1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №7 (262) за 15.01.99

ДУША НЕ ВЫСТРАДАЕТ СЧАСТЬЯ, НО МОЖЕТ ВЫСТРАДАТЬ СЕБЯ

Болезни лечат по-разному. И скальпелем хирурга, и травами, и словом. Но все это -- ничто без воли больного. Выздоровление от самого страшного -- онкологического недуга -- намек на то, что в глубинах нашего существа кроется фантастическая сила духа.

Татьяна Устюжанина, бронзовый призер Олимпийских игр в Барселоне по академической гребле, не только победила свою раковую болезнь, но и продолжает заниматься любимым делом.

-- Таня, вы довольно поздно пришли в греблю.

-- Греблей я занялась в 21 год. А до этого был волейбол, еще дома в Мариуполе им баловалась. Высокая была. Когда заканчивала шестой класс, уже на 182 сантиметра вымахала. Мне посоветовали поступить в спортинтернат. Родители не возражали, и я поехала в Киев. Приемная комиссия увидела во мне метательницу диска и приняла на отделение легкой атлетики. Метанием занималась восемь лет и как застряла на кандидатах в мастера спорта, так и не смогла дальше двинуться. Как-то к нам заглянула девушка -- гребчиха. И как пристала: "Иди попробуй себя в академической гребле, ничего ведь не теряешь". С ее легкой руки я уже двенадцать лет этим видом и занимаюсь.

-- Что вас больше всего привлекло?

-- А что молодую девчонку могло привлечь? Поездки, сборы, солнце, вода, воздух. Я как-то сразу стала своей и очень быстро попала в сборную Союза, мне было интересно находиться среди звезд -- призеров чемпионатов мира, олимпийцев, а еще интереснее с ними соревноваться. На контрольных и тестовых прикидках обыгрывала всех знаменитостей.

У меня был классный тренер -- Виктор Васильевич Потапенко. Чтобы не рассусоливать... На своем первом союзном чемпионате я пришла девятой, на втором -- пятой, а потом -- первой. Поездка нашего экипажа на чемпионат мира в Австралию стояла под вопросом. Я -- новичок в гребле, а с деньгами -- проблемы, где гарантии, что не впустую будут потрачены? Однако Потапенко настоял, и мы поехали. Привезли серебряные медали. А на Олимпиаде в Барселоне стали бронзовыми призерами. И тогда я... получила однокомнатную квартиру.

-- Все так гладко, как в сказке.

-- Если бы. Украина стала независимой, мы отделились, экипажи распались, тренеры поменялись. Пришлось начинать все заново. Уже своими украинскими командами пробивались на мировые первенства. Я стала тренироваться у Юрия Родионова, у нас сформировалась отличная лодка -- четверка парная. Уже в девяносто четвертом на чемпионате мира пришли третьими. А в 95-м надо было бороться за олимпийские лицензии. Дальше -- лучше не вспоминать. За две недели до стартов меня пересаживают в другую лодку. К новичку... А ведь у нас был сильный экипаж, из призеров не выходили. Кому помешали? До сих пор для меня загадка.

Сильно переживала. Тогда уже обнаружила у себя на плече какой-то узелок. Врачи успокоили: дескать, ничего страшного -- из-за нагрузок увеличились лимфоузлы. Предложили удалить. Я, в принципе, не против. Но идет подготовка к Олимпийским играм. Когда болеть? Тем более что плечо не сильно меня беспокоило.

-- Короче, в Играх участвовали, уже будучи больной?

-- Когда вернулась из Америки, поняла, что со здоровьем проблемы. Испугалась. Начала искать знакомых врачей. Нашла женщину в Феофании. "Ничего страшного, простой лимфаденит". Две недели накладывала электрофорез на больное место. Однажды как глянула, а там уже не узелок, а огромная шишка. И пошло. Хождения по диспансерам, консультации...

-- Вы догадывались, что...

-- Да, я подслушала разговор нашего врача с профессором. "Сложнейшая злокачественная опухоль, лимфоузлы увеличены". Короче, рак.

-- Страшно было?

-- Сразу -- нет. Позже. Казалось, это не со мной. Уже когда стали делать химиотерапию в институте онкологии, до меня дошло -- это не шуточки. Лежала в палате со старушками. Они несчастные такие, плачут, мне их жалко, подбадривала как могла. Меня вся команда проведывала, ящиками фрукты и соки приносили, я все раздавала.

-- Наверное, это здорово, когда с бедой один на один не остаешься?

-- Они договорились об операции, деньги собрали на все расходы. Лучшие в мире лекарства доставали. Гребцы, и Спорткомитет, и "Динамо". До операции и пока лежала в больнице, состояние было неплохое. А уже когда привезли домой после... Мама долго возле меня не могла находиться. Я ее понимала. Я плюс больной отец. Лежу, а в голову мысли лезут. Что будет дальше? На что буду жить, когда ставку снимут? Кому нужна такая? Слезы сами на глаза наворачиваются. Наплачусь. Позвоню подругам. "Света, приезжай, не могу больше". Света (Светлана Мазий -- О. Д.) бросает все свои дела и мчится. Она и еще Нина Уманец, бывшая гребчиха, и материально, и морально меня поддерживали.

-- И, можно сказать, свершилось чудо.

-- Нина тогда работала директором ДЮСШ по водным видам. Она упросила руководство взять меня на сборы, чтобы я одна не оставалась. И действительно... попала к своим, почувствовала, что жива, что здесь мое место. Ребята тренировались, я гуляла. Как-то зашла в зал. Подняла маленький "блинчик" -- голова кругом пошла. Вышла на улицу, отдышалась -- и снова в зал. На следующий день уже два подхода. Голова болит -- видно, давление поднимается, -- выйду, подышу свежим воздухом и опять поднимаю. И так целый сбор. Нина посоветовала нашему доктору обратиться в немецкую фирму, которая рекламировала свой препарат "Wobe-Mugos". Помогает клетке бороться с раковой опухолью. Они меня снабдили им на целый год. Как бы в качестве рекламы. Стала его принимать, почувствовала себя намного лучше, силы появились. Тогда же за весла села.
Анализы улучшились, гемоглобин повысился. По себе чувствовала -- мне лучше. Хотелось двигаться, тренироваться. Мой тренер Юрий Родионов взял на сбор в Прикарпатье. Оттуда приехала другим человеком. Операция была в ноябре, а в мае в Днепропетровске уже гонялась в одиночке на регате и заняла второе место. Рвалась на чемпионат мира. Позже узнала, как ругали Юрия Васильевича за то, что включал меня и в поездки, и на сборы, и на соревнования.

Потом попала к целителю из Леток Ивану Григорьевичу. Полгода каждые две-три недели ездила к нему на приемы. Травки пила, таблеток уже не принимала. Травки окончательно поставили меня на ноги.

Когда выиграла зимний чемпионат в Николаеве, очень просила, чтобы позволили участвовать в международных регатах. Не брали, отговаривали. Весной прошлого года на сборы в Югославию помог поехать Николай Марценюк, а Петр Буркацкий средства выделил. Осенью стартовала в чемпионате мира.

-- Может, еще об одной Олимпиаде мечтаете?

-- Конечно, мечтаю. Если попаду в Сеул, смогу и себе, и всем доказать -- я победила врага. Хорошо запомнила слова хирурга, оперировавшего меня: "Выживает тот, кто не падает духом".