Ирина Акимова

Директор центра "Новая социальная и экономическая политика" 

Готова ли Украина к полноценному запуску Зоны свободной торговли с ЕС

мнения

29 Октября 2015, 12:20

Остается два месяца до полного вступления в силу глубокой и всеобъемлющей ЗСТ между Украиной и ЕС.

Напомню, что 25 апреля 2014 г. ЕС применил к Украине режим автономных торговых преференций (АТП), в одностороннем порядке обнулив и снизив ввозные пошлины для товаров из Украины. С началом действия АТП ввозная пошлина была моментально отменена для 94,7% украинского экспорта промышленных товаров и 83,4% с/х товаров и пищевой продукции. По оставшимся позициям средний таможенный тариф снизился с 7,6% до 0,5%, т.е. до уровня определенного для первого года ЗСТ. Кроме того, ЕС предоставил Украине возможность беспошлинного экспорта в рамках установленных квот по 36 "чувствительным" для ЕС товарным группам (в основном с/х и продукция пищевой промышленности), что расширило, по оценкам МЭРТ, беспошлинный ввоз уже на 97-99% украинского экспорта.

Режим торговых преференций, запланированный ЕС изначально на полгода, был впоследствии продлен до конца следующего 2015 г.

Все это время Украина имела возможность пользоваться в одностороннем порядке выгодами зоны свободной торговли с ЕС, не снижая пошлины и не открывая рынок для европейских производителей.

Теперь откладывать полноценное вступление в силу соглашения никто не будет. 23 октября во время украинско-немецкого бизнес форума в Берлине и премьер-министр Украины, А.Яценюк, и канцлер ФРГ, А.Меркель отмели даже малую вероятность очередного продления АТП под давлением РФ.

Это означает, что с 1 января 2016 г. Украина начнет либерализацию торгового режима для импорта из ЕС: ввозная пошлина будет моментально отменена для почти половины импортируемой из ЕС продукции с/х, пищевой переработки и промышленных товаров; по остальным позициям средний таможенный тариф снизится с 4,95% до 2,42%; Украина предоставит квоты ЕС на беспошлинный ввоз по трем чувствительным позициям (свинина, мясо птицы, сахар). Добавим к этому отмену с 1 января 2016 г. действия дополнительного импортного сбора 5-10%, который служил еще одним тарифным барьером в т.ч. на пути импорта из ЕС. Всего за 10 лет действия ЗСТ Украина снизит средний импортный тариф до 1,38%, в т.ч. по промышленным товарам до нуля, а либерализация затронет 97% всего импорта из ЕС.

ec_01

Опасения украинских производителей по поводу запуска полноценной свободной торговли с ЕС, существовавшие раньше, за последние полтора года никуда не делись. Как использовала Украина режим торговых преференций? Насколько эффективно украинские власти смогли во время этого переходного периода подготовиться к вступлению ЗСТ, чтобы смягчить возможные краткосрочные потери украинским товаропроизводителям?

По данным Госкомстата, в 2014 г. экспорт товаров в страны ЕС-28 вырос на скромные 1,4% или на 250 млн. дол. (при этом суммарный экспорт товаров и услуг в страны ЕС по итогам прошлого года уменьшился на 50 млн. дол.). Однако уже в 2015 г. в торговле на европейском направлении произошел значительный спад: за первые 7 месяцев 2015 г. (против аналогичного периода прошлого года) товарный экспорт в страны ЕС обвалился на 3,5 млрд. дол. или на 37,9%. Среди наиболее "просевших" позиций не только сырьевой и полу-сырьевой экспорт (стальные заготовки, кукуруза, железная руда, уголь, чугун), но и продукция пищепрома (подсолнечное масло), электротехнической промышленности (провода, кабели) и других отраслей.

Безусловно, свой вклад в развитие негативных тенденций в торговле со странами ЕС внесли объективные факторы: война на Донбассе, медленное восстановление экономики стран ЕС, ухудшение мировой конъюнктуры на сырьевых рынках с ценовыми минимумами на металло- и агропродукцию за последние несколько лет. Однако вряд ли можно списывать такой глубокий спад в экспорте только на эти факторы, учитывая действие одностороннего применения режима АТП , а также потерю гривной 2/3 своей стоимости, которая повысила ценовую конкурентоспособность наших экспортеров.

Здесь очевидна существенная недоработка со стороны украинской власти.

Во-первых, у правительства нет стратегии развития экспорта в изменившихся геополитических условиях и эффективной системы продвижения украинского экспорта.

Внутренняя среда для работы экспортеров за последние полтора года значительно ухудшилась. Из-за долгового и банковского кризиса ослаб доступ к внешнему и внутреннему финансированию. Увеличился фискальный прессинг: только по возмещению НДС и переплатам по налогу на прибыль государство задолжало бизнесу 47 млрд. грн., большая часть из которого касается на экспортеров. Значительно осложняет работу действие валютных ограничений.

На этом фоне украинские власти так не пришли на помощь экспортерам, чтобы минимизировать негативные последствия кризиса и потери внешних рынков в странах Таможенного союза. Несмотря на многочисленные разговоры, так и не заработало экспортно-кредитное агентство, которое бы занималось страхованием, гарантированием и кредитованием экспорта. МЭРТ обещает запустить такое агентство со специализацией на первых двух функциях (функция кредитования отойдет Укрэксимбанку) с 2016 г. Однако на сегодня нет ни зарегистрированного законопроекта на эту тему, ни понятных источников финансирования его запуска.

Не работают механизмы про-активного продвижения интересов украинских производителей на внешних рынках инструментами экономической дипломатии (через систему МИД, МЭРТ, ТПП и т.д.). Усилия украинского правительства в этом направлении оказались заточенными скорее на процесс и на PR, чем на результаты. Речь идет об организации советов экспортеров (созданы как при МИД, так и МЭРТ ); проведении многочленных торговых саммитов; перезапуск официального веб-сайта для экспортеров (релевантность информации на котором к тому же сомнительна). Меры полезные и нужные, но только при условии конкретных шагов по поддержке экспорта. Остаются нерешенными главные вопросы: Каковы конкурентные преимущества украинского экспорта в условиях меняющегося геополитического и геоэкономического ландшафта? Какие товарные и географические рынки для Украины являются перспективными? Без ответа на эти вопросы любые попытки "промоутить" экспорт будут выглядеть как попытка поставить телегу впереди лошади. Появление экспортной стратегии МЭРТ анонсировал еще на конец сентября, однако до сих пор публично она так и не представлена. Это накладывает свой отпечаток на слабые темпы географической и продуктовой диверсификации и экспансии украинского экспорта, в т.ч. на европейском направлении.

Во-вторых, план подготовки к началу имплементации ЗСТ с ЕС не выполнен.

По мнению замминистра МЭРТ Н. Никольской, высказанного 16 сентября в ходе заседания парламентского комитета по евроинтеграции, Украина готова к применению ЗСТ с 1 января 2016 г. в законодательном плане на 95%.

В таком "оптимизме" МЭРТ можно усомниться. Тем более, 19 октября на заседании Нацсовета реформ прозвучала информация о том, что план имплементации Соглашения об ассоциации (СА) и в том числе ЗСТ, выполнен только чуть более, чем на половину. При этом 9 из 38 невыполненных заданий были связаны с ЗСТ. Картинка становится еще более грустной, если учесть, что из 72 законов в рамках выполнения СА было принято только 17 (т.е. менее ¼). Сколько из них касаются ЗСТ – не сообщается. Однако на конец октября оставался не принятым целый ряд важных законопроектов, необходимых для полноценного использования преимуществ ЗСТ украинскими производителями, в т .ч. о государственном контроле в сфере безопасности и качества пищевых продуктов; о кормах; о внесении изменений в законодательство по вопросам регистрации и идентификации животных; о публичных госзакупках и т.д. Пока принято только 70% (17 из 24) технических регламентов ЕС (вслед за которыми нужно будет принять несколько тысяч технических стандартов), что ограничивает возможности экспорта нашей промышленной продукции.

В то же время, существенно хромает имплементация уже давно принятых законов и подзаконных актов. Правительство еще 10 сентября 2014 г. своим постановлением создало единый орган для соблюдения стандартов качества и безопасности пищевых продуктов – Государственную службу Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты прав потребителей, которая объединяла функции 3-х служб (Госветфитослужбы, СЭС и Госинспекции по вопросам защиты прав потребителей). Однако положение об этой службе было принято только через год (!) – в сентябре 2015 г. На начало октября новая служба состояла из вывески и 2-х человек в штате (директора и его заместителя). Кто будет подтверждать ранее выданные разрешения на экспорт в ЕС пищевой продукции и оформлять новые? Вместе с остающимися неурегулированными законодательными вопросами, например, по регистрации и идентификации животных, это может заблокировать экспорт молочной и мясной продукции в ЕС.

Важным практическим шагом в продвижении украинского экспорта в ЕС могло стать присоединение Украины к т.н. соглашению ACAA (о взаимном признании сертификатов соответствия продукции требованиям безопасности). Без него украинские экспортеры вынуждены проходить дорогостоящие процедуры оценки сертификации в странах ЕС, а не в Украине. Остается только догадываться, почему этот вопрос так и не был решен за прошедшие полтора года действия переходного периода ЗСТ.

Отдельный блок вопросов – коммуникации. То, что бизнес слабо информирован о возможностях ЗСТ и поэтому не занимает активную позицию в выходе на европейские рынки, признают сегодня все. Однако задача донесения такой информации – это прямая обязанность правительства. Приведу только один пример. По состоянию на начало октября 2015 г. Украина полностью выбрала квоты по 6 из 36 "чувствительных" товарных групп, на которые распространяется возможность беспошлинного ввоза (кукуруза, пшеница, мука ячменная, мед, соки, обработанные томаты), практически выбрала квоту по сахару, на 50-75% выбрала квоты по курятине, ячменю, овсу. Остальные квоты остались практически не выбранными , в т.ч. по баранине, сахарным сиропам, крахмалу, высевкам, грибам, чесноку. Безусловно, Украине следует поднимать вопрос увеличения размера квот по отдельным товарным группам, однако технически это станет возможным только после завершения ратификации СА всеми странами. Пока что необходимо наращивать экспорт по другим товарным группам, подпадающим под беспошлинные тарифные квоты. И все причастные министерства (МИД, МЭРТ, Минагро) должны были еще в начале года указать бизнесу на существующие возможности, а не дружно вести разъяснительную работу под конец года.

До конца года при условии напряженной работы "на результат" часть проблем (например, присоединение к ACCA, принятие недостающих законов) еще может быть решена. Это может помочь снизить риски для бизнеса. Правительству необходимо использовать все доступные инструменты выхода на рынки, используя преимущества ЗСТ с Европейским союзом (например, через присоединение к Региональной конвенции о преференционных правилах происхождения товаров Пан-Евро-Мед), а также активно заниматься включением Украины в глобальные сбытовые и логистические цепочки для наращивания экспорта в ЕС. Надо быть готовыми к применению Российской Федерацией с 1 января 2016 г. обычного режима наибольшего благоприятствования. Хотя пик торгового шока в отношениях с РФ уже пройден, но новые торговые санкции не останутся незамеченными. Ведь РФ остается вторым после ЕС крупнейшим торговым партнером Украины, на который приходится 12 процентов украинского экспорта.

Реализация этих задач потребует системной и более про-активной позиции правительства по продвижению украинского экспорта в целом и на европейском направлении в частности. Сейчас необходимо бороться за каждый рынок сбыта и за каждого экспортера. Наивная надежда на "авось" и на то, что рынок все сам отрегулирует, в данном случае граничит с безответственностью.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...