1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №186 (441) за 06.10.99

ИРИНА МУРАВЬЕВА: "ВСЕ ЭТО -- ИГРА!"

Ирина Муравьева не любит давать интервью. Отвечает на вопросы очень коротко, односложно. Иногда просто пожимает плечами. Мои коллеги, разумеется, считают это недостатком, оскорбительным нежеланием общаться с прессой... А я смотрела и думала: какая мудрая женщина! С каждой минутой, с каждым ответом-недомолвкой она казалась мне все очаровательнее.

"КОГДА ДЕТИ РАСТУТ В ТЕАТРЕ -- ЭТО ОТ НИЩЕТЫ"


Ирина Муравьева
Муравьева приехала в Киев с московским Малым театром. Блистала в обоих гастрольных спектаклях -- "Волках и овцах" Островского и "Чайке" Чехова. На сцене она -- ураган: море энергии, энтузиазма, азарта и задора! После спектакля, мгновенно сменив роскошный наряд чеховской героини на легкую блузу и юбку (погодка-то у нас -- та еще!), она высунула голову из двери гримерной, как из норки: "Где эта девочка?" Деловито разгримировываясь: "Это вы вчера сказали, что без моего интервью вас редактор уволит?"

-- Ирина Вадимовна, две ваших героини: Купавина, которая жалуется, что мужчины всю жизнь будут ею управлять -- и самостоятельная Аркадина. Кто из них вам ближе? И вообще, важно ли для вас, чтобы героиня была на вас похожа?

-- Конечно, нет. Какое это имеет значение? И не надо искать сходства. Я понимаю, для зрителей это, наверное, интересно.

-- Зрители-то все равно отождествляют актрису с ее героинями.

-- Не отождествляйте! (Смеется.) Это игра. Нас так учили. Роль такая.

-- Учили вас, насколько я знаю, в Детском театре. А потом вы оттуда ушли. Ушли из театра, где ваш муж Леонид Эйдлин работает режиссером. Это что, была демонстрация самостоятельности и независимости?

-- Просто я знала, что не буду всю жизнь работать в детском театре, что мне надо переходить во "взрослый" театр. И при первой же возможности я...

--...сбежали?

-- Почему сбежала? Просто перешла.


СПРАВКА "СЕГОДНЯ"
Ирина Муравьева и Леонид Эйдлин прожили вместе уже 25 лет. На серебряную свадьбу муж подарил Ирине Вадимовне маленькую серебристую машину, итальянскую Punto. За рулем ей хорошо: "Это единственное место, где я абсолютно одна".


-- В семье, где мама -- артистка, папа -- режиссер, дети, как правило, вырастают за кулисами. Ваши два сына тоже росли в театре?

-- Нет, они росли дома.

-- Вы их намеренно ограждали?

-- Зачем? Просто у меня была возможность НЕ воспитывать их в театре. Это же от нищеты все!

-- Почему? Многие считают, что это здорово...

-- Что -- здорово? Ребенка положить спать в гримерной? Никакого "здорово" в этом нет! Ни для кого это не здорово! Артисты же -- люди-то бедные. Все происходит оттого, что невозможно няню взять, от неудобств житейских...

-- У ваших была няня?

-- По-всякому было.

"Я ЖЕ НЕ ЗРИТЕЛЕМ РАБОТАЮ!"

-- У вас в кино несколько раз были героини-Золушки, с которыми происходят чудесные превращения: "Самая обаятельная и привлекательная", "Артистка из Грибова"...

-- Ну нет, это не Золушки... Золушка -- это Катерина из фильма "Москва слезам не верит".

-- Говорят, когда вы посмотрели первую серию "Москва слезам не верит" -- расплакались. Неужели это правда?

-- Н-ну... ("фирменное" мурлыканье Ирины Муравьевой -- Н.Х.) Да, было дело. Я не понравилась себе.

-- А обычно вы себе на экране нравитесь?

-- Нет... Нет. Уже когда много лет пройдет -- ну может быть, я даже могу спокойно на себя смотреть. Это же противоестественное положение -- видеть себя со стороны.

-- Но ведь это работа артиста такая!

-- Да, играть. Но не смотреть. (Озорно.) Я ж не зрителем работаю!

-- Сейчас есть какие-то интересные предложения в кино?

-- Я пока отказываюсь. Вот сейчас, наверное, будет большая работа -- мне позвонили буквально сегодня в Киев и предложили.

-- Боитесь заранее говорить? У вас на этот счет свои приметы, предрассудки? Есть такое красивое украинское слово -- "забобони".

-- Я православный человек. У нас, у православных, никаких примет нет, никаких (сосредоточенно) "забобонов" ваших. (Радостный хохот: получилось! -- Н.Х.) Просто что об этом говорить, если этого пока нет?

-- Буквально на днях видела вас по НТВ в программе "В нашу гавань заходили корабли", где вы по бумажке пели "дворовые" песенки. Мне показалось, что вы это делали как-то уж очень принужденно...


СПРАВКА "СЕГОДНЯ"
Программа "В нашу гавань заходили корабли" несколько лет звучала на волнах российского радио. Поскольку идея собирательства "дворового фольклора" находила самый горячий отклик у широких слоев населения, с сентября этого года "Нашу гавань" пригласили на НТВ.


-- Вообще я уже несколько лет не участвую в этой передаче. А тут мне сказали, что будет передача, посвященная Зиновию Ефимовичу Гердту, о нем будут вспоминать, он сам будет петь. Я не смогла отказаться: Гердт "Нашу гавань" начинал, и мне казалось, что вот так, как Гердт поет, -- вот так и надо петь. Как Гердт, Смирнов. А сейчас это такая... передача художественной самодеятельности. Приходят учителя, какие-то тетеньки, дяденьки... Она просто стала совершенно другая. Артисты туда уже не приходят.

"ЛУЧШЕ Я СКАЖУ, ЧТО МНЕ 50. А ТО ЕЩЕ ПОДУМАЮТ, ЧТО 60!"

-- Обычно женщины предпочитают тщательно скрывать свой возраст, а ваш юбилей достаточно громко праздновался. Вы отважная женщина?!

-- Я просто не делала себе пластическую операцию. Ее же делают, чтобы выглядеть моложе. Вот если б я ее сделала -- я должна была бы скрывать свой возраст. А так... Мало ли, подумают, что мне -- шестьдесят! Так я лучше скажу, что мне еще пятьдесят.

-- Вам по душе такие мероприятия?

-- Да нет, конечно. Меня вообще почти заставили. Мне так долго об этом говорили, внушали... И потом, ко мне так хорошо относятся в этом театре! Они сказали: "Ирина Вадимовна, мы все организуем!" -- "Ну, ладно..." Конечно, моя бы воля, я бы ничего этого не делала.

-- Неужели? Но ведь в актерской природе заложено желание быть на виду, в центре внимания!

-- Заложено, конечно! Мы же играем спектакль, выходим на поклоны... Ну вот -- я и получила все, что надо. И пойду сейчас в гостиницу. На ужин. (На часах к этому моменту уже 22.40. -- Н.Х.)

-- Я сегодня нечаянно оказалась в вашей гостинице в обеденное время -- говорят, вы на обед не ходите?..

-- М-мм... хотела не пойти! (Вздох.) Но все равно пошла. Мы задержались в городе: в полшестого начинается репетиция, а мы в четыре только вернулись в гостиницу. Обед вроде бы уже кончился, но... нам дали. (Воинственно.) И мы все съели. Как па-аследние негодяи! Здесь потрясающе вкусно кормят -- невозможно не есть!

-- Для большинства актрис похудение -- вечная проблема.

-- Ой, некоторые едят и едят -- и им ничего. А я только посмотрю на пирожное -- и уже распухла!

-- Вы не любите встречаться с журналистами. Отчего? Они что, вам сильно насолили?

-- Я понимаю: журналисты такие же люди, у них своя работа... Просто я не люблю, когда мне задают вопросы.