Яна Викторова

жительница Луганска

Жизнь на Донбассе: Как на съемках кино – суета, а дальше пусто

мнения

1 Марта 2016, 16:30

Можно привыкнуть к куче вещей. Отвыкнуть от хорошего тоже можно. Можно научиться терпеть и привыкать к переменам. Это и происходит уже почти два года. Отвыкание от старого и привыкание к новому. Кто моложе – тем легче. Для них норма условна. Если что-то ушло, то ушло не это хорошее, а ушла часть жизни, на смену которой приходит что-то другое. А в молодости почти все перемены счастливые. А вот когда постарше, выходить из привычной зоны комфорта уже ощутимо. Ощутимо до всяческих последствий на соматическом и психическом уровне – у кого где слабее.

Мой знакомый великий путешественник. У каждого ведь разные удовольствия, у моего знакомого это были новые города и страны. Не в смысле просто новые города, а далекие города дальних странах. Он вынашивал эти поездки как желанную беременность. Жил мечтая, работал предвкушая. Потом уезжал на месячишко, а вернувшись, заходился слюной в эйфории рассказов. Куча фотографий, сувениры, истории… Мы все будто тоже ездили немного с ним. Ждали его возвращения, его историй, его сувениров – таких разных и таких милых.

Кроме путешествий он жил вполне светской жизнью интеллигентного человека – рестораны, концерты. Никакой дачи с тяпкой. Вся его жизнь, как и его философия, были подчинены зоне комфорта и комфортных удовольствий. Он выбрал Луганск. Не так чтобы выбирал, но решил, что кто-то должен охранять всю ту недвижимость, которая приобреталась обоим сыновьям для бизнеса и комфортной жизни. Оказалось, что даже проведывать две закрытые квартиры не особо в радость. И оплачивать коммунальные в них – еще меньшее удовольствие. Выходит, что вещи стали держать моего приятеля в заложниках. Продавать невыгодно, охранять утомительно, содержать дорого. Детей мой мудрый приятель вытолкнул подальше от войны и всех мировых катаклизм. Теперь путешествует к ним. По большому счету это тоже путешествие, а в деталях выматывает ужасно. Выехать куда-то – стресс. Дорого, долго, утомительно. Живет мой приятель как заложник в воспоминаниях и мечтах о новых дорогах, от которых отходит уже не так легко как раньше. Я присматриваюсь к нему, пытаюсь понять, за счет чего держится: "Книги, фильмы…"

Оказывается, ходить стало некуда. Вышел пару раз по вечерам, понял, что он стал в городе чужим. Темень, людей нет, магазины закрыты. Будто не вечером вышел за капустой, а глубокой ночью и в неблагополучном районе прогулялся. Решил больше этих стрессов не испытывать – решать все насущные дела засветло. Хотя и засветло странно. Пока едет через весь город, поневоле изумляется пустоте улиц, утреннему оживлению. Вокруг рынков – как на съемках кино – суета, а дальше пусто. Стал ездить в наушниках, чтобы меньше слышать, меньше впитывать чужого. Отсекает музыкой и книгами чужую реальность. Позитивен. Но как-то натянуто…

Знаете, бывает больные люди уверяют, что у них все хорошо. Так яро уверяют, будто сами себя. Мой знакомый как-то слишком уж усердствует с этим "Все нормально". Будто не только нас, но и себя в этом пытается убедить.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...