Сергей Корсунский

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Как стать транзитной страной и как однажды перестать ею быть

мнения

12 Октября 2017, 10:14

9 октября состоялся долгожданный визит президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана в Украину. О его результатах, как показывает опыт сотрудничества с нашим южным стратегическим соседом, стоит говорить некоторое время спустя – не все, что происходит, лежит на поверхности, и не все, о чем договариваются, становится явью на следующий день.

Однако есть одна тема, о которой говорить стоит, виду ее исключительной важности для Украины, Турции и будущей геополитической ситуации в регионе. Пока в Украине уже который год (если не сказать десятилетие) идут бесконечные дискуссии о будущем газотранспортной системы, создании пресловутого консорциума с западными партнерами по ее эксплуатации (к которым теперь присоединилась народная забава по перетягиванию каната под мудреным названием "анбандлинг"), Турция не только сформулировала четкую и понятную концепцию своей энергетической политики, но и приступила к ее реализации. При этом прагматичные турки смогли договориться и с Россией, и с ЕС, найти необходимые средства, утвердить проектную документацию, провести необходимые экспертизы (каждый из этих этапов занял бы у нас годы), и не только приступить к строительству, но и продвигаться вперед с опережением графика.

Речь идет, прежде всего, о проекте Южного транспортного коридора ТАНАП-ТАП, то есть о строительстве газопровода Азербайджан (Шах Дениз-2) – Турция – Италия. Только два года назад, 17 марта 2017 года, состоялась церемония закладки трубопровода, а на прошлой неделе министр энергетики и природных ресурсов ТР Бейрат Албайрак уже инспектировал состояние работ в районе Чанаккале (пролив Дарданеллы), где сооружается подводная часть ТАНАП перед выходом в Европу. Строительство на турецкой территории (длина "трубы" 1850 км!)должно быть завершено к весне следующего года, когда первый газ из Азербайджана поступит на турецкий рынок (примерно в июне-июле). Продолжение в Италию – газопровод ТАП – должен быть завершен к 2020 году. Именно тогда Турция получит то, о чем довольно долго мечтала – транзитный статус, транспортируя пусть и всего 10 млрд. куб метров, но альтернативного, азербайджанского газа в Европу. И при этом, как было недавно объявлено, стоимость проекта ТАНАП, которая изначально оценивалась в 11,7 млрд долларов, оказалась значительно ниже – около 8,5 млрд. Уникальный случай.

Одновременно со строительством ТАНАП Турция резко активизировала замороженные ранее переговоры о строительстве газового интерконнектора с Болгарией. Предусматривается, что, после запуска в эксплуатацию, по этому газопроводу (его сооружение также поддерживается ЕС) Болгария сможет получать газ как из Южного транспортного коридора, так и из "Турецкого потока", а также, при необходимости, с турецких LNG терминалов в Мраморном и Эгейском морях. Для Болгарии этот проект является жизненно важным, так как с открытием транзита по "Турецкому потоку" Балканский маршрут транспортировки российского газа через Украину, Румынию и Болгарию в Турцию будет, очевидно, выведен из эксплуатации. Учитывая, что к недавнему приезду "дорого друга" Путина в Анкару Турция выдала окончательное разрешение на строительство "Турецкого потока" в своих территориальных водах, эта перспектива стала еще более реальной.

Турцию и ранее нельзя было обвинить в отсутствии энергетической политики. Строительство в свое время "Голубого потока", нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, терминалов по приему сжиженного газа в Мраморном и Эгейском морях, активное сотрудничество с Ираном и Ираком, и даже, не взирая на все противоречия, связанные со статусом территориальных вод вокруг Кипра и проблемами двусторонних отношений, дискуссии о транзите газа с Израилем, свидетельствуют о том, что на протяжении последних 15 лет задача обеспечения растущей экономики энергоресурсами пребывала в самом центре внимания правительства ТР.

Однако в последние годы, с назначением на пост министра энергетики и природных ресурсов зятя Эрдогана Бейрата Албайрака, реализация энергетических проектов приобрела особую динамику. В апреле 2017 года он представил общественности основные элементы обновленной энергетической стратегии страны, в центре которой – опора на собственные ресурсы, диверсификация маршрутов и источников поставок нефти и газа (в том числе путем инвестиций в плавучие регазификационные терминалы и хранилища природного газа), строительство наземных хранилищ нефти и газа, включение атомной и возобновляемой энергетики в энергетическую инфраструктуру ТР. Было даже объявлено об обнаружении вблизи Бурсы крупных месторождений сланцевого газа, что крайне не характерно для Турции.

В дополнение к двум LNG терминалам в Мраморном и Эгейском морях недавно присоединились два плавучих регазификационных терминала в Средиземном море (один в сотрудничестве с  французской компанией "GDF Suez", второй – с японской компанией "Mitsui OSK Lines"), что практически удвоило возможности Турции по поставкам сжиженного газа.  При определении приоритетов энергетической политики правительство страны исходило, прежде всего, из необходимости использования уникального расположения Турции, которое позволяет конвертировать географию в реальные экономические (и политические) дивиденды. Для специалистов еще десять лет назад было очевидно, что развитие газо- и нефтетранспортных коридоров в регионе Черного и Каспийского морей будет так или иначе связано с Турцией. Сегодня этот момент настал.

Однако не только "Турецкий поток" и ТАНАП находятся в центре внимания энергетической политики Турции, хотя до недавнего времени именно природный газ использовался для производства электроэнергии. Совместно с ведущими европейскими компаниями перешли в практическую фазу проекты по ветроэнергетике и строительству солнечных электростанций. Немецко-турецкий консорциум в составе "Сименс Гамеса", "Тюркерлер" и "Калион" инвестирует более 1 млрд долларов в ветроэнергетику. Ожидается, что минимум 3 миллиарда киловатт-часов в год будет производится за счет ветра.

Также, в провинции Конья будет построено предприятие по производству солнечной энергии мощностью в 1000 мегаватт, ожидаемый уровень инвестиций – 1,3 млрд долларов. Аналогичные солнечные электростанции будут сооружены и в других провинциях Турции в течение последующих двух лет. Предусматривается, что в стране будет создана и научно-исследовательская база по обеспечению "зеленой" энергетики собственными специалистами и научными разработками.

В начале августа Бейрат Албайрак объявил о планах запустить в период с 2023 по 2030 год в эксплуатацию три атомных электростанции – одну в Аккую, которая строится вместе с Россией, вторую в Синопе, вместе с Францией и Японией, а будущее местонахождение третьей все еще не объявлено (хотя есть данные, что она будет располагаться в европейской части страны, в провинции Кыркларели).

По мнению экспертов, эти планы выглядят чересчур оптимистическими, учитывая, что контракт по строительству Акуую был подписан еще в 2010 году, однако реальное строительство начнется только этой осенью. В то же время следует отметить, что турки значительно активизировали вопросы подготовки специалистов для отрасли атомной энергетики, что свидетельствует о серьезности их намерений. В июне консорциум из трех турецких компаний приобрел 49% акций в Аккую, обозначив готовность к совместному финансированию 20-ти миллиардного проекта.

Примерно такая же схема будет применена и в Синопе – 49% собственности будущего предприятия будет находится в руках турок, а японский и французский подрядчики разделят между собой 51% акций в пропорции 30:21. Объем инвестиций в Синопскую атомную электростанцию оценивается в 16 млрд. долларов. Запуск трех атомных электростанций не только позволит стабилизировать энергосистему Турции, которая ныне является крайне уязвимой как с точки зрения перегрузок, так и террористической активности, но и высвободить дополнительные объемы природного газа для транзита в Европу.

В контексте реализации энергетических проектов в Турции, для Украины, разумеется, наиболее чувствительным является проект "Турецкого потока". Если еще два года назад турки говорили исключительно об одной линии, строительство которой обуславливалось выгодными условиями по транзиту и обещанием предоставить скидку на цену на газ, то теперь уже никто не скрывает,  что подводный участок прокладывается сразу для двух линий, одна из которых имеет целью поставки газа в Европу.

Скидку Россия Турции так и не предоставила, однако "Газпром" продал турецким компаниям свою долю в газораспределительном предприятии, обеспечивающем природным газом Стамбул, что является не менее выгодным бизнесом. По заявлениям российских официальных лиц, строительство "Турецкого потока" продвигается в соответствии с графиком, а полученные разрешения турецкой стороны позволяют закончить проект в срок. С запуском этого газопровода Украина потеряет 32 млрд. куб. м транзита, а Турция увеличит свой транзитный потенциал на 16 млрд. куб. м, если только "Газпром" найдет как транспортировать эти объемы на территорию ЕС через Грецию.

После недавнего решения юридической службы Еврокомиссии, что "Северный поток-2" является бизнес-проектом и ЕК не имеет даже мандата на переговоры с Россией по условиям  строительства этого газопровода, вряд ли следует ожидать мощного сопротивления Брюсселя по отношению к значительно менее весомому с точки зрения Европейской энергетической политики "Турецкому потоку".

Опыт Турции в реализации энергетической политики далеко не во всем является идеальным, однако он свидетельствует об одном – при наличии политической воли, концентрации ресурсов на реализации правильно выстроенных приоритетов и в наши неспокойные времена можно осуществлять последовательную стратегию, трансформируя не только собственную страну, но и геополитику всего региона. Остается убедиться по прошествии еще некоторого времени, что тот выбор, который делается Турцией сегодня, приведет к всеобщему процветанию, а не к дополнительному обострению и без того непростых проблем региона.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...