Сергей Петрик

публицист

Маленькая зарплата – зло

мнения

4 Сентября 2018, 08:07

Помню, как 2 января 1992 года в Украине был отменен государственный контроль над ценами. Или, как тогда говорили, отпустили цены. Каждый производитель, посредник и продавец получал право самостоятельно выставлять стоимость своего товара или услуги. Уверяли, что таким образом, отказавшись от существовавшей тогда купонно-карточной системы, удастся найти баланс между излишней денежной массой, которая находилась на руках у населения, и острым дефицитом товаров.

Я работал в респектабельной республиканской газете, сразу замечу, на приличной в 1991 году зарплате заведующего экономическим отделом. И мне выпало вести еженедельную рубрику под названием "Хроника шоковой терапии". Она долго не просуществовала. Уже в феврале я со всего аванса купил на Республиканском стадионе галстук, затем получку потратил на батончик "сникерс" – и уволился. Работать за такие деньги не было смысла.

Мы уже тогда стали жертвами просчетов в государственной экономической политике. Начиная с 1992 года правительство, пытаясь сдержать инфляцию, проводило жесткую ограничительную политику в сфере оплаты труда. Цены были либерализованы, а заработная плата контролировалась через замораживание уровня зарплат работникам бюджетной сферы и занижение объема минимальной зарплаты.

Что касается минималки, то она, являясь определяющим моментом всей системы зарплаты наемных работников, полностью утратила регулятивное значение. Как следствие, это вызвало занижение реальной заработной платы.

В течение 1990-2000 годов (при снижении ВВП в два с половиной раза, а продуктивности труда – в полтора раза) реальная заработная плата упала в целых четыре раза!
Тогда же, в 1990-е предприятия получили свободу в формировании ценовой политики – в том числе структуры себестоимости продукции с определением в ней доли оплаты труда. Случилось то, чего и стоило ждать: доля оплаты труда в себестоимости продукции была занижена до 10-12 процентов.

Последние два года официальная статистика фиксирует сравнительно быстрый рост зарплат. Госстат на днях сообщил, что реальная заработная плата в Украине в июле 2018 года по сравнению с июлем 2017 года увеличилась на 14,7 процента, а средняя номинальная заработная плата штатных работников за год увеличилась почти на 24,9 процента, составив 9170 гривен. Это значит, что реально люди получили зарплату на четверть больше, чем годом ранее, но из-за роста цен реально могут позволить себе купить на сумму на 14,7 процента больше, чем год назад (это и есть покупательская способность).

Премьер Владимир Гройсман пообещал в этом году повышение уровня средней зарплаты до 10 тысяч гривен. Впрочем, говорить о средней зарплате – это все равно, что говорить о средней температуре по больнице. Зарплаты, даже в самых высокооплачиваемых секторах экономики, очень дифференцированы: всего 20-30 процентов работников в них получают более 15 тысяч гривен.

В то же время ничего удивительного в росте зарплат нет. Номинальные зарплаты в Украине всегда росли на 20 и более процентов в год. Реальная, за исключением кризисных лет, – на 10 и более. (Впрочем, в денежном выражении это может быть меньше, чем прирост в полпроцента в развитых странах). Хотя средние зарплаты растут из года в год, их уровень, остающийся очень низким, принято списывать на такой же низкий уровень развития экономики.

Работодатели, называя причины низких зарплат, винят высокое налогообложение. (При этом объем начислений в фонд заработной платы в Украине соответствует или даже ниже европейского уровня). Кроме того, маленькие зарплаты оправдывают низким уровнем монетизации украинской экономики, дефицитом оборотных средств, неразвитостью кредитования.

Предыдущее правительство запомнилось призывами затянуть пояса. Но на деле работодатели переложили бремя кризиса на своих работников. Статистика дает прямое подтверждение этому: в самом кризисном 2015 году снижение реального ВВП составило 9,8 процента, а реальная зарплата упала на рекордные 20,2 процента.

Повышение зарплат – задача государственной важности, потому что именно уровень заработной платы определяет такие базисные макроэкономические параметры, как совокупный платежеспособный спрос, уровень государственных социальных стандартов, доходы Пенсионного фонда Украины и темпы экономических трансформаций в целом. Но решать эту задачу должен бизнес: рынок диктует уровень зарплат, а львиная доля наемных работников занята в негосударственном секторе.

При этом повышать зарплаты нужно одновременно не одному или нескольким, а многим работодателям. Потому что грошовые повышения лишь вредят, провоцируя в первую очередь всплеск цен в очень узком секторе потребительского рынка – продуктов питания, на котором в Украине сосредоточен весь платежеспособный спрос. От этого зарплаты только обесцениваются.

Сейчас доля оплаты труда в себестоимости украинской продукции – в пределах 13 процентов. В большинстве развитых стран она выше раза в три-четыре.

Кстати, этот показатель, являющийся одним из главных путей повышения зарплаты на микроуровне, не закрепляется законодательно. На государственном уровне, в том числе в переговорах между правительством и профсоюзами, уже лет 15 назад дискутировалось введение такой нормы. При этом долю зарплаты в себестоимости продукции предлагали повысить вплоть до 35-40 процентов. Эти цифры остаются в области фантастики.

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...