Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Сделать стартовой
27,98
31,9
УКР

Сергей Петрик

публицист

Наука: выживать

мнение
Наука: выживать //smm4.ollcdn.net/img/article/12034/10_main_new.1546614879.jpg //smm6.ollcdn.net/img/article/12034/10_tn.1546614879.jpg Сергей Петрик

Государство, конечно, может денег на науку не давать совсем. Заманчиво пустить эти средства, например, на повышение социальных выплат. Ведь проблемы науки не только в отсутствии денег. Хотя эта – главная.

Массовый исход ученых из Украины произошел в 1990-е, теперь же идет вторая волна: из институтов Национальной академии наук в последние несколько лет ежегодно увольняются более чем три тысячи научных работников. За три-четыре года ушла пятая их часть. Многие уехали туда, где, по данным ЮНЕСКО, тенденция обратная: в мире за последние пять лет количество работающих в науке выросло на те же 20 процентов.

За годы независимости в стране произошли значительные социальные трансформации. Состоялся переход от централизованной к рыночной экономике. Каждый из нас лично тоже изменился радикально. Только в науке трансформаций как не было, так и нет. Вот в чем другая проблема, делаю я вывод в результате долгого и насыщенного общения на эту тему с целым рядом ученых, включая двух седовласых академиков.

Украинская наука осталась наукой советского типа, не адаптировалась к рыночной экономике. Хотя начинали хорошо. Был создан соответствующий государственный комитет и государственный фонд фундаментальных исследований. Приняты хорошие законы, но они никогда не выполнялись.

Запад недаром тратит огромные деньги на науку. Соединенные Штаты, например, — более 3 процентов ВВП. А Украина — 0,2 процента ВВП, хотя закон "О науке и научно-технической политике" предусматривает финансирование науки в размере не менее 1,7 процента ВВП Украины в год. И это если не принимать во внимание, какой в США внушительный ВВП, а какой незначительный – в Украине.

Ученые в основном социально активные люди, а когда дело касается их хлеба — тем более. Они понимают, что или произойдут изменения, или науке настанет конец. Поэтому даже наиболее консервативные академики преклонного возраста, которые, как жалуются многие ученые, последние десятилетия бессменно руководят в столетней НАНУ, не против реформ (по крайней мере, ни один еще не признался в обратном).

Если изменения не произойдут в скором времени, то научная масса — не чиновники, которые стали кандидатами и докторами наук, не эти тысячи сомнительных экономистов, юристов, политологов и т. д., а те, кто творит фундаментальную науку — уже никогда не восстановится.

Сами ученые говорят, что отраслевая наука в Украине запущена, что науки в высших учебных заведениях тоже фактически нет. НАНУ еще способна проводить научные исследования высокого уровня, и она должна сосредоточить усилия на развитии фундаментальной науки, без которой нет будущего. Фундаментальная наука — это и понимание того, что делается в мире, и экспертиза того, что нужно делать правительству и обществу, и настоящее образование, без которого сама наука невозможна. И главное — это базис прикладной науки и разработок, которые дают материальный продукт. Власти надо это понять.

И реформировать науку целесообразно, построив систему органов управления в научно-технической сфере в соответствии с экономической стратегией государства. Это и Совет при Президенте Украины, и авторитетный орган центральной власти, который отвечает за всю научно-техническую сферу, и региональная система координации науки и технологий.

Науке при этом нужно не только государственное финансирование. Надо также создать среду ее востребованности, чтобы экономика нуждалась в ней. И это задача экономического блока правительства. Ситуация только ухудшается. Не существует ни государственных преференций, ни налоговых стимулов, ни крупных госзаказов. К тому же не создана рыночная инновационная инфраструктура: нет венчурных фондов, фондов поддержки высоких технологий, государственных инвестфондов, не действует система льготных кредитов. В любом государстве наука и высокие технологии развиваются благодаря крупным программам. У нас же их нет.

Спрос на фундаментальные знания можно создать путем развития малого научного предпринимательства. Практически все крупные компании мира на старте были малыми научно-производственными посредниками. Можно реформировать научные институты, сформировав на их основе научно-инновационные комплексы. В таком случае, не разваливая научные коллективы, вокруг них можно создать фирмы, реализующие знания на практике.

А зачем нам гуманитарные институты в 200-400 человек? Целесообразнее мобильные группы, которые бы перемещались. Но для этого надо, чтобы и зарплата была больше, и возможности.

Кстати, средняя заработная плата ученых в Национальной академии наук Украины на 40 процентов меньше средней зарплаты по стране. При этом отечественное законодательство устанавливает высокие нормативы минимальной заработной платы для ученых, которые не выполняются на практике. Например, месячный оклад младшего научного сотрудника НАНУ должен составлять две среднемесячные зарплаты работника промышленности. На деле оклад младшего научного сотрудника примерно втрое ниже, чем положено по закону.

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...