Харьковчанин десять лет назад влюбился в самовары и пишущие машинки

18 августа 2008, 19:06

На машинке 1920-х можно шить, а из фотоаппарата позапрошлого века до сих пор "вылетает птичка".

Харьковчанин Григорий Кузнецов уже больше десяти лет собирает старинные самовары, печатные машинки, фотоаппараты и граммофоны. У бывшего научного работника Харьковского Института автоматики уже около сотни раритетных предметов, которые он хранит в офисе своей фирмы — экспонаты занимают все свободное место на подоконниках, стеллажах и тумбочках.

Реклама

Увлекаться коллекционированием Григорий Кузнецов начал, когда путешествовал по Швеции. Зашел в небольшой антикварный магазинчик в Стокгольме. Увидел старинную пишущую машинку — и буквально влюбился. "Это было в 1996 году. Мне очень захотелось иметь такую вещь, и не смутила даже цена — машинка стоила $280, по тем временам это были огромные деньги. С этого все и началось: стал искать такие вещицы у знакомых, на блошиных рынках, у антикваров". Когда знакомые и коллеги узнали об увлечении Григория Григорьевича, начали и сами предлагать ему вещи из семейных архивов и бабушкиных сундуков. Кто просто так отдавал — лишь бы забрал, а кто и деньги просил за "ненужности", много лет пылившиеся на старых чердаках.

КАК В МУЗЕЕ. Некоторым экспонатам из собрания харьковчанина позавидовали бы и куда более серьезные коллекции. "Однажды приезжал работник Московского политехнического музея — одного из крупнейших научно-технических музеев мира. Просил меня отдать им французскую пишущую машинку 1880 г. выпуска, — рассказывает Григорий. — По принципу работы этой машинки были сделаны первые принтеры. Не отдал — жалко стало расставаться".

Настоящая гордость коллекционера — механический прототип кардиографа конца ХIХ – начала ХХ века. Небольшой металлический прибор с пропитанной парафином бумажной лентой пристегивается ремешком к запястью, заводят его как механические часы, и, по пульсации вены, иголочка начинает рисовать линию кардиограммы. "Вы представляете гениальность человека, который придумал такое?! Я купил этот кардиограф за $60 у знакомых. Но стоит он гораздо больше — я же знаю, это уникальная вещь", — восхищается Григорий. С помощью старинных медицинских приборов, которые хранит у себя Григорий Григорьевич, можно не только проверить работу сердца, но и измерить глубину и вес глазного яблока!

ВСЕ РАБОТАЕТ. В рабочем кабинете коллекционера стоит фотоаппарат позапрошлого века, такой себе ящик с "гармошкой" внутри и окошком — тем самым, из которого "сейчас вылетит птичка". Поразительно, но он и сейчас работает! Рядом с этим "чудо-ящиком" стоит фотокамера фирмы "Кодак" 1898 года выпуска. Именно этой фирме приписывают изобретение кассеты для рулонного светочувствительного материала в 1888 году, который и стал прототипом современной фотопленки.

В тренде
На Донбассе боевик стрелял в 15-летнюю девочку: запись разговора оккупантов
Реклама

"Если прибор попадает ко мне в нерабочем виде, я всегда стараюсь его отремонтировать, — говорит Григорий Кузнецов. — Вот даже первая швейная машина СССР, которая работает без челнока, отлично шьет (маленькая такая, похожа на детскую — авт.). Вот есть приборчик, с помощью которого в 1950-х гаишники определяли скорость движения автомобиля. Этот механический прототип современного электронного радара подарил мне сын начальника ГАИ Харькова первых послевоенных лет Самуила Клейтмана".

ИКОНЫ. Отдельная часть коллекции — древние иконы, возраст которых хозяин может только угадывать: "Думаю, в основном это ХIX — XX век, может есть и XVIII. Для точного определения нужна экспертиза, время и деньги". Первую икону — Ахтырской Божией Матери — коллекционер купил на улице. Потом купил у одной матушки сразу 15 отреставрированных икон: батюшка запил, женщина с ним развелась, а доставшееся ей после развода имущество решила продать — все собрание коллекционеру обошлось в $1000 с лишним. Есть у Григория Григорьевича и несколько икон с Афона. Сейчас на стенах уже не хватает места, чтобы повесить всю колекцию, и харьковчанин мечтает организовать в офисе музей из нескольких залов. Рядом с иконами Григорий Кузнецов хочет разложить и книги на старославянском ХVIII — XIX веков — толстенные, в деревянных переплетах, с пожелтевшими страницами. На страницах Библии Российского библейского общества (основано в 1814 г.) сохранились даже отметки и комментарии, сделанные чьей-то рукой. Чернила, правда, уже выцвели, но все же прочитать можно.

ОСТАЛИСЬ ТОЛЬКО ПЕРЕКУПЩИКИ
Лет 10 назад, вспоминает коллекционер, на блошином рынке можно было купить за 15 грн уникальную вещь. "Теперь же появились перекупщики, они скупают за бесценок у людей старину, а потом, просмотрев, сколько подобное стоит на мировых рынках, предлагают коллекционерам вроде меня за цену, которую не всегда себе позволишь", — сетует Григорий Кузнецов.

Ирина Заболотная

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять