Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Принимала в пионеры Блохина и варила кофе Яшину: живая легенда украинского спорта Вера Крепкина

20 августа 2007, 07:30

Люлька Олег

47 лет назад в Риме киевлянка Вера Крепкина с мировым рекордом в прыжках в длину выиграла первое золото XVII летней Олимпиады. Спустя полвека в Украине о ней почти забыли.

Вера крепкина. Фото Ю.Кузнецова

Вера крепкина. Фото Ю.Кузнецова

— Заходите, — открывает нам дверь в двухкомнатную квартиру в "сталинке" на Дружбы Народов первая украинка—олимпийская чемпионка в легкой атлетике. Проводит в комнату, на кровати — муж Михаил Степаныч, после инсульта шесть лет прикованный к постели. Ночью он плохо спит. Шесть лет не спит ночью и Вера Самойловна. "Я сама почти два года не ходила, — рассказывает Крепкина.

— Надо было найти $6 тысяч на операцию по протезированию тазобедренных суставов или ждать в общей очереди три года. Денег у нас не было, спортивные чиновники, к которым обратились, не помогли. От безысходности в 2001-м поехали в Москву к спортивному хирургу Зое Мироновой. "Неужели эту операцию не могут сделать в Украине?" — удивилась она. И связалась со своим знакомым врачом в Киеве. В итоге меня прооперировали в 12-й горбольнице. Спасибо им, я встала на ноги. Но муж, намучившись со мной, через полгода слег сам".

Однако на судьбу Вера Самойловна не в обиде. "Мы не нажили денег, но нашему браку — почти 55 лет, это главное богатство", — говорит чемпионка. Она по-прежнему очень подвижна. Не так, может, как в 57-м, когда установила мировой рекорд на стометровке — 11,3 сек. Но своим 74-м она не очень-то соответствует.

"Чего же все стоим, присаживайтесь", — зазывает Крепкина и предлагает угоститься персиками. Присели на кровати, рядом с той, где лежит муж. Эту кровать и другую комнатную мебель Крепкины купили в 60-м на премиальные за победу в Риме. "Нам тогда 14 или 15 тысяч рублей выплатили, — вспоминает. — Позже подруга Лариса Латынина предлагала: "Я походотайствую, чтобы вам побольше квартиру дали, после олимпийской-то победы. Но мы отказались. "Лариса, люди в подвалах живут", — сказала я ей".

"Я ж выросла из полунищих, — говорит Крепкина. — В Шарье Костромской области, где прошло детство, ютились в комнатушке мать, мои четверо братьев и я. Отец погиб на фронте. Мать в спорт ни в какую не отпускала, хотела, чтобы я при ней была. Я и помогала ей, мыла полы под кроватями в госпитале, где мама работала уборщицей. Кстати, перед ранеными мы выступали с самодеятельностью. Я, толстушка, могла сесть на шпагат или сделать мостик. Как-то потерявший две руки военный подозвал к себе и сказал: "Когда война окончится, занимайся спортом, спортсмен из тебя будет прекрасный".

ДВАЖДЫ СПИСАННАЯ. Но в спортивное будущее Веры мало кто верил. Сначала — из-за пышной фигуры, за которую Крепкину называли колобком. Тем не менее она в 18 лет попала в сборную СССР, а в 20 выступила на первой Олимпиаде в истории Союза в Хельсинки, где стала четвертой в эстафете. Затем ее списали за то, что она первой из действующих советских легкоатлеток решила родить. Но после рождения сына Андрея в 55-м, уже через два года Крепкина выдала мировой рекорд в спринте и ее просили написать диссертацию о влиянии материнства на спортивную форму. Она отказалась. Наконец, в 59-м Веру подкосила болезнь Боткина. "Это было в Вене. Выхожу на старт, а меня всю мутит, говорю об этом нашему врачу, а он: "Надо бежать". На финише я упала и меня со стадиона забрали в больницу. Там недоумевали, как меня могли в таком состоянии выпустить. Случился бы разрыв желчи — и конец".

Крепкина вернулась и после этого. Несмотря на протесты тренеров сборной, председатель спорткомитета Николай Романов включил Веру в команду на Рим-60. Так как государство решило сэкономить на количестве спортсменов, Веру заявили сразу на три вида — спринт, эстафету и длину. В ней разыгрывался первый комплект олимпийских медалей. "Я легла на поле, накрывшись полотенцем, молилась и вспоминала Киев. А когда открыла глаза, на трибунах увидела мужа, который тайком даже для меня приехал на Олимпиаду. После этого разбежалась и улетела, как оказалось потом, на рекордные 6,37, — вспоминает Крепкина. — Интересно, что я выступала под номером 159, который полностью совпал с моим ростом — 159 см".

— Итальянские газеты писали... — внезапно по слогам начинает говорить прикованный к постели Михаил Степанович.

— Что, Миш? — нежно обращается к нему Вера Самойловна.

— Что малышка из Киева обскакала весь мир.

— Было дело. А сколько писем из-за границы потом приходило. Вот и сейчас разыскал меня немец. Прислал мое фото и попросил оставить на нем автограф. Написал, что из всех чемпионов Рима только моего и нет.

ПЕРВАЯ ПОБЕДА

Крепкиной не забыть свой первый старт, в 15 лет, на станции Буй под Вологдой.

"Выхожу на стометровку, а судья говорит: скидай свои шаровары, надо, чтобы только в трусиках была. А у меня под шароварами ничего не было. Благо, мимо проходил знакомый футболист, который своими трусами поделился. Переодевалась в кустах. Я выиграла забег, придерживая на поясе трусы, чтобы не спали. При этом вместо финишной ленточки пересекла натянутый медицинский бинт".


"МУЖ СТАЛ ДЛЯ СЫНА МАТЕРЬЮ"

Со своим мужем, 1921 года рождения, до Берлина прошедшим войну, тогда еще Вера Калашникова познакомилась в 51-м в Минске.

Ждала старта, а проходивший мимо болельщик Михаил угостил ее водой "Боржоми" и подарил свой армейский платок, чтобы Вера могла вытерать пот. Своего полотенца у нее не было. После двух лет переписки они поженились.

"Подруги убеждали не менять фамилию, все-таки однофамилица изобретателя автомата. Но я их не послушала", — говорит ставшая Крепкиной атлетка. Замужней она не очень нравилась тренеру сборной Леониду Хоменкову, которого Вера называла "хамом".

"Он любил к спортсменкам прикасаться, когда, к примеру, показывал, как правильно брать старт. Я ему это не позволяла. Просил приезжать на сборы без мужа. Но я ему говорила: "А вы сами попросите его об этом".

Когда после рождения сына Вера возобновила тренировки, малыш отказался брать грудь. "Роль мамы взял на себя муж, он ходил в детскую консультацию, брал детское питание и кормил сына".


"СКАЗАЛА БЛОХИНУ: БУДЬ СПРИНТЕРОМ, А ФОРВАРД ИЗ ТЕБЯ ВСЕГДА ПОЛУЧИТСЯ"

Олимпийская чемпионка Рима-60 — о том, как принимала в пионеры Блохина и убеждала сосредоточиться его на легкой атлетике, как потчевала кофе Яшина и ждала его с мужем в гости с матчей, на которых он не ручался за свою жизнь




— Вера Самойловна, снятся сны о римской Олимпиаде?

— Нет, но когда вы спросили об интервью, я начала вспоминать прошлое, и приснился руководивший в те времена американским спортом Феррис. Сам он маленький был и очень обрадовался, когда я, низкорослая, выиграла длину. Он мне потом лет десять, до своей кончины, слал из Америки торты. Первую посылку мы отправили на экспертизу в кондитерскую фабрику. А вдруг там какой то яд, мало ли. Но этот торт там слопали и нам оставили только упаковку.

— Но вас и большие люди в Риме с победой поздравляли, имею в виду Юрия Власова.
— После первого дня соревнований председатель спорткомитета Романов сказал: "Кто рассчитывал на эту девочку? А она принесла нам первое "золото", благодаря ей первым на Олимпиаде прозвучал гимн СССР". Тогда Юра Власов подошел ко мне и взял, как пушинку, на руки. Я же ему говорю: "Смотри, чтобы и у тебя на груди была такая золотая бляха". Так и вышло, в штанге он взял последнее, 43-е "золото" нашей страны.

— Вы сказали, что ваш муж приехал в Рим неожиданно даже для вас.
— Да, он умудрился купить путевку в Италию. На следующий день после моей победы за мной в олимпийской деревне пришли жандармы с овчарками и повели на проходную. Все заметушились. Вдруг какая провокация? А ко мне просто пришел муж. "Мы пропустим к тебе его, если ты оставишь нам автограф", — хитро улыбнулись жандармы. Там же от себя они подарили мне утюг, которым и сейчас пользуюсь, а Степановичу — бритву.

— Как у вас складывались отношения с КГБ?
— Вызывали, спрашивали, кто отец—мать. На этом все и заканчивалось. С командой за рубеж каждый раз ездило по несколько людей этого ведомства. Но не за всеми поспевали следить. Помню случай с первой олимпийской чемпионкой СССР Ниной Пономаревой, перед матчевой встречей в Англии в 58-м. Нина зашла в какой-то магазин, набрала там штук 15 шляп, а когда вышла, у нее не оказалось чека. Наручники, препровождение в участок. Из-за разразившегося скандала матч так и не состоялся.

— Знаю, что у вас на квартире гостило немало звезд спорта.
— Яшин с женой Валей бывал. Когда он увидел Андрея, сына моего, и Шурика, племянника, то предложил: так у меня — две девки, может сроднимся? Андрей даже встречался с дочкой Левы, но ничего у них не вышло.

— Яшин делился своими проблемами?
— Он у нас отключался от всех своих мячей. Кофе или вина могли выпить, поговорить за жизнь. Он очень много курил. И как его жена не упрашивала, так и не нашел в себе силы бросить. Может, из-за этого и ушел из жизни и рано.

— Ходили на его матчи в Киеве?
— Муж как-то пробрался до игры к нему в раздевалку. Яшин накинул на себя одеяло и сказал: сейчас ко мне не подходите.

— Он сказал..., — тут в разговор попытался включиться муж Веры Крепкиной, Михаил Степаныч. С трудом, он все же довел свою мысль до конца.

— Он сказал, давай завтра поговорим, я иду на игру и не знаю, буду жив или нет. Он самоотверженно играл. Да, и Веру всегда с Днем рождения поздравлял.

— А какие-то подарки дарил?
— Мяч подарил со своим автографом, — говорит Крепкина. — Мы же его передарили олимпийскому училищу, но там у него "выросли ноги".
После смерти Яшина я к футболу поостыла. Хотя того же Блохина с малых лет знаю. Его мама Катерина Адаменко была первой спринтершей в Украине до моего приезда в 53-м. В 52-м у нее родился Олег и она ушла из активного спорта. Я была связана с пионерией, Блохина в пионеры принимала. А перед этим встретились с Катериной. Она просила: "Скажи Олегу, чтобы он больше легкой атлетикой, а не футболом занимался". И когда я повязывала ему галстук, так и сказала: "В первую очередь будь спринтером хорошим, а нападающий из тебя всегда получится". Вручила ему тогда шоколадную медаль, как одному из самых достойных учеников. И вот, когда в 1970-м мы были у них в гостях, то та медаль все еще была прикреплена к красному знамени, на которое Олег повесил его после принятия в пионеры.

— Может, пожелать чего Блохину хотелось бы?
— Выглядит он незамученным, но кто знает, как он перегорает на своей работе. Деньги у него есть. Главное, чтобы здоровье и семья крепкими были.

ПРОФИЛЬ"ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СПОРТА ОТДАЛИ СИРОТАМ"

Имя:

Реклама


Вера
Крепкина

Родилась:
16.04.1933
в Первоуральске
(Россия)

"После окончания карьеры в 27 лет мне предложили стать тренером — готовить себе смену, но муж сказал: "Вспомни, откуда ты вышла, — из полунищих. Вот и отдавай им теперь себя", — говорит Вера Крепкина. — Мы объездили сиротские дома по всему Союзу. Кто из ребят стал спортсменом, не столь важно. Главное, что росли здоровыми и семьи чтобы крепкие у них были. Многим помогали устроиться в вузы. Было, поступает девчонка на физмат: по профильным предметам — высокие оценки, а по сочинению — тройка. И в списках ее нет. Подходим мы с мужем к ректору, и Степаныч говорит: тройка-то — не по математике, а по сочинению, и девочка — сирота. "Вы меня учить будете?" — взревел ректор. "Нет, — ответил муж. — Но если вы ее возьмете, никто вас не осудит".

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...