Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Стрелец Неприкаянный

23 июля 2007, 00:47

В субботу знаменитому нападающему "Торпедо" Эдуарду Стрельцову исполнилось бы 70 лет. Но гении до такого возраста доживают редко...

Мой отец, большой любитель футбола, сказал мне как-то: "А я ведь назвал тебя в честь Стрельцова. Он был великий человек". Эти слова частенько всплывали в памяти...

  • Эдуард Анатольевич Стрельцов родился 21 июля 1937 года в поселке Перово (Московская область).
  • Центральный нападающий. Заслуженный мастер спорта. Играл за команду "Торпедо" (Москва) в 1954—58 и 1965—70 годах.
  • Провел семь лет в лагерях по обвинению в изнасиловании. Позже всплыли версии, что отсидел он за другого. В год смерти об этом говорил и сам Стрельцов.
  • Чемпион СССР 1965, обладатель Кубка СССР 1968.
  • Лучший футболист СССР 1967 и 1968 годов. Олимпийский чемпион 1956 года.
  • В чемпионатах СССР провел 222 матча, забил 100 голов. В сборной СССР — 38 матчей, 25 голов.
  • Умер 22 июля 1990 года в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

В истории советского футбола, пожалуй, не было игрока более любимого народом, чем Эдуард Стрельцов. Его популярность в СССР была сравнима со славой Пеле в Бразилии. Многие убеждены, что случившееся со Эдуардом накануне чемпионата мира-1958 в Швеции, когда его судили, освободило совсем еще юному Пеле путь к футбольному Олимпу. Вместо бразильца там мог оказаться Стрельцов.

Он был могуч, быстр, потрясающе техничен, и в умении мыслить на поле не уступал, пожалуй, ни Платини, ни Зидану. Эдуард Анатольевич прожил незаурядную, в чем-то до обидного нелепую и, по большому счету, очень-очень русскую жизнь — по размашистости, по высоте взлетов и глубине падений.

Мы попросили рассказать о нем людей, которые были его партнерами и соперниками.

"ТАЛАНТ, НЕ ПОДДАЮЩИЙСЯ СРАВНЕНИЮ"

Валентин Иванов, игрок и тренер "Торпедо":
— Помню его самые первые матчи в "Торпедо". До него у нас на позиции центрфорварда играл Александр Гулевский, тоже большой мастер. Но Эдик его затмил. Скорость бега, скорость мышления... Плюс у него была потрясающая выносливость. Он мог с двумя защитниками на плечах добежать до ворот и нанести завершающий удар. А мог в конце игры, когда уже и сил ни у кого не оставалось, вдруг "взорваться", обвести шесть-семь соперников и забить гол. Такое не забывается... Когда его наказали в 1958-м, то вместе с ним наказали весь народ, всех болельщиков Союза.

Михаил Гершкович, в 1967-70 годах партнер Стрельцова по "Торпедо":
— Эдик опередил свое время. Он мог предугадывать действия соперников, а его ходы напротив были непредсказуемы. Футбольным талантом Эдик был наделен просто невероятно: у него был сильный и точный удар с обеих ног, он хорошо играл на "втором этаже", тонко чувствовал позицию, обладал великолепной скоростью. Даже сейчас ни про одного футболиста — ни нашего, ни зарубежного — нельзя сказать: он похож на Стрельцова. Может быть, только Роналдо в свои лучшие годы напоминал Эдика в молодости.

Юрий Дегтярев, бывший вратарь донецкого "Шахтера" и сборной СССР:
— На него посмотришь — и не скажешь, что он какой-то суперфорвард. Внешне и на футболиста не был похож, такой нескладный, даже с животиком. Но очень координированный, с сумасшедшей стартовой скоростью. Бывало, стоит на чужой половине поля, рядом – несколько защитников. Он с ними мило беседует, чуть ли не анекдоты рассказывает. А как только в его сторону передача, он: "Ну, я пошел", и как рванет... Забьет и опять ходит, разговаривает.

Реклама

Александр Мирзоян, бывший игрок "Нефтчи", "Арарата" и "Спартака":
— Он не любил бестолковой беготни и суеты, всегда старался сыграть максимально эффектно и эффективно. И очень не любил грубиянов на поле, отдавая должное соперникам, играющим чисто. В 1969 году "Торпедо" принимало "Нефтчи" в "Лужниках". Я первый раз вышел против Стрельцова и сразу — "персональщиком". После матча, который закончился со счетом 0:0, Анатольевич подошел ко мне, похлопал по плечу и говорит: "Молодец, мальчик! Ты сегодня хорошо сыграл". Мне, 18-летнему пацану, тогда казалось, что высшей похвалы на свете не существует.

Михаил Гершкович:
— До "посадки" он был футболист №1 в Союзе, начал получать мировую известность, забивал немцам, шведам, французам. Потом на семь его вырвали и из большого футбола, и из нормальной жизни. Но, выйдя из тюрьмы, он в первый же сезон сделал "Торпедо" чемпионом страны и был признан лучшим центральным нападающим чемпионата. Можете себе представить, какого уровня это был талант. Если бы Эдик все эти годы не сидел, а играл, я думаю, в мировой футбольной иерархии он как минимум был бы рядом с Пеле.

Юрий Дегтярев:
— В 1970-м сборная Союза приехала в Западную Германию. Нам сразу первый вопрос: "А почему Стрельцова нет?" Мы отвечаем, что он, дескать, уже не бегает. А немцы: "Да если бы он даже просто лежал на поле, мы бы возле него все равно двух опекунов держали".

"МЯЧ, ПОСЛАННЫЙ СТРЕЛЬЦОВЫМ, ИМЕЕТ ГЛАЗА"

Валентин Иванов:
— Я был первый, кому Эдик начал отдавать свои знаменитые пасы пяткой. Взаимопонимание было поразительное. А когда я стал тренером "Торпедо", Эдик был на поле моим главным помощником, ему не надо было долго объяснять, как должна играть команда в той или иной ситуации. Впереди вся игра шла через него, и он находил оригинальные продолжения.

Михаил Гершкович:
— Будучи его партнером, поначалу испытывал некоторые затруднения. Нахожусь в хорошей позиции, но открываться бесполезно, так как Стрельцов стоит ко мне спиной и еще не контролирует мяч. Но оказывается, что он уже все просчитал, и уже отдает пас... Главное было почувствовать этот его алгоритм, и тогда от игры с ним начинаешь получать истинное удовольствие. На поле, в любой ситуации он никогда не повышал голос, не дергал зря, если подсказывал, то коротко, корректно и по делу.

Юрий Дегтярев:
— Разве забудешь его коронный пас пяткой? Он будто затылком видел, куда и когда отдать. Не зря говорили, что "мяч, посланный Стрельцовым, имеет глаза".

Реклама

СТРЕЛЕЦ НЕПРИКАЯННЫЙ

Валентин Иванов:
— Он был сильнее всех на футбольном поле и слабее всех за его пределами. В силу своего мягкого характера никогда не мог никому отказать, боялся обидеть людей своим отказом. А рабочий класс этим пользовался. В качестве "свадебного генерала" его хотели видеть все. Он ведь и тренером не стал из-за своего характера. После завершения карьеры Эдик окончил Институт физкультуры и школу тренеров, но в команде мастеров работать не смог. Он сказал мне как-то: "Понимаешь, старший тренер должен быть по натуре предельно требовательным. Я же — мягкий человек, не могу наорать на игроков. А уж отчислить кого-нибудь из команды у меня бы просто рука не поднялась..."

Михаил Гершкович:
— Несмотря на свою знаменитость, Эдик никогда не кичился этим. Всегда был спокойный, не любил выяснять отношения, принимал людей такими, как есть. И он был очень добрый человек, мог отдать последнее. В 1968-м в матче со "Спартаком" Эдик забил два мяча, а я дважды удачно ему ассистировал. И потом он подарил мне свой тренировочный костюм со словами: "Я привык отвечать подарками на подарки".

Юрий Дегтярев:
— Пару раз "Шахтер" жил на сборах вместе с "Торпедо". Человек он был удивительно простой, не заносчивый, хотя после того, что с ним произошло, мог обозлиться на весь мир. Стрельцов, как, кстати, и Яшин, мог абсолютно на равных, по-свойски разговаривать и с начинающими игроками, и с болельщиками. Он был, что называется, "парень из народа", контакт с людьми находил очень быстро.

Александр Мирзоян:
— Как-то после тренировки команды ветеранов я вызвался подвезти его домой. Выходим на стоянку, а у меня вскрыли машину. Унесли "запаску" и канистру бензина – серьезная потеря по советским временам. Эдик видит, что я расстроился, по дороге попросил остановить у гастронома. Возвращается с бутылкой коньяка. Протягивает с улыбкой: "Возьми, дома горе скрасишь". Вот в этом был весь Стрельцов.

Михаил Гершкович:
— Были, конечно, у него маленькие слабости. Эдик любил хорошую компанию, душевный разговор, со всеми вытекающими последствиями. У торпедовских болельщиков была даже такая шутка по этому поводу: "Если бы Пеле выпил столько кофе, сколько Стрельцов водки, он бы помер". Но с другой стороны, кто из нас безгрешен?

Эдуард Кинзерский

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...