1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №196 (199) за 13.10.98

СТАЛИН ЕЕ ЦЕЛОВАЛ, ФИДЕЛЬ УСТУПИЛ КРЕСЛО, А МЭРУ ФЕДОРУКУ НЕКОГДА

Насколько счастливой бывает случайная встреча! Вдруг попадаешь в гости к незнакомому человеку и открываешь для себя потрясающую личность -- с судьбой, достойной романа. Александра Семеновна Винокурова пережила двух мужей, сына, дарила свои уникальные вышивки Сталину, Хрущеву, а 70-летие творческой деятельности отметила на Кубе с Фиделем Кастро.

-- Впервые я взяла иголку в школе, в четвертом классе. Мы жили в Карантине (это под Керчью). Учительница научила меня делать мережку. И когда мои старшие сестры начали выходить замуж, я им готовила приданое (у меня было 15 братьев и сестер). В нашей глухой, забитой деревне и власть поменялась на три года позже. Когда вышел ленинский декрет "Учиться", в селе был один грамотный человек, и все -- даже моя мама -- начали учиться. "Ленин открыл нам глаза", -- говорила мама. "Шура, это же "Правда"!" -- читала она заголовок газеты. Поэтому так много в моем музее портретов Ленина.

Я с 1943 года в партии, и свои идеалы не меняю. В Киеве была моя выставка, организованная Фондом культуры, на ней побывал Петр Симоненко. А что творилось на Кубе!

-- Как вы попали туда?

-- Фидель Кастро меня пригласил. На празднование 120-летия воссоединения Буковины с Украиной в Черновцы приезжали послы многих стран, в том числе Серхио де Лопес. Он сказал в исполкоме: "Я хочу видеть музей Винокуровой". Пришел сюда, увидел портрет Ленина, восторгался, а уходя, спросил: "Вы могли бы вышить портрет Фиделя?" Я ответила: "Да". Через две недели мне прислали две фотографии. Посол звонил, интересовался, как идут дела, и когда работа была закончена, приехал, забрал портрет и увез его на Кубу. Потом я получила приглашение с такими словами: "Нам приятно узнать, что с вашей отвагой, подвигами и оптимизмом вы сумели ревностно сберечь и увековечить память великого исторического дела всемирного пролетариата..."

Я ВЗЯЛА СЫНА И ПОШЛА В АРМИЮ

-- Какие подвиги здесь упоминаются?

-- Я участник войны, инвалид первой группы, воевала в артиллерии под Енакиево, на станции Кагановичи. После ранения попала в 17-ю Воздушную армию, была в батальоне аэродромного обслуживания -- чинила и укладывала парашюты. Если летчик разбивался из-за парашюта -- трибунал. В 1941-м мне было 28 лет, я взяла девятилетнего сына за руку и пошла добровольцем в армию. Мы вместе прошли всю войну. А куда мне было идти? Мужа расстреляли в 1937 году. Потом сын стал профессором, доктором наук, академиком. Он автор уникального метода сварки, заведовал кафедрой в Бауманском институте в Москве, был известным ученым. Его зовут Виталий Александрович Винокуров, хотя на самом деле его фамилия Стародубцев, а отчество -- Дмитриевич. Когда хоронили моего сына, Елисеев (ректор МВТУ) сказал: "Виталий Александрович разработал сварку в космосе, которую я осуществил". Наверное, я могла воспитать сына таким. Я так была предана Советской власти, и до сегодняшнего дня считаю, что тогда была нормальная жизнь.

-- Посол Лопес расспрашивал о вашей жизни?

-- На открытии выставки в Гаване я кратко рассказала о себе. Народ интересовался, задавал вопросы. Вы не представляете, что это было! Все целовали портрет Ленина, становились на колени, молились на него. Я жила двадцать дней во дворце Фиделя Кастро, на машине ездила, купалась в океане. На меня потратили $28 800. Фидель подарил мне красивую настольную лампу.

Он пришел на открытие выставки и, увидев портрет, попросил разрешения потрогать бороду -- она его поразила своей натуральностью. На приеме Фидель усадил меня в свое кресло -- оказалось, в нем впервые сидела женщина!

-- Были ли трудности с вывозом ваших работ за границу?

-- Нам никто не помогал, мы составили список и сфотографировали каждую работу, в Министерстве культуры дали разрешение вывезти экспозицию на определенное время.

-- Что произошло раньше: ваше вручение подарка Сталину или расстрел первого мужа?

-- Мужа, Дмитрия Стародубцева, расстреляли в 1937-м, а портрет я вышила к 70-летию Сталина, в 1952 году, и вручила на XIX съезде. Он пожал мне руку, обнял и поцеловал.

-- Кем был ваш первый муж?

-- Четыре года он отслужил во флоте, потом был уполномоченным по раскулачиванию. Моих родителей как кулаков должны были выслать, а он на мне женился. За это ему выговор записали. А в 1937-м забрали и расстреляли. И я тоже пережила их допросы.

-- Вы не подавали на реабилитацию?

-- Нет, что уже было говорить!

ОДНОЙ ОТЧИЗНЫ ДЕТИ

-- Вы давно живете в Черновцах?

-- С 1946 года. Квартира приватизирована. Моя соседка продала свою жилплощадь, и теперь мне угрожают, что на старости лет придется еще и с цыганами пожить. Суд решил, что мне будут принадлежать подвал и коридор, но кому это надо? У меня было четыре инфаркта, последний -- на суде. После смерти мужа меня "уплотнили", решив, что три комнаты для одной очень много. Знаете такую песню: "Кто сотворил все это, кто затеял? За что воюем мы и что мы делим? Твои, одной отчизны дети, -- и нет ее -- и мы никто на свете!" Выходит, мы -- никто, участники войны или нет. Кто деньги имеет, тот все может. А у меня осталось 7 рублей до пенсии, которой мне начислили всего 60%.

-- Чем вы занимались после войны?

-- Я проработала в Доме офицеров 20 лет: учила женщин шить, вышивать. У меня очень много учениц, каждый год -- около 100 человек, всего -- где-то 2 тысячи. Они работали в школах, на фабрике им. Ю.Федьковича, многие выставляли свои работы. Это дело всей моей жизни. Сейчас я работаю в церкви, бесплатно. Батюшка Свято-Николаевской церкви, отец Дмитрий, увидел мои работы и предложил учить его прихожанок. К пасхе они уже подготовили выставку "Христос воскрес", 18 картинок. Я возила их в Киев, в Фонде культуры побывали представители Верховной Рады. Борис Олийнык сказал: "Эта молодая красивая женщина все это вышила. Ей исполнилось всего 85 лет, из них 70 -- творческих". А я сказала своим гостям, что проживу до 100 лет.