"Покидали дом только с одной летней одеждой": войне на Донбассе – четыре года

14 Апреля 2018, 07:53

Доброволец, переселенец и волонтер — о первых днях конфликта на Востоке Украины

Фото: getty
Фото: getty

Сегодня исполняется четыре года с момента, как в Украине официально началась война на Донбассе. 13 апреля 2014 года, после захвата боевиками Донецкой облгосадминистрации и самопровозглашения "ДНР", в то время и. о. президента Украины Александр Турчинов объявил о начале антитеррористической операции с 14 апреля. Для украинцев АТО стала реальной войной — с тысячами погибших, раненых и пленных, разрушенными домами, сбитыми самолетами и сотнями гектаров заминированной территории. В мае 2018 года АТО официально закончится, но конфликт продолжается. "Сегодня" пообщалась с украинцами, которые первыми увидели войну.

1_97

Доброволец

Не дожидаясь повестки, киевлянин Дмитрий Клушин (сейчас ему 30) весной 2014 года отправился сначала на месячные учения, а затем в самую горячую точку Донецкой области — поселок Пески.

"На курсы молодых бойцов я отправился сразу после событий на Майдане. Помню, что на восемь добровольцев из нашей разведгруппы было всего лишь два автомата. И то зачастую трофейных. Многие из добровольцев приходили воевать, имея лишь нож при себе. Прибыв в Пески, уже в первые дни мы попали под жесткие обстрелы врага. Позже я был ранен, но это не помешало возвращаться на войну снова и снова", — рассказал нам Дмитрий.

При этом позже подписывать контракт с ВСУ он не стал.

"У добровольцев было больше свободы действий, это меня и многих других привлекало", — говорит он.

Сейчас Дмитрий — вне войны, растит недавно родившуюся дочку.

Переселенка

В июле 2014-го жители стали массово выезжать из оккупированных районов Донбасса, надеясь "пересидеть" несколько недель на мирной территории. Одной из первых переселенцев оказалась сотрудник НАНУ Ирина Кременовская. Она уехала из Донецка в середине июля, взяв с собой в Киев лишь несколько летних вещей.

"Самое болезненное — оставлять свой дом, закрывать двери и направляться в неизвестность, — говорит Ирина. — В Киев я уехала с двумя котами: своим и подруги Татьяны, попросившей меня его привезти. Из вещей успела захватить лишь летнюю одежду. В день отъезда "бахало" повсюду".

В первые недели после вынужденного отъезда Ирина смогла продать квартиру в Донецке. Можно сказать, повезло, хотя женщина даже не успела вывезти свое имущество.

"Очень скучаю по Донецку, но думаю, что вряд ли он уже будет таким красивым и уютным, каким был раньше", — делится своими эмоциями Ирина.

А еще жалуется, что сейчас появляется все больше и больше общественных организаций, которые якобы помогают переселенцам, а на самом деле лишь собирают членские взносы.

"Скоро таких организаций будет больше, чем самих переселенцев", — грустно шутит Ирина.

Волонтер

"Врезались в память несколько человек, которые откликнулись помочь армии в самые первые дни. Одна пожилая пара принесла бережно завернутый бинокль с очень качественными линзами. Я передал его десантникам, он сослужил им немалую службу в те дни, когда с оснащением армии было туго, — говорит волонтер Иван Звягин, награжденный двумя президентскими наградами. — Кроме этой пары была еще одна женщина, которая просто взяла и передала армии 100 тыс. грн. На эти деньги мы заправляли технику, покупали медикаменты и обмундирование".

По оценкам волонтеров, за эти годы армии помогал каждый пятый украинец.

"Несмотря на то, что сейчас обеспечение армии изменилось в лучшую сторону, мы не прекращаем помогать. Например, буквально два дня назад отправил кровоостанавливающие медикаменты бойцам, защищающим Авдеевку", — говорит Звягин, которому сейчас, после 700 дней, проведенных в зоне боев, необходимо лечение сердца.

Мобилизованный

Первая из шести волн мобилизации стартовала весной 2014-го.

"Я был мобилизован в числе первых. Никто не предполагал, что военный конфликт так затянется. Поговаривали, что все закончится в течение 90 дней. Во время мобилизации никто не говорил, что придется воевать в горячих точках Донбасса, но по факту вышло иначе. Я был практически во всех — от Саур-Могилы до Иловайска", — рассказал "Сегодня" житель Киевской области Юрий Витер.

По его мнению, напряженность в отношениях между Украиной и Россией будет длиться не менее 50 лет:

"Усилия к наведению мира должны прикладывать не только военные, но и дипломаты. Это, думаю, лучше всего поможет Украине".

Прогноз: эскалации не будет, но конфликт затянется

Военный эксперт Сергей Згурец считает, что в ближайший год обстановка на Донбассе не будет ухудшаться.

"Не думаю, что стороны будут принимать силовые попытки в ближайшее время, — говорит он. — Мы входим в период избирательной кампании, и российская сторона скорее будет добиваться изменения ситуации путем влияния на избирательный процесс, а не использовать силовой компонент. Та сторона может считать, что ей рациональнее расшатать ситуацию изнутри, используя политические рычаги. Военный фактор при этом отходит на второй план".

По словам Згурца, в ближайшее время можно ждать миротворческую миссию ООН, но запустить ее сейчас сложно из-за отсутствия достаточного количества контингента.

Политолог Сергей Таран считает, что конфликт не закончится до тех пор, пока не сменится российская власть.

"Предположив самый оптимистичный и немного невероятный сценарий, что Россия уйдет с Донбасса, не надо забывать, что есть еще и Крым. И пока стоит этот вопрос, украинско-российская война не закончится. Это плохая новость, хотя есть и хорошая — мы воюем со страной, которая для большинства развитых стран мира является изгоем. Именно поэтому у нас будет поддержка мира, и это наверняка закончится изменением политического строя в России или хотя бы изменением политического руководства. Вот тогда мы выиграем войну. Но до тех пор нам нужно привыкнуть, что мы на передовой и мы должны научиться жить в этой ситуации, как в свое время этому научился Израиль", — резюмирует Таран.

Политэксперт Украинского института будущего Игорь Тышкевич предупреждает: нынешняя ситуация — надолго.

"Как минимум до осени этого года у нас будет состояние "ни войны, ни мира". Потому возможен выход на какой-то формат миротворцев. При этом если миссия и начнет работу, то не раньше конца осени или даже начала зимы, — объясняет Тышкевич. — А дальше достаточно посмотреть историю работы миротворческих миссий. Если стороны будут придерживаться подписанного меморандума, то конфликт затянется лет на пять".

Эксперт согласен с коллегами, что в нынешней ситуации эскалация маловероятна.

Вы сейчас просматриваете новость ""Покидали дом только с одной летней одеждой": войне на Донбассе – четыре года". Другие Новости Донбасса смотрите в блоке "Последние новости"

Авторы:

Игорь Серов, Илья Требор

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...