Славутич

Если бы не возобновили работу станции, в Чернобыле по сегодняшний день была бы просто радиоактивная клоака с проволокой и разрушенной Припятью

mer_02

Что происходило непосредственно после аварии на Чернобыльской атомной станции?
Очень важным решением было восстановление работы Чернобыльской АЭС после аварии. Это было крайне тяжелым решением. Окончательно его принимал Михаил Горбачев, но, конечно, не сам, а с экспертами и советниками. Особую роль сыграл Борис Щербина, который в то время был главой Совета Министров Советского Союза. Это был очень сильный человек, порядочный, он много сделал для разработки газового и нефтекомплекса Советского Союза. Щербина принимал непосредственное участие в строительстве Славутича и был сторонником возобновления работы Чернобыльской АЭС. Это решение, на мой взгляд, крайне важно. Потому, что если бы оно не было принято, в Чернобыле по сегодняшний день была бы просто радиоактивная клоака. С проволокой и разрушенной Припятью.
Были проведены огромные дезактивационные работы. После аварии опасность никуда не ушла. В 4-ом энергоблоке было около 200 тонн радиоактивных масс. И этот объект будет оставаться опасным до тех пор, пока радиоактивные массы будут там находиться, до момента доведения объекта "Укрытие" до экологически безопасного состояния. Поэтому возобновление работы атомной станции было практически началом того уникального процесса, экологической реабилитации территории в целом. Тем более, что станция еще зарабатывала деньги.
Я, кстати, тоже там работал, хотя не имел отношения к атомной энергетике. Я был туда направлен обкомом  партии с  Высшей партийной школой на строительство Славутича в 1988-ом году. Судьба так сложилась, что не было опытных работников. Хотя даже у меня не было партийного стажа (он начался с 29 лет), был только производственный. На своей должности – начальник строительного управления, главный инженер треста "Киевдорожстрой-1" – я был самым молодым специалистом. Сначала работал в Славутиче, потом меня направили в Чернобыль. Там я занимался формированием нового коллектива станции – тот коллектив очень много пережил. И выпустил после аварии электроэнергии больше, чем до аварии.

Как начинал строиться Славутич?
Решение о строительстве укрытия 4-го энергоблока было принято в ноябре 1986 года, а о строительстве нового города – в октябре 1986-го. В феврале был уже восстановлен 3-й энергоблок, который находился возле 4-го. Коллективу нужно было где-то проживать – Припять была закрыта. Было выбрано 5 площадок для строительства Славутича, в том числе и в направлении Киева. Но опасались распространения радиоактивной пыли, поэтому вообще отошли от этого направления и стали рассматривать территорию возле Чернигова. Именно этот регион меньше всех пострадал. Больше всех – Житомирский, Белоруссия, Киев. Здесь был сплошной лес, и на месте этого леса построили Славутич. Это была всесоюзная комсомольская стройка, строили почти все республики.
Славутич не был точной копией Припяти. Всего было около 140 проектов строительства. Каждая республика строила "свой" квартал, везли свои конструкции. Руководил проектом Федор Боровик.
Сначала город рассчитывали построить на 20 тысяч людей, потом – на 30 тысяч.  После  закрытия ЧАЭС из города выехало  1,5 тысяч человек   – в основном на другие атомные станции. Потом многие возвращались. В последнее время люди, которые уехали в Киев, приезжают в Славутич. Зарплата в конвертах, подорожание жилья – все это заставляет людей ехать домой.
Сейчас в городе проживает около 25 тысяч людей. Возобновлена полностью вся демография, природный прирост населения, средний возраст жителей – 32 года. Создана также целая инфраструктура рабочих мест.

Люди боялись радиации или все равно ехали сюда?
Ехали, конечно. Но не из-за денег. Здесь нужно было, чтобы каждый человек сел и прислушался к себе. И ехали патриоты атомной энергетики. Славутич начал строиться, как город XXI века, и людям было интересно, как он будет строиться, как будет создаваться "атомный" городок. Одним словом – влекла  мечта.

Какие были настроения в городе, когда принималось решение об остановке атомной станции?
В марте 2000 года вышло постановление Кабмина, которое подписал Виктор Ющенко, по досрочной остановке Чернобыльской атомной станции 15 декабря 2000 года. Люди не верили до конца, что это произойдет. Было очень много сделано, только в одну безопасность на тот момент было вложено более 300 млн. долларов. Люди не верили, что можно принять такие меры и закрыть станцию. Мы пережили настоящую трагедию. Представьте себе – 12 тысяч рабочих мест, и тут закрывается станция. Это было просто ужасно, полный коллапс и настоящая  реальная социальная трагедия.

Многие в городе все еще работают на станции. Где найти работу остальным жителям?
На сегодняшний день в Славутиче свободных рабочих мест – 183. На предприятиях города работают даже люди из Чернигова, Черниговского района. Людьми из Славутича невозможно заполнить все рабочие места, и они заполняются профессионалами из Чернигова.
Всего в городе – 12,4 тысяч рабочих мест. Официальная безработица – 3%. В основном нужны механики, электрики, сварщики, инженеры, строители. Поэтому конкуренция достаточно высокая. В 30-километровой зоне отчуждения сейчас работает около 6 тысяч людей из Славутича. Они занимаются там эксплуатацией зоны, всех природоохранных, водозаборных объектов, пунктов захоронения, строительством. Но сейчас эти люди там работают, можно сказать, условно – там работают жители разных поселений вокруг, а зарегистрированы они на работе в Иванкове и платят в бюджет Иванково. А ведь Славутич именно и строился для того, чтобы там работали люди от города. Туда можно добраться на электричке – самый дешевый способ или на автобусе – никаких вахт и смен. Но я с этим смирился, жалко людей!
Кроме того, в Славутиче работают еще и международные проекты, подрядные строительные организации. Если брать количество предприятий на 10 тысяч населения, то мы занимаем ведущее место в Киевской области. Средняя заработная плата у нас, благодаря всем предприятиям, составляет 5600 гривен.
Очень удачным проектом было создание "Атомремонтсервис" НАЭК "Энергоатом". Там работает около 850 человек, которые выполняют в основном различные ремонтные работы, наладочные работы на действующих атомных станциях.
В Центре занятости, который я открыл, меня интересуют, прежде всего, социально незащищенные люди и молодежь. Причем с разными профессиями – туризм, экология, менеджмент – хотя последнее уже никому не нужно и не только у нас в городе. Я убеждаю молодых людей в том, что нужно начинать с рабочих профессий. Профессии уже не соответствуют потребностям рынка, поэтому проблемы, конечно, есть.

Расскажите о специальной экономической зоне в Славутиче...
Специальная экономическая зона – это поддержка предпринимательства, бизнеса – малого в том числе – это функционирование Агентства по развитию бизнеса. Это все позволило начать развитие предпринимательства и создать условия для молодых людей, чтобы они начали заниматься бизнесом после развала плановой системы. Свободная экономическая зона дает определенные преференции бизнесменам. Благодаря программе создания специальной экономической зоны в Славутиче созданы  более тысячи рабочих мест.
Показателем эффективности специальной экономической зоны являются поступления субъектов предпринимательской деятельности в бюджет разных уровней. Они в 3 раза превышают преференции, которые были предоставлены городу.
Говорят, что преференции – это якобы льготы. Это абсолютно не так. Преференции – это никакие не льготы. Это создание мотивационной модели, чтобы решать определенные проблемы. Славутич решал проблему создания рабочих мест, и эта проблема все еще сохраняется. Я знаю, что международные проекты рано или поздно закончатся, и надо будет думать, что делать дальше, думать о завтрашнем дне.

Как в городе отнеслись к отмене преференций специальной экономической зоны Славутича в 2005 году?
Конечно, это снова был огромный удар по развитию бизнеса и по реализации проектов. Люди ведь надеются на одно, а получается по-другому. Сегодня самый большой вопрос – создать для людей хотя бы какие-то условия для бизнеса. Это показатель того, что Украина готова развиваться, готова предоставить возможность для развития бизнеса и заработка денег.

Не имея поддержки от государства, какой инструментарий вы используете, чтобы развивать город?
Экономическое развитие, рабочие места, бюджет. Изъятия из местного бюджета на сегодняшний день – это 25 млн. гривен. Конечно, местному бюджету не хватает, и эта проблема каждый день решается. Но Славутич дал 25 млн. гривен, а до конца года мы отдадим 31 млн. Славутич честно выполняет свои обязанности, это город-донор.
Есть также государственные программы по Славутичу. Например, та же общегосударственная программа снятия с эксплуатации энергоблоков Чернобыльской АЭС и приведения их в экологически безопасное состояние. В рамках этой программы нам поступают деньги на внедрение техногенных мер. Нам вот нужно сделать реконструкцию канализационно-очистительных сооружений – это касается непосредственно Днепра. И мы выполняем эти работы, в этом году, к примеру, нам выделено 7,4 млн. гривен.
Проведена коммунальная реформа – поэтому так чисто на улицах, в городе нет мусора – он вывозится. У нас нет ЖЭКов – вместо них работают местные компании в системе  коммунального предприятия  "Жилищно-коммунальный центр", который на конкурентных началах эксплуатирует город. Это пример того, как работает конкурентная экономика.

Что вы сделали, чтобы детские сады и школы были на таком высоком уровне?
Во-первых, 100% обеспечение детских садиков. Во-вторых, когда город только планировался и строился, нам было необходимо перепрофилировать садики. Один сейчас – это Центр реабилитации для детей-инвалидов, другой – Центр защиты ребенка. У нас нет беспризорных детей. Этот центр часто называют детским домом, но это не детский дом. Там дети полностью адаптированы для окружающей среды – они ходят в школы, в секции, становятся мастерами спорта, единственное, что их отличает от других – у них нет родителей. Или есть такие родители, что лучше бы их вовсе не было. Еще один садик мы перепрофилировали под Общегородской библиотечно-информационный центр с компьютерами и электронной библиотекой.
Тут играет роль объединение усилий. С моей стороны – это бюджет, также существуют разные спонсоры и участники международных проектов, огромную помощь предоставляют родители. Это как раз пример того, как нужно объединять усилия, а не ждать, что власть что-то даст.
Детские садики Славутича – это целые методики. Каждый садик города ориентирован на какое-то направление. Например, есть садик, где отработана методика исправления зрения, садик, который помогает ребенку исправить проблемы с речью. Есть дети с ослабленным здоровьем – для них также есть садик. Есть Центр развития ребенка – для детей-вундеркиндов, можно сказать, для тех, кто опережает по развитию сверстников. И сейчас стартует еще один проект – мы начинаем санацию детских садиков и образовательных заведений. Планируем начать этот проект при любых политических и экономических условиях в стране. Собираемся утеплить школы и садики, заменить окна, заменить покрытие крыш. Средства сейчас ищем.

Что будет, когда закончится процесс возведения саркофага над 4-м энергоблоком АЭС?
Завершение процесса строительства – это не конец. Потом нужно будет создать технологичную инфраструктуру, чтобы 200 тонн топлива забрать, переработать, вывезти и захоронить. Поэтому, чтобы обеспечить мировую безопасность, нужно работать дальше.
И, к тому же, в 30-километровой зоне очень много хранилищ, которые были построены примитивно, с глиняными замками. Их все нужно забрать. И где еще, как не в зоне, построить централизованное захоронение? Мы не сможем обойтись без этого – атомная энергетика в мире будет работать, без этого не обойтись, главное – сделать ее безопасной. Захоронение и переработка – это высокие технологии и, одновременно, реабилитация этой земли. Если проект начать реализовывать, то хранилище можно построить за несколько лет.
То, что в зоне будут рабочие места – это точно, и она должна превратиться из затратного механизма в экономическую поддержку страны. Уже даже есть проекты, но они пока, к сожалению, не внедряются, и это огромная потеря для Украины. Кроме того, Славутич предлагает проект создания научно-исследовательского реактора. Наш город – лучшая площадка для такого реактора.
Саму станцию ждет завершение процесса по снятию с эксплуатации блоков. Конечно, до зеленой лужайки и поляны мы не дойдем – блоки должны быть законсервированы. К тому же, нужно вернуться к Припяти. Город не может быть мертвым и жизнь там никогда не появится. Надо что-то делать. Разбирать и использовать материалы для строительства дорог и поставить большой Знак памяти, например.

Как вы сотрудничаете с международными организациями?
Благодаря международным организациям мы получили огромнейшие суммы денег. Но никто из них нам бы не помогал, если бы в Славутиче не были созданы условия, если бы город был не заинтересован в сотрудничестве. Огромную роль для развития города и Украины сыграла программа Еврокомиссии TACIS. Также – программа USAID. Сегодня в рамках этой программы мы работаем по теплообеспечению.

Как вы считаете, у Славутича есть будущее?
Чернобыльская станция на сегодняшний день имеет в бюджете города долю 49,5%. Это абсолютный рекорд, которого мы достигли как монопрофильный город. Славутич не только не развалился, но и живет.
Наш город – это уникальный опыт развития современных экономических моделей, экономического развития, создания условий для инвестиций, поддержки начинающего бизнеса и формирования соответствующей инфраструктуры. И самое главное достижение Славутича за все годы – это то, что он разорвал свой статус монопрофильности. Главная наша цель – это уровень и качество жизни его жителей и, прежде всего, подрастающего поколения.