Без вести пропавшего брата искала 50 лет

11 Мая 2009, 12:04

Разыскивая брата, харьковчанка Татьяна Гонтарь помогла найти сотни пропавших в 41—45 гг.

Татьяна Гонтарь называет себя поисковиком. В ее доме справочная военная литература давно вытеснила с полок художественную. Книги памяти, энциклопедии Второй мировой войны, история Харькова — все под рукой. Как и сотни писем со всех уголков бывшего Советского Союза. В них — окропленные слезами просьбы не потерявших спустя десятки лет надежды родственников. Все — об одном: "Помогите хоть что-то узнать о родном человеке, пропавшем без вести на войне".

Искать без вести пропавших людей женщина начала, когда пыталась узнать хоть что-то о родном человеке. Своего старшего брата она не видела никогда. В 20 лет он ушел на фронт в начале войны и домой не вернулся. Семья, как и тысячи других, получила лишь маленькую бумажку со страшным вердиктом "Пропал без вести"... "Родители тяжело это все перенесли, — вспоминает Татьяна Васильевна, — папа сам участвовал в двух войнах, в Первой мировой и добровольцем. Несмотря на почтенный возраст, ушел на Вторую мировую. И уцелел, вернулся домой. О сыне ничего не знал". Когда прошли первые волнения победителей и начались будни, глава семьи засобирался в дорогу искать людей, которые могли бы подсказать, что произошло с его сыном. В одном из соседних сел нашел парня, который был вместе с сыном в одной бригаде. Он вспомнил Николая Гонтаря и то, что этот человек спас ему жизнь, перевязал раненого и отнес на руках в медицинскую палатку, после этого они не виделись. "Но, самое главное, что сказал этот человек, что, скорее всего, наш брат погиб в битве у балки Караватка. Где эта балка, никто не знал. Это мне удалось выяснить только спустя 50 лет, и то случайно. Тогда же семья зажила обычной жизнью, но сама мысль, что мы не знаем, где могила нашего брата, не давала покоя".

В 1966 году семья получила короткий ответ из архива Подольска, что Гонтарь был в 143-й бригаде морской пехоты и в боях под Сталинградом без вести пропал. Все. "Однажды я была дома, по телевизору вдруг услышала, что в следующей программе будет идти речь о без вести пропавших под Сталинградом". Потом оказалось, что в Харькове есть человек, бывший военный, который создал организацию поиска людей по всему Союзу. Он одним из первых понял, что после того как война закончится, люди разъедутся по домам и потеряют связь, предложил собираться в группы. Они и стали прообразом ветеранских организаций. В них входили не только военные, но и дети, и молодые исследователи-школьники. Женщина связалась с ним, и тогда получила список школ, которые вовлечены в эту работу. Среди них были и две волгоградских. "Это была середина 90-х, поисковая работа не была уже так актуальна. Одна школа не ответила. А другая прислала письмо, что они бы помогли, но не знают об этой балке Караватке". Позже помогла случайность. Харьковчанка помнит тот зимний день в подробностях. Она стояла и ждала своего поезда на вокзале. Люди столпились под навесами на платформах, в разговоре одной из компаний Гонтарь услышала слово "Волгоград", подошла к группе и стала общаться. "И женщине одной я так начала рассказывать, что у вас, мол, там в Волгограде живут бесчувственные люди, сухари, и что как это так можно, что я даже не могу узнать, где мифическая балка. Она тихо произносит: "Я в балке Караватке до войны коров пасла". Харьковчанка вспоминает, что от неожиданности проглотила все слова, а из глаз потоком хлынули слезы. Опомнилась она уже, когда группа людей стала садиться в свой поезд. Женщину она догнала и аккуратно записала всю информацию, как же попасть в балку Караватку, в блокнот.

Дальше дело пошло быстрее: школьники в Волгограде, получив информацию о том, где находится балка, смогли туда попасть. Они-то и прислали сенсационное письмо в Харьков, что брат ее не без вести пропал, а лежит в братской могиле в той самой балке Караватке вместе с сотнями других рядовых солдат. И каждый год местные жители возлагают к этой могиле цветы.

ПЛАКАЛА У КАМНЯ

Узнав, где захоронен брат, харьковчанка не смогла поехать сразу. Она была уже на пенсии, и денег на такую поездку не было. "Я уже как-то смирилась, написала этим добрым людям в Волгоград, поблагодарила за помощь. И вот однажды меня попросили к празднику Победы подготовить доклад, рассказать, как я искала брата. Были школьники, ветераны. И тогда один из них подошел ко мне и спросил, сколько нужно денег, чтобы я туда поехала. Он добавил, что я обязана там побывать. Мне помогли деньгами, а когда на железной дороге узнали эту историю, согласились бесплатно подвезти". Встречали в Волгограде украинку с почестями, там уже были наслышаны о том, как она благодаря своей вере и упорству нашла брата. "Мы сели в машину и сразу поехали в ту самую балку Караватку. Там я увидела этот мемориал, и на одной из стел нашла имя своего брата. Оно там было всегда — Гонтарь Н. В. Я обняла его и плакала. Ведь вместо того чтобы семье сказать об этом, умолчали, никому не было до этого дела. Никому. Все просто потому, что легче назвать человека без вести пропавшим, так по закону семье не выплачивают никакого пособия. Считается, что 90% без вести пропавших — это имена, скрытые государством".

Внуки Татьяны Васильевны с интересом наблюдают за тем, как увлеченно бабушка занимается любимым делом, помогают разбираться с компьютером. "Я думаю, что детвора при желании сможет продолжить мое дело, очень надеюсь на это. У меня есть опыт, хочу его передать по наследству", — говорит Гонтарь.

НА СОЛДАТСКИХ МОГИЛАХ — ДИКИЕ ГРУШИ

Люди, которые много лет занимаются поисками спонтанных захоронений солдат, знают много примет, по которым можно обнаружить наспех собранную могилу. "У нас был слет в Луганской области, — вспоминает Гонтарь и демонстрирует специальный значок участника. — Мы искали захоронения, я представляла Харьков. Выкапывали из земли кости и с почестями перезахоранивали в братские могилы. То, что это советские воины, мы знаем наверняка: в могилах ремни, пуговицы советских солдат. Однажды мы нашли солдата, а у него фляга была, на которой фамилия выцарапана — редкий случай, но определить и найти родных не смогли. Так называемые жетоны с информацией о себе наши старались не брать и не делать. У советских воинов это были такие патроны с вложенными бумажками и там вся информация. Из-за суеверий считалось, если такой сделаешь, то погибнешь точно". Есть проверенные приметы у поисковиков, по которым они часто находят спонтанные захоронения. Например, если в лесу или на лугу есть ложбинка небольшая, а в ней растет дикое дерево — груша или яблоня, — там лежит солдат. "Непонятно, почему так происходит, но это уже проверено. Наметанный взгляд всегда определит, — говорит Татьяна Васильевна. — Недавно мы нашли так кости женщины. Ее перезахоронили в другом месте, на могиле появился камень, кто-то написал, что она была медсестрой. Увы, чаще имена этих людей остаются для нас загадкой. И это очень обидно, но забывать о них мы не имеем права. Никогда".

Александр Пасюта

Вы сейчас просматриваете новость "Без вести пропавшего брата искала 50 лет ". Другие Новости Харькова смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования