Виктория Могильная

журналист, общественный деятель, мама 8 детей

Время нашего детства: любовь, которая дороже золота

мнения

20 Февраля 2016, 08:21

Бабушки знают толк в детских мечтах. Умеют найти к ним правильный подход. Старческие ладони притягивают наивные грезы в свои сумочки и авоськи обещаниями показать чудо, а на выходе получают улыбку счастливого ребенка. Правда, некоторые взрослые искренне верят в то, что чудеса свободно продаются на прилавках магазинов, а размер суммы на этикетке определяет – насколько чудо "стоящее".

В прошлом веке, беспечные и довольные 80-тые, противоречили своей беспечности острым дефицитом как отечественной, так и зарубежной техники на дорогах. Чтобы купить машину, простому гражданину предстояло выстоять почти такую же очередь, как за бесплатной жилплощадью. Хозяин обыкновенного "Запорожца" или "Жигулей" мог поймать на себе если не завистливый, то недоверчивый взгляд соседа, а "Мерседес" могли простить разве что Владимиру Высоцкому. Видимо поэтому, во времена нашего детства слово "пробка" имело только одно значение, тротуары и обочины вволю наслаждались свободой, а проспекты и перекрестки не жмурились ежесекундно от вспышек автомобильных фар. Любой "железный конь" становился королем дороги, стоило ему завести мотор.

Мой дедушка был человеком военным, что давало ему право приобрести автомобиль в "другой" очереди. Первый "Запорожец" голубого цвета, дед "выстоял" всего за три года. Ни дедушки, ни машины уже давно нет рядом с нами, но мы до сих пор вспоминаем об их отношениях не без ревности – его "железная ласточка" получала в избытке нежность, заботу и внимание.

Говорят, возраст – любви не помеха, поэтому с годами, покрываясь ржавыми морщинами и сипло прокашливаясь карбюратором, машина становилась ему только милее. Но вот чего мы не могли понять, так это того, почему дедушка на ней почти никуда не ездил. Мыл, натирал, заправлял бензином. И… отправлял обратно в гараж. Эксплуатировать ее считал баловством, чем немало удивлял своих друзей, любивших его за щедрую натуру. Любовью к железу эти отношения назвать было бы неуместно, и все же существовала некая тайная связь, в которой третий – всегда лишний. Единственной причиной, которая могла обязать дедушку завести мотор, был созревший урожай на дачном огороде.

Восседая с блаженными улыбками за дедовой спиной, мы с сестрой отправлялись в деревню неподалеку от Василькова, словно в кругосветное путешествие. Сегодня такими поездками никого не удивишь – загородный участок и машина есть почти в каждой семье. А тогда, в детстве, мир казался окутанным незримой паутиной волшебства и даже выхлопные газы имели сказочно-пряный аромат.

К сожалению, летние каникулы всегда быстро заканчивались, и нам снова предстоял перелет домой, школа, родительский контроль… В то лето, едва сдерживая слезы, мы грустно улыбались друг другу сквозь окна автобуса. Огромный "Икарус" собирался доставить нас в аэропорт, отчалив с автостанции на проспекте Победы. Сестру назначили "старшей" – весь дальнейший путь нам предстояло одолеть самостоятельно. (Маленькие дети, путешествующие без сопровождения взрослых – еще один фрагмент из жизни канувшей в небытие эпохи).

На другом конце города, бабушка с дедушкой возвращались домой на троллейбусе примерно в том же темпе и в таком же состоянии духа.

Вот так, неспешно и закончилось бы этот день, если бы… не бананы. В те годы, их почти невозможно было купить – молниеносно возникающая огромная очередь в считанные минуты раскупала все, до последней желтой кожуры. Экзотический фрукт знал на ощупь и вкус далеко не каждый ребенок, но каждый – мечтал познать. В тот день, рядом с остановкой, на которой сошли бабушка и дедушка, видимо проходила ярмарка чудес и нужно ли говорить, что наши – не растерялись. Преодолев очередь и завладев ровно двумя положенными в одни руки килограммами, они не сговариваясь ринулись в гараж, сели в удивленную машину и… успели догнать и найти нас в зале ожидания аэропорта! Дедушка выглядел встревоженным, но счастливым – он был нашим героем.

Пожалуй, ностальгия по старым добрым временам не имеет никакого отношения к признакам самого времени. Что бы мы ни вспоминали из нашего прошлого – возрождение или средневековье, имена президентов, цены на газ или годы застоя, мы скучаем по детству и боимся признаться, что наш "золотой век" давно прожит. Мы тоскуем по самим себе – добрым, наивным, едва поспевающим за отцовским размашистым шагом. По ребенку, легко прыгающему по лужам, забывающему обиды, мечтающему о малом и плачущему о главном.

Я совершенно не помню вкус тех "запретных" африканских плодов. А вот банановый рейд на священном, "не для баловства" автомобиле – помню всю жизнь. Наверное, в этом и есть секрет особенных отношений между внуками и бабушками с дедушками – ребенок им ничего не должен. Это родители требуют послушания, хороших отметок, исправно застеленную постель. У них обычно не находится свободного времени на безрассудные поступки и безумные погони. Ведь не даром про стариков говорят: "потерял рассудок", "выжила из ума", "впал в детство". Может поэтому, оказавшись рядом, на одной широте, с ребенком – они так близки ?

Иногда, я смотрю в глаза моей бабушки и вижу в них сквозь годы, стеклянные двери аэропорта, немолодых, задыхающихся от бега, мужчину и женщину. Ярко-желтые банановые лучи пробиваются наружу из плетенной авоськи, без спросу падают на туристов, серые стены, кричащих таксистов, озаряют наши с сестрой лица. В тот момент, мы впервые поняли, что стоящее и настоящее действительно стоит дорого. Только монеты и купюры тут не при чем.

Прошедшие годы и возраст постепенно берут свое, погружая в темноту бабушкины светло-голубые глаза. Каждый год мы покупаем ей новые очки, но и за их толстыми стеклами, можно рассмотреть глубину прозрачной, лазоревой реки, где в одном русле наконец-то встретились детскость и святость. Вот-вот, безудержным водопадом, эта река обрушится в Вечность. И бабушка, сделав шаг навстречу дедушке, улыбнется...

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...