Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Сделать стартовой
26,59
29,81
УКР

Игорь Ляшенко

журналист, директор Центра проектных исследований "Уровень жизни"

Как я любил Киев и перестал его любить

мнение

Я родился в Киеве и мне очень нравился этот город. Жил я на Березняках – прекрасном новом микрорайоне: с одной стороны Днепр с пляжем и корабликами, с другой озеро с пляжем, с третьей Русановский канал с прогулочными лодочками и катамаранами (их называли водными велосипедами). С четвертой стороны железная дорога с электричками, откуда мы регулярно ездили в село к деду-бабе. И внутри микрорайона было комфортно. На велике можно гонять где угодно – дорожек и проездов много, машин нету. На Днепре была пристань, и мы катались до Речного порта или Нижних садов. Это были регулярные рейсы по расписанию, которые перевозили сотни дачников. Корабли (кстати, те же, которые сейчас используются для прогулок) были забиты под завязку. 

Потом я начал ездить на трамвае № 27 во Дворец пионеров. Каждый месяц я покупал проездной для школьников за 75 копеек (примерный аналог нынешних 75 гривен). Мне нравилось проезжать по мосту Патона через широкий Днепр. Город казался большим и современным: новые дома и микрорайоны, подземные переходы, желтые Икарусы, красные трамваи, метро.

А старину и заброшенность мы находили на днепровских склонах, в Лавре или на Выдубичах. Там были руины домов и церквей, старое кладбище, мощные, почти крепостные стены. Было немного страшно и очень романтично. Сейчас там, слава богу, все восстановлено, но тогда мне казалось, что более интересного и загадочного места, чтобы полазить, спрятаться, не найти. И великолепные виды на Днепр, мосты и новые жилмассивы левобережья. Я любил этот город, даже находясь на руинах тысячелетней Лавры. 

Еще чуть позже я стал бывать в центре, на Подоле, на Крещатике. И город мне стал нравиться еще больше. Широкие тротуары и дороги, много людей на тротуарах, машин на дорогах. А чего стоил футбол на заполненном стадионе-стотысячнике! Или матч дублеров на уютном "Динамо", где можно было присесть на трибуне рядом со звездами основы и послушать, о чем они между собой говорят.

Студентом я учился в желтом корпусе университета на бульваре Шевченко. Мне нравилось туда ходить. И не из-за лекций. А из-за любви к Киеву. Там рядом прекрасный парк, где всегда встретишь знакомых. В любой момент можно спуститься по бульвару на широкий, красивый тенистый Крещатик. Я очень любил ходить по Крещатику. А особо я любил Киев за чистоту, простор и море зелени.

Конечно, было в городе огромное количество архитектурных уродств. Много разрушающихся старых домов, за которыми не следили. Тротуары, особенно на жилмассивах, были не идеальны, транспорт ходил неважно. Но эти недостатки не портили киевскую ауру и не мешали любить мне этот город.

А потом что-то изменилось. Довольно быстро в городе стало грязно – коммунальные службы, не получая финансирования, просто перестали работать. Жители, которые до этого времени переезжая в Киев из сел, быстро перенимали городскую культуру, стали поступать наоборот, приобретать сельские привычки. Тому есть, конечно, объяснение – в магазинах не стало товаров, а потом у людей не стало денег. Горожанам пришлось оборудовать в городских условиях погреба, кладовки, а самим вместо того, чтобы с портфелем или дамской сумочкой ехать на работу, отправляться с кравчучкой и рюкзаком за продуктами.  

Изменился внешний вид домов. Более-менее эстетически и архитектурно цельные микрорайоны приняли эклектичный визуально грязный вид. На балконах вместо ящиков с цветами появилось разномастное остекленение, а сами балконы превратились в кладовки для хлама. Стеклянные элементы в подъездах исчезли, уступив место грубому железу. Изменились дворы. Площадки для спорта превратились в стоянки для машин.

Изменились киевские улицы и тротуары. Тротуары заполонили машины. Начала исчезать зелень. Я помню много примеров, когда с тротуаров центральных улиц спиливали большие здоровые деревья, чтобы освободить место для парковки машины возле дома или офиса. С этой же целью и во дворах убирали деревья и кусты. Это проходило безнаказанно, просто считалось, что поставить машину важнее, чем мешающее дерево.

И куда-то стала исчезать моя любовь к Киеву. Я стал передвигаться по городу только по делам, желательно на машине. Перестал гулять по городу. Да где гулять, если всюду только машины: на дорогах, на тротуарах, во дворах.

Потом я решил, что это временно, что это издержки перестройки от социализма к капитализму. Думал, вот научимся вести городское хозяйство, и станет Киев вновь приятным и любимым…

Потом я думал, что дело в чиновниках старой школы. Придут новые, с новыми знаниями – Киев быстро вернет былой шарм.

Потом мне показалось, что дело не в том, старые или новые чиновники, а в квалификации градоначальников-мэров. Но они сменяют друг друга, а город становится только хуже.

И это длится уже много лет. Уже выросло целое поколение, которое не жило в нормальном городе. И это поколение постепенно становится у руля городского управления, убивая надежду на перемены к лучшему. Я отчаиваюсь. Как вернуть любовь к родному городу?

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.