Интервью с Юлией Малаховой: В "серой зоне" одна картина: огромная очередь из нуждающихся людей

21 Марта 2016, 07:54

Мобильные бригады волонтеров Гумштаба Рината Ахметова уже почти год приезжают туда, где война оставила свой след. О жизни на линии соприкосновения "Сегодня" рассказала координатор бригад мобильной выдачи Юлия Малахова

<p><span>Юлия Малахова. «Я отвечаю за жизни тысяч людей, к которым мы приезжаем, и за свою команду». Фото <span>fdu.org.ua</span></span></p>
Юлия Малахова. «Я отвечаю за жизни тысяч людей, к которым мы приезжаем, и за свою команду». Фото fdu.org.ua

— Вы регулярно работаете в "серой зоне". Чем отличается выдача там от работы в других местах? 

— "Серая зона" — особая зона не только по статусу, но и во всех смыслах. Там совершенно другая жизнь и энергетика. Тяжело дышать, люди морально подавлены. В глазах у них уже не столько страх, сколько равнодушие и пустота. Они привыкли жить в тех условиях, которые есть. Но они по-прежнему надеются, что их потребности услышат. И главное — что перестанут стрелять.

— Насколько востребована помощь в глубинке?

— В "серой зоне", где люди брошены на произвол судьбы, нет средств и работы. Во многих селах нет возможности получать соцвыплаты, нет электричества, воды, связи. Где-то периодически возобновляются боевые действия. Жители нуждаются в элементарных продуктах. Часто продуктовый набор от Гумштаба Рината Ахметова кормит семью из трех-пяти человек, от мала до велика. В каждом населенном пункте помощь реально ждут, собираются с трех часов ночи. Во многих селах "серой зоны" картина одинаковая: к пункту выдачи — километровые очереди из пенсионеров, инвалидов и семей с детьми.

В поселке Мирный Тельмановского района нет электроэнергии. Чтобы выдать наборы всем, договорились с режимным КПП на разрешение выехать по факту выдачи, а не до 17:00, как это положено. В итоге мы выдавали наборы до 23:00. В полной темноте, на улице. Из освещения были фары наших автомобилей. Люди раздобыли генератор, грели чай, приносили печенье...

— Ваша бригада побывала там, куда не всегда доезжают другие гуманитарные миссии. Как встречают вас люди?

— За десять месяцев мы объездили более 340 населенных пунктов в девяти районах Донецкой области. Мы знаем потребности жителей, получаем просьбы о помощи от сельских голов. С каждого выезда мы возвращаемся не только с тяжелыми впечатлениями от увиденного, но и с благодарностями в адрес Рината Ахметова за помощь, которую он оказывает.

Часто слышим от людей, что за все время военного конфликта к ним вообще никто не приезжал. Ни государственные власти, ни волонтеры, ни другие гуманитарные миссии. Полная изоляция от внешнего мира. И мы в их глазах единственные "оттуда, со светлой земли". Сколько боли и эмоций в их рассказах. У каждого второго есть мифический персонаж по имени "Там": "Вы передайте там, что мы еще здесь существуем!".

— Ваши особые выезды — в самые горячие точки на линии соприкосновения. Какая картина сейчас там?

— В Песках, например, разрешили въехать только мне и экспедитору в сопровождении военных, да и то спустя три часа ожидания на нулевом посту — слишком опасно. Километра два до поселка нужно гнать машину больше 100 км/ч. Гололед, "мертвая зона", простреливаемая снайперами. И тут мы заглохли! Выходить из машины запрещено. Ждать нечего. Принимаем решение быстро выбежать и ползком толкать. И это по гололеду! Пять минут мне показались вечностью, читала молитвы не останавливаясь. Завелись, въехали в поселок. Из подвала частного разбитого дома вышли девять человек. Я их глаза не забуду никогда. Они с утра сидели в лютый мороз в этом подвале, ждали нашу помощь. Времени нам дали пять минут. Они так благодарили Рината Ахметова и нас. Я просила их выехать хоть куда-нибудь. А они в ответ: "Нам некуда, мы уже здесь будем, как Бог даст….". Морально была убита увиденным.

— Каждый ваш выезд — это встреча с реальной жизнью на войне. В каких условиях находятся люди?

— Люди там готовы ко всему, но при этом искренне рады, когда мы приезжаем. Так и говорят: "Нас не забыли, значит, мы еще кому-то нужны". К примеру, в Староигнатьевке мы выдавали наборы на улице. Уже была глубокая осень, мы просто замерзали, а люди все приходили и стояли, ждали своей очереди. Они надевали на себя все, что было под рукой, приходили, закутанные в пледы и одеяла.

В поселке Опытное осталось 43 человека. Живут в одной разрушенной трехэтажке, в подвале. Еду готовят на костре, и то — если повезет и нет обстрелов. Обычно у них раз в день холодное питание. Экономят... Женщины плакали, говорили, что, когда начинаются обстрелы, никого не впускают к ним. Собрались все возле нашей машины и благодарили, не хотели отпускать.

— Часть вашей работы — общение с людьми в очень сложных условиях. Это ежедневные уроки терпимости, понимания и сострадания. Как они даются вам?

— Это правда. Каждый день получаю очень много эмоций с зарядом "+" и "–", слышу самые различные истории. Чувствую себя сопричастной к судьбам этих людей, а они в ответ учат тебя. Вот раздаем мы помощь в селе на линии соприкосновения. Отчетливо слышишь выстрелы тяжелых орудий, а к тебе подходит здоровый мужчина средних лет получать набор, с криком расталкивая хрупких бабушек, стоящих в очереди с четырех часов утра. Но за его агрессией видится отчаяние. Дом в Песках разрушен, две дочери и внук новорожденный на руках, жена в больнице. В сельской местности приютили знакомые, работы нет. Получает наш набор, а злиться не перестает. Потом смотришь: выговорился на публику, и легче стало. Что тут скажешь? Продолжаешь работать и улыбаться. И он — в ответ, стесняясь, но как-то облегченно: "Извините". И ты знаешь, что он сегодня унес не только наш продуктовый набор, но и, возможно, понимание и видение, что ему по силам начать новую жизнь. Ситуации бывают разные, но после выдачи все равно слышим: "Спасибо, что нас не забыли. Приезжайте еще!".

— На такую деятельность нужно решиться. Ведь это ответственность не только за себя, но и за жизни других людей. Как это получилось у вас?

— Быть координатором проекта мобильных бригад Гуманитарного штаба Рината Ахметова для меня ответственно. Это ответственность за жизни тысяч людей, к которым мы приезжаем. И за свою команду, которая во время каждого выезда рискует собой. Это особенное чувство, когда ты маленькая, но важная часть такой огромной, доброй семьи штаба. Почему я этим занимаюсь? Хочется быть полезной старикам и детям, остро нуждающимся в простой человеческой поддержке. Страшно подумать, что все они теперь "дети войны". За все время работы я убедилась, что в их жизни очень значимы добрые слова, обнадеживающая улыбка и помощь.

Посвятила себя людям

Имя: Юлия Малахова
Ро­дилась: 10.09.1975 года в городе Харцызске

В 1998 году окончила Луганский государственный педагогический университет им. Т. Шевченко, а в 2008 году — Луганский аграрный университет. Начинала трудовую деятельность в общеобразовательной школе педагогом-организатором. С 2001 года работала специалистом отдела кадров в исполнительном комитете Харцызского горсовета, а с 2002 года по 2014 год — руководителем отдела по делам семьи и молодежи исполкома Харцызского горсовета, главным специалистом отдела семьи, молодежи и гендерного равенства управления по делам семьи и молодежи Донецкой облгосадминистрации.

Все новости по теме Противостояние на Донбассе .

Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с Юлией Малаховой: В "серой зоне" одна картина: огромная очередь из нуждающихся людей". Другие Новости Донбасса смотрите в блоке "Последние новости"

Авторы:

Станислав Донец, Дмитрий Сопкин

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...