Борис Колесников

Премьер-министр Оппозиционного правительства

Наша власть не делает ничего!

мнения

5 Июня 2015, 14:53

Интервью польской газете "Rzheczpospolita" 

— Как вы оцениваете правление президента Порошенко и премьера Яценюка? Что они сделали доброго? 

— Коалиция сформирована пятью партиями. Они не проводят никаких реформ. Можно по-разному относиться к реформам Бальцеровича, но он их провел, и видим результаты. А у нас не понятно, чем занималось правительство полтора года – после прихода к власти в феврале 2014 года. Надо добиться мира и начать реформы, способствующие развитию. Но власть молчит. 

— Подняли цены на газ, электроэнергию ... 

— Это не реформа. Почему в Великобритании элита, в том числе королевская семья, пользуется таким уважением? Потому что на протяжении веков было так, что в случае войны она первой выдвигалась в бой. Если бы власть в нашей стране сказала: – Мы отказались от всего, и теперь мы должны поднять цены, но проводить реформы; вы будете зарабатывать больше, но и платить больше за коммунальные услуги – это было бы прекрасно. Но власти не отказались от своих привилегий. Они имеют миллион госслужащих, бизнес граждан находится под давлением со стороны милиции, прокуратуры, спецслужб и не развивается. Нет верховенства закона. В такую Украину инвестиции не придут. 

— Что бы вы посоветовали Порошенко? 

— Прежде всего, необходимо добиться мира. Используя футбольную терминологию, он должен передать мяч на поле соперника. Должен представить модель децентрализации, которая защищает территориальную целостность и независимость, а властные полномочия передаются сверху вниз, и это касается не только Донбасса, но и всех регионов. И если Донбасс требует этих полномочий, , хорошо, пусть он их получит в первую очередь. 

— Где граница этой децентрализации? Ведь речь не идет о том, чтобы некоторые части Украины могли получить независимость? 

— Политическая культура Украины не позволит создать федерацию. Она должна быть унитарным государством с широкими полномочиями для местных властей, усиленными финансовой составляющей. Наиболее близкой является польская модель, но также в качестве примера может служить Италия и Испания (хотя последняя и является монархией). Центральные органы власти должны оставить за собою управление четырьмя направлениями: обороной, безопасностью, внешней политикой и национальной инфраструктурой. 

— Есть опасения, что регионы смогут объявить о вето, когда вся Украина будет хотеть, чтобы сделать выбор, например, относительно вступления в ЕС. 

— Для того, чтобы Украина присоединилась к ЕС, Европейский Союз должен сначала сказать, что он готов нас  принять. 

— Но если когда-нибудь будет такой шанс? 

— Значит, надо будет провести референдум. 

— То есть, регионы не будут иметь права вето? 

— Очевидно. Мы должны усовершенствовать закон о референдуме, необходимо спрашивать у народа. Децентрализация не должна привести к распаду страны. 

— Может ли отсутствие реформ привести к следующему Майдану? Потому что люди не выдержат? 

— Трудно прогнозировать. Для того в мире и проводятся выборы, чтобы не было Майданов. Политики используют недовольство людей в своих целях. Сейчас в социальных сетях много карикатур,  в которых говорится, что люди отдавали свои жизни за то, чтобы заплатить за доллар в три раза дороже, потерять работу и получить продолжительную войну.  Но ведь не за это же умирали? На Востоке погибли около 7 тысяч человек – это в два раза больше, чем погибло украинцев в рядах Советской Армии во время войны в Афганистане. 

— Если не новый Майдан, то новые выборы? 

— Если не удастся достичь конструктива, то необходимо – как когда-то в Италии – распустить парламент. Оппозиционный блок не войдет в коалицию ни при каких обстоятельствах. Потому что власть себя дискредитировала. Вместо сохранения Украины своими законами, в том числе законом об УПА, она ее разрушает. 

— Вы возглавляете оппозиционное правительство, теневой кабинет. Готовы ли вы взять власть в стране? 

— Я могу сказать вам, в каком направлении мы будем действовать, если выиграем выборы. Прежде всего – это мир. Во-вторых – то, что нужно для мира: специальный статус для регионов, желательно для всех 25. 

— Как действовать с так называемыми "народными республиками" в Донецке и Луганске? 

— Из центра пока не было никакой инициативы. Необходимо провести выборы на Донбассе, и чем скорее, тем лучше для дела мира. Выборы должны пройти в соответствии с законами Украины, при содействии Центральной избирательной комиссии Украины, местных активистов и ОБСЕ. 

— А парламентские выборы?

— Поскольку коалиция забрела в тупик, необходимо объявить парламентские выборы. Я за следующую модель: партия, которая побеждает, получает 50 процентов плюс один голос, и она решает – формировать коалицию с другими партиями или формировать собственное правительство. Тогда очевидна ответственность. Яценюк выиграл выборы, если бы он самостоятельно создал правительство, то, возможно, имел бы некоторые успехи. Но сейчас есть пять членов коалиции, критикующих друг друга. 

— Вы говорите, как будто нету войны на востоке. 

— Оппозиция не может остановить войну, потому что она не принимает решения. Если оппозиция придет к власти, то будем решать. И мир наступит очень быстро. 

— Может ли война войти в новую фазу, может ли развернуться наступление на Мариуполь, ваш родной город? 

— Это невозможно предсказать. Но если боевики захватят Мариуполь, Украина не получит около $ 10 млрд финансовой выручки. И только национальная валюта попросту рухнет 

— Вы говорите "боевики", мы используем термин "пророссийские сепаратисты". 

— Пусть будут "сепаратисты", "активисты с востока" – как кому удобно. 

— У Вас был хоккейный клуб в Донецке. Что с ним случилось? 

— Всех детей мы вывезли за территорию "ДНР", а это были тысячи детей, в том числе девочки. Арендуем два дворца спорта, один в Донецкой области, один в Киеве. 

— Когда Вы были в последний раз в Донецке? 

— Ровно год тому назад. Был на юге Донецкой области, по эту сторону фронта.

Дворец, в котором играли хоккеисты, сожгли в мае прошлого года. Экономика не работает. А президент обещал, что закончит войну очень быстро, что антитеррористическая операция не будет длиться месяцами. Не закончил. Мы должны были выбрать мир, дать полномочия. Киев должен быть главным игроком на Донбассе, выдвигая инициативы, потому что это часть нашей страны. А они говорят: "Это террористы, и с ними не ведем переговоры". Ну, а там – четыре миллиона заложников. Есть ли в мире страна, которая позволила бы себе не участвовать в переговорах с таким количеством заложников? 

— Вы надеетесь вернуться в Донецк? 

— Я убежден, что в Донецк вернется мир, а вернусь ли я – это другой вопрос. 

— Запад очень много обещал Украине. Не кажется ли Вам, что теперь оставил ее наедине со своими проблемами? 

— Мы всегда должны полагаться на собственные силы. Запад имеет свои собственные проблемы, чем мог помочь, тем помог, в ряде случаев не поможет. Я встретился в Варшаве с польскими политиками [с Александром Квасьневским, Лешеком Миллером и Павлом Ковалем – ред.], чтобы убедиться, только ли нам кажется, что украинские власти не делают ничего. В Польше тоже это понимают. Польские политики разочарованы в украинских властях. Прекрасно понимают, что власть ничего фактически не сделала и ведет страну не по правильному пути. Польша рисковала своей репутацией, защищая Украину. А результат – ноль. 

— Вы говорили о новых выборах. Вы думаете, что настроения в Украине таковы, что Оппозиционный блок, который вышел из Партии регионов, может выиграть? 

— Люди хотели чего-то другого от властей, но пока не готовы признать, что Майдан, на самом деле, разрушил Украину. Они надеялись на нечто противоположное. Жаль простых людей, убитых на Майдане и на Донбассе, гражданских лиц и военных. Это трагедия. Выиграем, не выиграем... Нынешние власти не понимают, что успех западного мира, в том числе Польши, базируется на простоте, прозрачности и прагматизме. А мы все еще живем по советским шаблонам и символам. Как говорили в СССР, независимо от того, что бы мы ни делали, у нас получится автомат Калашникова. И так же, к сожалению, в нашей политике. 

— Говорят, что Оппозиционный блок является пророссийской партией. 

— Так говорили и о Партии регионов. Но никогда ни ПР, ни Оппозиционный блок не были пророссийскими. Они могли быть только проукраинскими. Члены нашей партии, в частности владельцы предприятий среднего уровня, развивают торговлю со странами СНГ, не только с Россией, но в то же время защищают рабочие места в Украине, в рамках своих компаний. Пусть это проистекает из их соображений, но это не означает, что партия пророссийская. В свою очередь, власть объявила себя прозападной. Но власти в Польше работают ради польского интереса, в Великобритании – ради своего, и только у нас – в интересах Запада. Это таких называют "пятой колонной". 

— Они, вероятно, являются прозападными в том смысле, что хотят, чтобы Украина стала когда-то частью Запада, членом ЕС. 

— Можно хотеть полететь на Луну. Важно, что они для этого делают, и не делают ничего. 

— Бывший президент Грузии стал губернатором Одессы. Почему Порошенко назначил его? 

— Центральные органы дали публичную пощечину местному самоуправлению. Они делают выбор в пользу конкретных людей, а не меняют систему. Вопрос не в личностях, а в том, что власть морально не готова к реформе. 

Интервью вел Ежи Гащиньски

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...