Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Сделать стартовой
26,85
30,21
УКР

В Харькове уже год работает необычная "скорая" для "ночных бабочек"

Корреспондент "Сегодня" проехалась по ночному городу с психологом и врачом.

Карикатура В. Капрельянца
Карикатура В. Капрельянца.

Необычная "скорая" для представительниц древнейшей профессии ездит по ночам по всему городу, приглашая "ночных бабочек" совершенно бесплатно пройти тестирование на ВИЧ, гепатиты и венерические болезни, получить презервативы и информационные брошюры о том, как не заразиться инфекциями, которые передаются половым путем. Корреспондент "Сегодня" вместе со специалистами необычной "скорой" поехала на ночное дежурство по харьковским улицам.

Отправляемся в 9 вечера от станции Лосево возле метро "ХТЗ". Машина уже нас ждет. Вся бригада в сборе: акушер-гинеколог из областного центра борьбы со СПИДом Юрий Варваричев, медсестра Анна Савилова и психолог Алена Тремба.

Первая же остановка — на Московском проспекте. У обочины топчется трое девушек; выходим из машины и направляемся к ним, но не успеваем даже поздороваться — нас опережают: барышни юрко садятся в подъехавшую иномарку к клиентам. Возвращаемся к "скорой" и едем дальше по проспекту. Останавливаемся уже через 200 метров. Под деревьями стоит старая знакомая медбригады по имени Наталья. Идем к ней. Девушка очень рада встрече, с удовольствием берет у нас презервативы и новые брошюрки.

ОБМАНУТЫЕ

Завязывается совершенно непринужденный разговор. Свою историю она рассказывает без стеснения. "Я вообще-то из Донецка, — говорит Наташа. — 18-летней дурочкой приехала в Харьков к дочке моей учительницы. Думала, что буду работать у нее няней. А она оказалась сутенершей со стажем. Я и не поняла, как она быстренько меня подсунула своему постоянному клиенту, потом угрожала, что расскажет моим родителям. А я поверила. Быстро втянулась, теперь работаю без сутенера. Родителям деньгами помогаю, они, конечно, не догадываются".

На следующей остановке стоит несколько крашеных блондинок. Дресс-код: короткие юбки, высокие сапоги на каблуках, блестящие куртки. Хоть среди них и были знакомые медбригаде девушки, пообщаться не удалось — те были заняты: торговались с клиентами.

ТАКСИСТЫ

Едем дальше. Под киосками стоит несколько девушек, одну из них сотрудники "скорой" знают больше года. Места, где стоят проститутки, "хлебные" для таксистов. Каждый из них готов везти клиентов в ближайшую сауну. Они отлично знакомы со всеми "дамами" района и никогда не упускают случая заработать. От медбригады к "ночным бабочкам" направляются только женщины: психолог и медсестра. "Я пока не выхожу, потому что есть новенькие, с которыми мы не работали, а любого мужчину они изначально воспринимают как клиента, — говорит Юрий Варваричев. — Общение может не заладиться. Алена с Аней обычно знакомятся с девушками первыми, рассказывают о нас, приглашают бесплатно протестироваться, и тогда уже я подключаюсь, когда эти девушки четко понимают, что я гинеколог, а не клиент". Одна из барышень — уже знакомая с медбригадой Оксана — уговаривает свою подружку Аню погреться в "скорой".

ТЯЖЕЛАЯ АРТИЛЛЕРИЯ

В машине подключается тяжелая артиллерия – Юрий Варваричев. Девушка пытается храбрится и заверяет "Это я знаю", "Ну, конечно, слышала". Однако за бравадой скрывалось элементарное незнание: "жрица любви" с шестилетним стажем толком не смогла сформулировать основные пути передачи ВИЧ. "Что делаешь, если рвется презерватив?" – прессингует Юрий. Врач дает советы, после которых девушка начинает доверять специалистам.

На следующей остановке стоит целая бригада, а с ними "мамка" – женщина лет 35-ти. Потенциальные клиенты обращаются именно к ней, и рассчитываются наперед тоже с ней. "Выбирайте мальчики, какая нравится, – говорит "мамка". – 250 гривен за час, и сауна тут недалеко есть хорошая". Медсестра и психолог направляются к остановке. Их тут уже хорошо знают. Но тестироваться не идут, подъезжает много машин, а потерять клиентов в такой дождливый и неудачный день не хочется.

Зато на следующем "причале" две старые знакомые, девушки 25 лет, бегут к машине, чтобы пройти тест. Алла родом из Волчанска, а на харьковских дорогах работает уже три года. "Деньги нужны были, придавило, а помочь было некому, – вот и все", – коротко говорит девушка.

Женщинам раздали презервативы и поехали дальше. "У половины из всех работающих на дороге есть дети, – говорит Юрий. – Они готовы вам рассказать уйму историй в свое оправдание, говоря, что "у каждой здесь своя история". Но в основном все сводится к такому: неблагополучная семья, бросил любимый, а ребенка не за что кормить, а то и вообще содержат своих мужей. Для них это обоснованные, 100-процентные оправдания своему занятию".

26-летняя Аня на точке "новенькая", поначалу настроена скептично по отношению к медикам, но все же соглашается поговорить. Признается, что ей, как и многим "коллегам", сначала тяжело поверить, что кто-то интересуется их здоровьем, да еще и бесплатно. Говорит охотно, несмотря на присутствие корреспондента. Однако пройти тест на ВИЧ девушка отказывается, объясняя, что боится иголок и крови. Аня берет только презервативы и брошюры, записывает телефон доверия.

На следующей "точке" по Московскому проспекту нас уже ждут. "Несколько девочек звонили еще вчера, — рассказывает психолог Алена. — Тест на ВИЧ делается раз в три месяца, на венерические болезни — раз в 2-3 недели. Вот они и звонят узнать, приедем ли мы".

СО СТАЖЕМ

Вера — "ветеран" харьковских точек — только сев в "скорую", тут же просит медсестру взять у нее кровь на ВИЧ. Женщина разговорчива и смела: "Я ничего уже не боюсь, как-никак, 15 лет на дороге". Вера рассказывает, что родом она из Алчевска, сейчас ее 13-летнего сына воспитывают родители. "Семья ничего не знает, для них я администратор ночного клуба, — говорит Вера. — Я приехала в Харьков по глупости. Случилась трагедия в личной жизни, села на поезд и очнулась уже на Южном вокзале, без денег и документов. Было все равно, что со мной будет. Подошла к стоящим проституткам — и вот уже сколько лет на дороге". Этим летом Вера работала официанткой в кафе (летом обычно путаны позволяют себе отпуск), после чего ей предложили остаться там на постоянной работе. "Пришла с санкнижкой, а там уже пронюхали обо мне все, напрямую не отказали, но по взглядам я все поняла, не осталась", — рассказала женщина.

ПАСПОРТА НИКТО НЕ ОТБИРАЕТ

Девушки с удовольствием рассказывают свои истории: "Я совсем недавно вернулась из Днепропетровска, три года там на квартире работала, — говорит 26-летняя Аня. — Но стали совсем плохо платить. Вернулась в Харьков, к старым знакомым. Мама спилась еще когда я была подростком. Я пыталась ее закодировать, уговаривала, но бесполезно. Сейчас с ней вообще не общаюсь. Учиться было не за что. Хотя ПТУ и я, и сестра закончили, мне специальность повара никогда не нравилась, я на трассу и пошла. А вот сестра работает в ресторане". Девушка заверяет: в Харькове работать спокойнее, чем в Днепропетровске: там, мол, значительно больше "неадекватных клиентов", попойки в саунах и на квартирах — часто с наркотиками, а если девушка отказывается, амфетамины могут просто подсыпать в алкоголь.

Многие девушки говорят, что работают только с сутенерами, другие гордятся, что перешли "на вольные хлеба" — общаются с клиентами без посредников — и заработок (в среднем — около 200 гривен в час) ни с кем делить не приходится, если не считать таксиста, который зачастую выполняет и роль сопровождающего-охранника.

Как объясняют специалисты "скорой", стереотип, что работать без "покровительства" сутенеров нельзя — больше из кино. "На самом деле паспорта у них никто не отбирает, как это показывают в фильмах, — рассказал нам руководитель фонда "Благо" Владимир Казусь. — Если девушка говорит, что нет у нее документов, значит, потеряла она их по собственной глупости — например, по пьяни".

ЗЛАЧНЫЕ МЕСТА ВЫУЧИЛИ ЗА ТРИ ГОДА

Выезжать по ночам бригада "скорой" начала год назад. До этого были пешие команды. "Мы не могли работать целую ночь, – рассказывает Алена. – Но это дало свои результаты. Когда мы получили машину, многие девочки уже нас знали и сразу шли на контакт". По словам сотрудников фонда, всего 4% харьковских путан ВИЧ-позитивны, для сравнения – в Одессе – 40%.

Через две недели фонд получит автобус "Богдан" специально переоборудованный. "Его поделят на две части, в одной будет гинекологическое кресло, во второй – работать психолог, – пояснила Алена".

"Главное, чтобы вы не показывали предвзятого отношения или брезгливости, – предупреждает накануне руководитель благотворительного фонда "Благо" и куратор проекта Владимир Казусь. – Мы принимаем девушек такими, как они есть. Хотим научить их заботится о своем здоровье".

Расположение трех десятков "точек", работающих с различной степенью регулярности в зависимости от погоды и настроения правоохранительных органов, сотрудники "скорой" знают отлично. "Дислокацию" специалисты благотворительного фонда "Благо" и Областного центра по борьбе со СПИДом составили за три года работы. Едем к площади Конституции. У метро целая ватага девушек и такая же клиентов, поэтому сотрудники уходят ни с чем. Сумская и Рымарская "закрыта". Это значит, что правоохранители не разрешают там стоять не при каких условиях. То же самое и с Полтавским Шляхом. "Заботятся, чтобы чиновники и иностранцы в центре города нас не видели, – смеются секс-работницы. – Лицо города мараем".

В скорой можно сдать кровь на ВИЧ и венерические болезни, вся процедура занимает не больше 25 минут. Забор крови для экспресс-теста делает медсестра Анна Савилова. Результаты тестирования, какими бы они не были, сообщаются девушке только наедине.

ДОГОНЯЛИ НА ТАКСИ

Психолог Алена Тремба с улыбкой рассказывает, как однажды, чтобы сдать анализы, девушки даже бросились догонять "скорую": "Их высадили клиенты, а мы как раз отъехали с этого места. Девушки так хотели у нас проверится, что тут же схватили такси и бросились нас догонять. Мы их увидели, остановились".

Проходят экспресс-тест не только ночные бабочки. Бесплатно и быстро узнать свой ВИЧ-статус изъявляют желание также сутенеры и даже клиенты путан. "Мужчины подходили к девушкам, а мы как раз стояли рядом, — говорит Алена. — Они спрашивают, кто мы и почему здесь стоим. Мы объяснили, и мужчины стали просить: мы тоже хотим обследоваться. Мы не отказываем никому". Сутенеры, по словам сотрудников "скорой", тоже обследуются нередко: "Понимают, что им наша работа только на руку", — говорит Алена.

БЕЗ ШИКА

За шесть часов катания по городу констатирую: девушки на трассах весьма экзотичные. 90-60-90 — встречается редко. Красоток вообще нет. Возраст, как правило, от 17 до 32 лет. Хотя за презервативами подходили и разменявшие пятый десяток профессионалки. К слову сказать, ненаметанным глазом возраст некоторых "бабочек" определить трудно. А вот сотрудники "скорой" с первых секунд общения улавливают возраст работниц секс-индустрии, а также наркозависимы ли они. "Львиную долю составляют 18-летние, – рассказывает руководитель благотворительного фонда "Благо" Владимир Казусь. – Но есть и 16-летние. Некоторые сидят на первинтиле. Естественно, все выпивают, особенно в холодное время года. Постоянно стоят с вином".

Одеты "ночные девы" без шика. Недорогие базарные вещи и обувь. Старшее поколение работает в брюках. Говорят, не дурочки мерзнуть.

За ночь мы пообщались с несколькими десятками девушек. Однако экипаж "скорой" недоволен. "Погода помешала, а так у нас за ночь в работе 70-90 человек", – говорит Алена. "Достижением было, когда среди них было 15 девушек, которые тестировались впервые, – добавляет Юрий. – Вот только познакомились и сразу уговорили сделать анализ".

МИЛИЦИЯ ЗАБРАЛА ДАЖЕ ГАЗОВЫЕ БАЛОНЧИКИ

Одна из девушек возмущенно заявляет: только что приезжала милиция: "Приехали, налетели, перетрусили сумки, забрали даже газовые баллончики и презервативы!"На то, что милиция притесняет, девушки "с точек" жалуются нередко. Говорят, и делиться заработком приходится, и работать не дают — гоняют.

Правоохранители обвинения в "поборах с путан" отрицают категорически. "Девушки, занимающиеся проституцией, имеют такие же права, как и любой другой гражданин Украины. Если человека ограбили, у него что-то отняли, нужно прийти в отделение милиции и написать соответствующее заявление. Делом займутся. Но до сих пор таких заявлений у нас не было. А выкрикивать на каждом углу обвинения без доказательств — проще простого. А то, что жалуются, мол, мы им работать не даем и притесняем — так у нас такая работа. Кому понравится, чтоб у него под домом стояли путаны и зарабатывали? На Южном вокзале их уже несколько лет не видно, потому что мы строго за этим следим. Это в конце 90-х их были целые бригады, с наработанной клиентурой. Сейчас у нас и бомжей нет на вокзале — попадаются иногда только те, кого не успели выгнать", — рассказала нам пресс-секретарь управления МВД Южного вокзала Лариса Ермакова.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " В Харькове уже год работает необычная "скорая" для "ночных бабочек"". Другие Новости Харькова смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.