Яна Викторова

жительница Луганска

Жизнь на Донбассе. Будущее, в котором нет работы и денег

мнения

24 Сентября 2015, 07:48

Луганск. Нет, мне здесь вовсе не плохо, здесь мой дом, мама и сын. Но что кривить душой – раньше, при Украине, мне жилось куда лучше. Я говорю о вещах измеримых и вполне реальных: доход, работа, друзья. Мои друзья где угодно, только не здесь. Они утешают: сейчас мы общаемся намного чаще. Но раньше мы виделись! Мы оставляли друг другу свёртки в наших секретных местах, мы ходили в кино и ездили на экскурсии, а сейчас мы суррогатно пишем друг другу, подменяя этим прошлую жизнь. Они дают мне советы, сетуют и делятся радостями из дальних городов. Жизнь, увы, сильно поменялась. 

Мой досуг – сын и дом. Имея богатое воображение, можно придумать себе какую хочешь жизнь, что мы и делаем с сынишкой. Походы на речку, качели на зеленой лужайке, догонялки с дворовым псом. Придумывать себе удобную реальность – это характерная черта луганчан. 

Заседания "совета министров", которое мы все можем видеть в реальном времени по местному телеканалу, похожи на отчетно-образцовые: сделано много, но будет сделано еще больше и лучше. Наверное, я хожу не по тем дорогам и встречаюсь не с теми людьми, но потребителей счастья среди моих знакомых нет. 

Все уныло перешептываются о таком же унылом будущем Приднестровья – нашем будущем – в котором нет работы и денег. Наверное, мне нужно поменять мои маршруты. Наверное, где-то в другом месте концентрируются все те, кто счастлив происходящим здесь. 

Да, досуг. Кафе, кино или прогулки по городу не про меня. Не с кем, не на что и зачем?  

Работа. Ни одна международная организация не прошла аккредитации в "республиках". Причины отказов разные: "антисанитария на складах", "найдены запрещенные к ввозу на территории "республики" психотропные препараты" и прочее. Организации с мировым именем, работающие во всех "горячих" точках, так нелепо проштрафились: местные проверяющие увидели и нашли то, что во всем мире не замечали.  Нанятым на местах сотрудникам предложили аналогичные должности в Славянске, Северодонецке, Артёмовске. Проекты повисли в воздухе. Потребители услуг по эту сторону войны не у дел. 

Работу, я думаю, можно найти. Моя знакомая долгое время работала уборщицей в "воинском подразделении" за паёк. 5 дней в неделю весь месяц за пакет продуктов. Деньги стали платить позже. Моя подруга-врач шутит: я готова клизмы ставить – лишь бы платили. Все пропитано цинизмом. В "госструктуру" идти страшно, все помнят о задержке зарплаты в полгода. Частные структуры – это рынок. Плюс всегда рады видеть тех, кто может держать в руках оружие, о чем нам ежедневно напоминает Игорь Плотницкий. 

На биг-бордах появилась реклама: пробьем скважины, установим насосы, мы открылись! Чуть скромнее на столбах: продам ручной насос. На лотках и в сети украинских магазинов косметики и бытовой химии продают обложки на паспорта и военные билеты, студенческие и пенсионные с большой надписью "ЛНР". Молодые и гибкие оформляют пенсии "под ключ". Как известно, выживают самые предприимчивые, лишенные сожалений и высоких духовных материй, способные приспосабливаться и меняться вместе с меняющимися обстоятельствами. Я же не делаю ничего. Жду, наверное, знака. Звонка. Предложения. Наслаждаюсь сухой и теплой осенью, сегодня я могу еще не думать о хлебе и проблемах. Поэтому я подумаю обо всем этом завтра.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...