Яна Викторова

Автор:
Как Монте-Кристо: будни оккупированного Луганска

Как Монте-Кристо: будни оккупированного Луганска

мнения

26 Февраля, 08:37

Есть такая почти неуловимая штука – каждый сам за себя. Хотя, не так. Каждый, прежде всего, за свою жизнь вопреки морали или какой-то логике. Сам за себя – это когда ты живешь в "ЛНР", но оформляешь гражданство в России. Никто, в принципе, не спрашивает, за кого ты, но предполагается, что ты за здешнюю жизнь, раз уж ты остался здесь. О том, что ты усиленно, как граф Монте-Кристо, роешь себе подкоп в Россию, никто не знает. Для всех ты планируешь долгую и счастливую (как, конечно, получится) жизнь здесь. Да что там – у тебя должность, у тебя статус здесь. Никто не знает наверняка, что ты роешь себе подкоп в каждую из своих поездок туда. Могут, конечно, догадываться, всем не закрыть рот. Но каждый сам за себя, хотя на словах всё, может быть, и по-другому. Все чётко поняли, что должен быть тыл, как подготовленный бункер в огороде. И у кого-то такой тыл – родственники в безопасном месте, недвижимость где-то там, а у кого-то гражданство. А у кого-то это может быть диван в погребе на тот самый случай "а вдруг".

Жизнь, от которой отвыкли: история из Луганска

Жизнь, от которой отвыкли: история из Луганска

мнения

19 Февраля, 08:14

С утра приятельница пожаловалась – случайно сломала наушники, которых здесь не купить. Для любого взрослого человека такая неприятность – мелочь. Уж наушники в "ЛНР" найти точно можно. Конечно, не те, сломанные, не такие точно, но заменить чем-то примерно похожим можно. Будто пустяк. А ведь в таких вот пустячках вся жизнь сейчас, когда говоришь себе: а, ладно, обойдусь. Или: ладно, потерплю. Всё очень часто строится именно на таких вот внутренних соглашениях, когда как раньше нет и, похоже, уже не будет, но сделать мы с этим ничего не можем и привыкаем обходиться тем, что есть: никому не известными строительными смесями, российскими лекарствами ("Вы почитайте состав, это же то же самое, что вы ищите, только с другим названием") и прочим. И дальше длинным списком замен – привыкнуть, в принципе, можно, но не совсем то, что нужно и сердце отчего-то ко всему этому не лежит.

Денег нет, но переживаем за жителей Сирии

Денег нет, но переживаем за жителей Сирии

мнения

6 Января, 08:38

В моём окружении два человека, кто живёт только на местную пенсию. Возможно, таких людей и больше вокруг, но об этих двоих я знаю наверняка. Местная пенсия – это 2500 рублей. Кто вышел на пенсию раньше лета 2014 года, может получать больше. Если выход на пенсию пришёлся на то лето и позже, пенсия всем назначалась в размере 2000 рублей, а после последнего повышения это 2500 рублей. Будь то работник "правоохранительных органов", "госслужащий" или научный работник. Хотя сложно представить, чтобы последние три категории так рисковали накануне своего выхода на пенсию, оставшись здесь после выслуги, стажа и прочего, чтобы сесть на эти 2500 стандартной местной пенсии. Тех, кто выехал ровно по мотивам пенсий из "республики", я знаю предостаточно. Кто-то выехал, чтобы дослужить в Украине год, кто-то поехал за десятью годами в надежде, что в ближайшее время Украина всё-таки вернётся в Луганск на прежних позициях и можно будет вернуться со съёмного жилья где-нибудь Санто-де-Рубежное в Луганск.

Купить немного счастья впрок: Луганск перед новогодними праздниками

Купить немного счастья впрок: Луганск перед новогодними праздниками

мнения

30 Декабря 2017, 13:26

Новый год похож на катастрофу! Хочется купить больше, чтобы воплотить мечты близких и свою мечту об исполнении их желаний. Хочется праздника, чудес, волшебства, красивого и вкусного стола, подарков, возможностей… И не заметить этого накатывающего как снежный ком Нового года с его транжирством невозможно. Вокруг покупают ёлки, подарки, продукты – впрок, про запас, поддаваясь общему порыву. И сколько бы у тебя не было денег, их всегда отчего-то мало и чуть-чуть не хватает, потому что хотелось бы вот ещё и этого, и этого тоже, и ещё и того. Можно было бы поставить чёткие рамки – не покупать больше запланированного, не смотреть на то, что тебе не нужно. Но почему-то этого совсем не выходит. Может быть, потому что Новый год всего раз в год, и каждый думает, что уж на Новый год он может себе позволить немного копчёной колбасы, рыбы, сладостей, фруктов, печёностей, мяса… Того, в чём человек ограничивал себя целый год. И все берут продукты впрок, как будто после Нового года наступит апокалипсис.

О прежнем вспоминать грустно: история из жизни на Донбассе

О прежнем вспоминать грустно: история из жизни на Донбассе

мнения

7 Декабря 2017, 17:07

С исполнением законов сложно было всегда. Был у меня одно время приятель-участковый, который имел свой мужской бизнес – выбивал алименты с должников. Приходила к нему заплаканная женщина – помогите, вся надежда на вас. И дальше типичная история, таких вокруг пачками: была любовь, прошла, остался ребенок. А он, подлец, и в ус не дует, живет и радуется жизни с новой женой, скрываясь и уклоняясь от своих обязательств в рамках закона. Мой приятель был не промах. Выслушает, покивает сочувственно (это он умел отменно), женщина в его двух метрах роста и силу почувствует, и власть, и понимание. Дальше он скупыми фразами и экивоками намекает: помогу, но не просто. Риски – сами понимаете. Женщина за ту призрачную сумму алиментов обещать готова горы золотые. Горы ему не нужны, но свой процент с предоплатой извольте.

Вся жизнь – как пожар на рассвете: будни в Луганске

Вся жизнь – как пожар на рассвете: будни в Луганске

мнения

24 Ноября 2017, 14:08

Вся жизнь сейчас очень смахивает на ситуации со сгоревшим домом, когда пожарные вынесли что-то, что удалось спасти, а до приезда хозяев на пепелище соседи успели растащить то немногое, что уцелело. Я видела сама эту ситуацию летом 2014 года, когда от попадания снаряда загорелся торговый центр на Центральном рынке. Да, пожарные приезжали и погасили пожар, не дав перекинуться ему на другие строения рядом. Но вместе с этим они вынесли из подвала лодочные моторы, брезентовую рыбачью одежду и дорогостоящие снасти – то, что уцелело от огня в подвальном магазинчике "Всё для рыбалки". А потом туда пошли люди – замки были сорваны. И ещё полдня по городу бежали люди со спиннингами и котелками – кто во что горазд.

Жестокость или полное безразличие: две истории из Луганска

Жестокость или полное безразличие: две истории из Луганска

мнения

25 Октября 2017, 18:45

Моей приятельнице в Луганске повезло найти работу. Работа была далёкой от специальности, но далёкой и от политики. Из тех должностей, где нужно много знать и уметь, за многое отвечать, но получать за это где-то так, как получают уборщицы. Но в "республике", как известно, с работой вообще сложности, поэтому моя приятельница справедливо полагала, что ей нечего грешить на судьбу – и работа есть, и дома живёт, а всё остальное детали. Хотя даже в этом основном нюансов было хоть отбавляй. Дома по несколько суток не было воды, а на работе два года ей пришлось работать без отпуска. Другой бы человек не смог, а она смогла – понимала и ценила, что у неё есть работа, что по нынешним временам почти роскошь.

Город под колпаком: о жизни в засыпающем Луганске

Город под колпаком: о жизни в засыпающем Луганске

мнения

16 Октября 2017, 14:18

Вы любите свой город? Я – да. Конечно, да. У меня с ним много всего пережито вместе. Разного. Хорошего и плохого, поэтому я люблю его целиком, без разделения уже на эти эмоциональные составляющие. И при этом я чувствую, понимаю, каким тесным стал мой Луганск за эти три года. Как высохшая и сжавшая перчатка, которая всё ещё будто бы та же перчатка, но уже так мала… Вероятно, всё от того, что раньше не было этого ощущения жизни под стеклянным колпаком – мы можем видеть весь мир посредством Интернета и телевидения, но город почти невозможно покинуть. И будто бы всего шаг к другой жизни, ночным городам, иллюминации и круглосуточным магазинам, а дотянуться до этого никак не выходит. И ещё город отдаёт свои территории камышу и реке, дорожной пыли и бездорожью. Раньше у степи отвоёвывали площадь, а сейчас степь будто бы наступает, занимая понемногу свои прежние территории.

Вместе и врозь: о тех, кто оставил родных на Донбассе

Вместе и врозь: о тех, кто оставил родных на Донбассе

мнения

8 Октября 2017, 08:45

У меня есть приятель, который до лета 2014 года жил с мамой. Никакого нонсенса в этом не было – так было обоюдоудобно. Летом 2014 года нужно было что-то решать, и то лето оказалось показательнее всех предыдущих лет вместе взятых. Во-первых, мама оказалась в том возрасте, когда перемещения на большие расстояния ей были уже не под силу. А мой приятель, наконец, понял, что между ним и его мамой всё-таки есть эти 40 с лишним лет разницы… Она вышла с ним из города – на их восьмом этаже не было воды и света, а вокруг очень стреляли. Выход из города был долгим и сложным – пешком, с неподъёмными сумками и под обстрелами. Но они вышли. И дальше оказалось, что вопросов ещё больше, а дорога была не самым большим испытанием. Нужно было где-то жить и где-то работать.

Водительские права в Луганске: заоблачные цены и обучение по украинским правилам

Водительские права в Луганске: заоблачные цены и обучение по украинским правилам

мнения

23 Сентября 2017, 18:09

После лета 2014 года в Луганске открылись три новые автошколы. Обучение – 10 000 рублей + 4 000 на бензин. Чисто практика по вождению – 400 рублей за часовое занятие (200 рублей тренеру и 200 на бензин). И вы знаете, желающих, превеликое множество учиться и получать "права". Да, только местные, годные в пределах "Л/ДНР", но желающих предостаточно. Так было всегда, и, как показывает жизнь, будет вопреки логике и обстоятельствам. Кому уж очень нужно, едут и сдают на украинские права на территории законной Украины. Кому нужно очень – покупают их. Год назад такое вложение без своего участия обходилось в три тысячи гривен через местные адвокатские конторы. Хотя еще несколько месяцев назад час практики по вождению стоил всего-то 350 рублей. Откуда скачок в 50 рублей – загадка. То ли в "республике" стали жить лучше, то ли появился больший спрос на часы вождения.

Уязвимый возраст: о стариках, оставшихся на Донбассе

Уязвимый возраст: о стариках, оставшихся на Донбассе

мнения

8 Сентября 2017, 12:57

"Моим родителям под восемьдесят, куда же они поедут?", – говорит мне соседка. Между ее новой жизнью и городом детства 1350 км. И соседка уже то ли бывшая, то ли все-таки нынешняя. До лета 2014 года мы жили через дом и работали в одном городе. Уже три года она во Львове, и только летом бывает здесь, проведывая родителей. Три пересадки, два пеших перехода. С ребенком и чемоданами – домой в свою старую жизнь. Когда у нее звонит телефон, она отвечает на украинском языке – звонки уже из той ее жизни. До отъезда назад всего ничего. А родители ловят, собирают по крупицам их последние дни вместе. Провожают, встречают у ворот. Стараются сделать все то немыслимое, над чем обычно не задумываются те, кто живет вместе обычной жизнью семьи.

Вспоминая войну: Мы научились дорожить хрупкой жизнью рядом

Вспоминая войну: Мы научились дорожить хрупкой жизнью рядом

мнения

30 Августа 2017, 08:52

Последствием событий 2014 года стал страх. О нем не принято говорить вслух и говорить вообще, но страх стал червоточиной где-то в середине. Я долго ловила себя том, что замираю от резких звуков, от хлопков, от чего-то, хотя бы как-то, отдаленно напоминающего звук выстрелов. В этом состоянии полнейшей парализации я стояла секунды-минуты, как в игре "Море волнуется раз", когда нужно замереть и не двигаться. Мой знакомый был неподалеку от того перекрестка, где погибли люди и видел это все вблизи. И после он долго падал, заслышав похожий звук, на землю, в чём был, не оглядываясь на чью-то реакцию. Я же стояла замерев, вся обратившись в слух, как будто это могло что-то изменить.

В Луганске засилье товаров из Беларуси?

В Луганске засилье товаров из Беларуси?

мнения

21 Июля 2017, 13:46

Я спрашиваю: "Это хорошая краска?" И продавец мнется с ответом: "Донецкая". И находчиво добавляет: "Это лучше, чем российская!" Это очень здорово характеризует состояние всего, что продается у нас сейчас. Вы с легкостью найдете множество российских товаров, о которых не знаете ничего и о которых не знает ничего сам продавец. И очень поискав, может быть, вам повезёт найти товары производства т.н. "ДНР" (цемент, краски). И поискав очень-очень, а потом еще очень-очень вы найдете контрабанду – украинские товары. Строители не умеют работать с российскими строительными смесями. Они читают состав и инструкцию, чешут головы и хмыкают – худшего было не найти и утешительно: "Другого-то все равно нет". И здесь как повезет – вдруг и ничего, вдруг и терпимого качества. Сами оптовики после вопроса, чье производство товара, быстро и речитативом отвечают: "Товар российский, но это настоящий, хороший российский товар, по ГОСТу". И выходит какая-то странная линейка, где вверху всегда стоит всё украинского производства – лекарства, стройматериалы, продукты питания, потом местное или Донецкое, потом белорусское и дальше с большим отрывом товары российского производства. Ладно, стройматериалы, но творог, сметана, колбасы, куры из Беларуси! Сколько же везут сюда сметану и творог, чтобы подкупать надписями "Беларусь"? Это ведь тот скоропорт, который нужно транспортировать в особых условиях и срок хранения и реализации которого очень короткий? Или я чего-то не понимаю?

Луганск: молодежь с семечками, пивом и георгиевскими ленточками

Луганск: молодежь с семечками, пивом и георгиевскими ленточками

мнения

1 Июля 2017, 06:37

Я сегодня поняла такую штуку. Свой город любишь по мере взросления и удаления от него. На счет возраста это даже не обо мне, а так, наблюдения со стороны. Лавки в сквере за вечным огнем если не украдены, то сплошь изувечены. Нет спинок, нет досок, иногда они даже срезаны с креплений. С урнами тоже самое. Мне кажется, я раньше этого не замечала. Мне не резало это глаз – неухоженность, неустроенность. Жизнь в молодости вся по-быстрому, как секс у подростков – в подъезде и с ощущением полного счастья. А сейчас я стала все замечать. И мне от этих моих новых качеств как-то не в радость. Приобрела вроде бы что-то хорошее – внимательность, а с нею и сердечные боли от душевных страданий. Парочка щелкала семечки на тех же лавочках, к маю отремонтированных отчего-то синими досками. Синий не в тему вовсе. Может это какой-то замысел – смотрите, сколько украдено. Так вот парочка пила пиво и ела семечки. А рядом старушка просто дышала. Без пива и семечек, но рядом – другие лавочки были украдены. И она не удержалась – попросила не мусорить.

Нищета и отчаяние в Луганске

Нищета и отчаяние в Луганске

мнения

27 Июня 2017, 06:30

Жизнь здесь и сейчас формирует у меня странное убеждение, что выжить и жить, не выживая, здесь может только тот, кто ловчее остальных. До войны я никогда не ловила себя на таком. Тогда все было как-то иначе – нужно работать, чтобы заработать на что-то. Сейчас я думаю, как наивно я думала обо всём! Какие детские иллюзии у меня были всего-то три года назад! Работать, чтобы что-то купить или работать, чтобы накопить на что-то. Мы играем сейчас в игру, в которой "правительство" играет с нами, а мы с самой жизнью, потому что на кону самая высокая ставка – выживание. Каждый крутит-мутит и выгадывает что-то такое, чтобы прокормить себя и семью, чтобы прожить и выжить, не пойдя ко дну в этом штормовом море перемен. "Правительство" швыряет старикам повышение пенсий – 5%. Радуйтесь! Детям выделяется 5 рублей в день на питание в детских садах. А лечение у нас официально бесплатно. Но при этом такого количество отчаявшийся людей за чертой бедности я не встречала никогда. Не все рождаются с жилкой продавцов. Не все могут продавать себя и свои таланты. Есть просто хорошие врачи и хорошие сталевары, талантливые портные и скромные мастера. Но жизнь заставляет искать в себе новые таланты и качества, если ты хочешь жить, не выживая сейчас. Торговать, ввозить и возить, доставлять, обманывать, спекулировать. Искать выходы не ради большой наживы, а ради выживания. Но по улицам ходят толпы отчаявшихся. Все те, кто не смог и не может искать и находить что-то. Кто так и умрёт талантливым врачом или гениальным сталеваром. Кто лечил и вылечивал, кто спасал планы и людей. Все те, кто не имеет возможности ввозить и продавать, спекулировать и бежать за длинным рублём, чтобы в корне поменять свою жизнь.