Да, конечно.

А что касается жилищного фонда, дома в городе строятся?
Нет, есть только вторичное жилье и частное индивидуальное строительство. Такие государственные программы отсутствуют.

Что делает у вас молодежь в городе, куда идет работать?
Мужчины идут на шахты. А женщины… Многие не работают. Но частное предпринимательство развито. "Частников" у нас – 3500 человек. А в целом у нас действительно есть такая тенденция – молодежь уезжает. Не массово, но стремится уехать.

Если говорить о трудовых ресурсах, как привлечь сюда молодежь?
Да никак. Некуда. Нет крупного производства или модных отраслей, кроме шахт и их "спутников". У нас есть проблема – женская безработица. Она достигает 60% , мужская – 0,8% . Женщины идут торговать на рынок, или дома сидят, или уезжают за границу на заработки.
А для мужчин работа есть. У нас на шахтах сейчас даже дефицит рабочей силы. Мы возим рабочих из разных городков и близлежащих сел, поселков от Лутугино, Дебальцево до Краснодона.

На что жители города чаще всего жалуются вам?
Меньше всего жалоб от жителей поступает по услугам связи. Больше всего люди склонны жаловаться на жилищно-коммунальное хозяйство – крыши, подъезды, подвалы, водоотведение, освещение, соседей. Ведь у нас только 45% улиц освещено. Вообще они были освещены все, но в свое время разворовали линии электропередач.

Как вы планируете исправить ситуацию?
Назрела административно-территориальная реформа. Местная власть должна иметь действенные рычаги влияния на все аспекты деятельности, жизни, жизнеобеспечения человека и громады в целом. Главное, дисциплина должна быть и ответственность каждого человека перед обществом. Когда я был директором шахты, говорили, будто я жесткий, даже жестокий начальник. И, наверное, так и было, раз говорили. Когда я пришел на шахту имени Фрунзе, количество случаев общего травматизма  составляло где-то 120 человек в год. Через 7 лет общий травматизм составлял 37 человек. 120 человек – и 37. Результат? Результат. Это говорит о трех вещах: 1-дисциплина, 2-организация труда, 3-создание нормальных условий труда и быта для рабочего.

Жизнь простых людей в городе по сравнению со временами Советского союза стала хуже?
Изменилась и сильно. А почему хуже? Вон посмотрите, сколько дорогих машин стоят возле шахт, раньше такого не было. Почему хуже, если у нас по Ровенькам средняя зарплата – 4800 гривен. Это на 1800 гривен больше, чем по всей Луганской области. А Луганская область – пятая по уровню зарплат среди областей Украины. Конечно, будет плохо, если сравнивать нас с Западной Европой. Плохо приходится пенсионерам – низкие пенсии, дорогие лекарства. Это факт. Они выживают, особенно наши старушки. В своем большинстве они одиноки и брошены детьми, внуками.
Из-за высокой зарплаты шахтеров и рынок у нас дорогой, именно из-за достаточно высоких зарплат. В соседние города многие ездят: в Свердловск, Антрацит и за продуктами, и за товарами.

Как вы думаете, что будет с городом через 20 лет?
Через 20 лет закончатся запасы угля, это будет для города серьезной проблемой. И нужно уже сейчас думать, куда людям идти работать, на кого переучиваться нашим детям, внукам. Я утрирую, конечно, эту цифру – некоторые шахты будут существовать и 50 лет, некоторые 20 или 30 лет. Но, на долгую перспективу нужна городу  переориентация и перепрофилёвка. Хотя прекрасно понимаю, что шахтер никогда не станет юристом или пекарем, нужны новые шахты. Пусть на севере Луганской области, но нельзя разбрасываться шахтерским потенциалом города. Здесь есть очень сильные кадры, квалифицированные рабочие и инженеры горных специальностей. Только было бы у области и государства желание заниматься этим вопросом. Запасы угля у нас в области еще большие, и на 100 лет хватит.

Вы затронули тему шахт. В чем различие между "копанками" и мини-шахтами?
Мини-шахты получают разрешение на официальные работы, они, можно сказать, прозрачно работают, дорабатывают нерентабельные в прошлом "кусочки угольных запасов." Это просто частные шахты, они подконтрольны органам горного надзора  "Копанки"  работают подпольно, воровски добывают уголь и платят шахтерам "чёрным налом" без всяких социальных гарантий и защит.

А большой объем угля добывают в этих "копанках"?
Нет, не большой. Они берут числом. Лопатой много не нагрузишь, но "копанок" много. Вокруг Ровенек их более 40. В нашем районе очень хорошие шахты – в них нет газа. Раз нет метана, значит, не нужны мероприятия по борьбе с ним, а значит, и дешевле уголь. Сам уголь – антрацит – тоже высококачественный, он горит без сажи, без копоти. Это сейчас наш уголь идет только на Украину. А раньше, до "перестройки", он шел даже во Францию как каминное топливо. В Варне была построена по линии СЭВ мощнейшая ТЭС под наши угли.

Если сравнивать работу директора шахты и мэра, то где вам больше нравилось?
Нельзя сравнивать, это. Разные работы. Я там начинал в полшестого, заканчивал в девять вечера. Без выходных. А здесь я пришел, рассмотрел документацию, подписал почту, провел совещание, отреагировал на жалобу, принял меры по жалобам… Вот и день прошел.

Прожив столько лет в этом городе, вы не разочарованы, не хотели бы что-то изменить?
А какой смысл разочаровываться? Жизнь ведь уже прошла, она одна. Второго варианта не будет. Конечно, я бы так не жил. Обманываю, наверное, не смог бы. Можно было поменять профессию. И возможности были, однако нас так учили: сначала думайте о Родине, и т.д. Я бы так много не работал, с утра до ночи. Но жалеть о чем-то нет смысла, надо помнить все, что было хорошего, а его тоже было не мало. Да и сейчас есть любящая жена, дети, пятеро внуков. И прелесть как раз в том, что жизнь продолжается.