Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Главред российской газеты "Труд": "Квасневский был у вас 28 раз, а Путин всего три – так от кого давление?"

4 декабря 2013, 10:33

Ковалева Ирина

Главред старейшей в СНГ газеты Валерий Симонов рассказал "Сегодня", почему у российских журналистов свой взгляд на украинские события и сравнил Евромайдан с ласками в спальне

Валерий Симонов. «Люблю бывать в Европе! Особенно когда на карточке есть деньжата». Фото: К. Михальчевский

Валерий Симонов. «Люблю бывать в Европе! Особенно когда на карточке есть деньжата». Фото: К. Михальчевский

— Валерий Петрович, у вас как у корреспондента бывали командировки в Крым?

— С Крымом я познакомился еще до работы журналистом. Мне, как пионеру и советскому школьнику, повезло побывать в "Артеке". Это было в 6 классе, и с тех пор я так артековцем и остался, как в той песне: "Артековец сегодня, артековец — всегда" (смеется). И на всю жизнь я полюбил Южный берег Крыма, Гурзуф. Потом, после школы, из казахских степей попал в Сибирь, учился и работал на Забайкалье. Помню, подкопим с ребятами денег, договоримся с подружками-стюардессами — и на три дня рванем в Ялту. Прилетели, подышали воздухом с кипарисами — и обратно в Сибирь. Затем, в конце 1980 — начале 1990-х, я уже работал в "Комсомолке", мы четыре года подряд ездили в Ялту — семьями, встречать Новый год. Ужасное время было: продуктов нет, в ресторане десятки раз подряд "Мурку" играют, а мы празднуем. Сегодня, конечно, мы все уже "наелись" Испанией, Черногорией, Францией, а к Крыму как было, так и остается особое отношение, по-детски восторженное.

— Сейчас вы оказались у нас в разгар страстей на Евромайдане — читаете наши газеты, видите, что печатают в российских. Почему россияне тенденциозно отражают ситуацию в СМИ?

— В ситуации с Евромайданом даже разговоры о журналисткой толерантности отступают. Почему? Потому, что во всем этом существует еще и определенная доля азарта, почти спортивного. Да, в нашей прессе есть упрощенные суждения: мол, людей с Майдана наняли, привезли на автобусах из Западной Украины, что у вас тут боевые отряды, готовые на новые провокации, и тому подобное. Но это ритуальный подход к теме, которая освещается пасторально, по лекалам. Да и украинская пресса не изобилует примерами толерантности и вдумчивого анализа. Пишут, что изверг Путин схватил бедного Виктора Федоровича, который уже почти отвел Украину-неньку в Европу, что-то такое с ним сделал, что вашего хлопца будто подменили, симпатичная решимость сменилась девичьей неуверенностью. Безусловно, политик, возглавляющий такую большую страну, имеет право на сомнения, но тем он и отличается от простых граждан, тем более, от девушек, что должен выбрать, настоять на своем.

— Возможно, это вариант манипуляции "по-девичьи"?

— Манипуляция — это ловкость, ум, хитрость. А здесь все достаточно бесхитростно: пока цены на газ утрясаем, я с вами, а потом — вильну хвостом. Знаете, сколько раз господин Квасневский был у вас? 28 раз! А Путин всего-то раза три с Януковичем виделся. Так от кого давление? Демонизация России — это из той же оперы, что и нанятые казачки, которые мутят воду на украинских площадях. И мало взять и все это осудить. Надо понять, что берется это от упрощения в политике — политикам легче, когда есть враг и противостояние: Европа — это хорошо, а Россия — плохо. Или наоборот. Очередной украинский "раздрай" — это яркая и неоднозначная тема, которую все российские СМИ разбирают. Однако для думающей публики заголовки типа "майданутые" или "дядя Сэм платит" не являются определяющими. Но чтобы рядовые граждане лучше поняли, что происходит, сначала во всем должны разобраться журналисты. Необходим глубокий интерес и достаточная квалификация, а не лозунги. Экономические обозреватели и аналитики часто грешат глобальными цифрами, понятиями и представлениями. Но люди плохо ориентируются в миллиардах долларов и миллионах тонн. Им нужна картина. Например, каков социальный уровень жизни европейцев, которые находятся "предбаннике" Европы? Где шкатулка с ключом от счастья? И что получат металлурги, шахтеры, машиностроители, пройдя через огромные испытания нашего дикого рынка? Эти вопросы должны рассматриваться без истерик, детально. Нельзя все упростить до уровня: за то ли я или не за то, чтобы Украина сходила в Евросоюз? Если Украине будет хорошо, то Россия от этого только выиграет. Вот только это ваше "хорошо" должно быть не за наш счет.

Реклама

— А как ваш "Труд" освещает события в Украине?

— Украинскую тему мы принимаем близко к сердцу не только с точки зрения геополитики, но воспринимаем ее как описание жизни товарищей по ситуации: многие ваши проблемы созвучны нашим. В ближайшее время планируем на своих полосах рассказать о состоянии таких отраслей, как авиапром, вертолетостроение, машиностроение, чтобы понимать, в каком состоянии эти отрасли и можно ли интегрировать эту часть украинской экономики в российскую.

— Считаете ли вы журналистов марионетками политиков?

В тренде
"Мажорное" ДТП под Житомиром: погибла студентка, еще одна девушка – в коме
Иллюстрация

— Ни одного указа, намека или подсказки на то, как освещать нынешнюю тему Майдана, я не получал. У меня есть свое к нему отношение — это слегка театрализованное действо, в нем есть и элемент интриги, и определенная художественность. Думаю, что с точки зрения истории — это не кульминация, а всего лишь один из многих промежуточных моментов в сложных маневрах. Отчего возник сыр-бор вокруг этого подписания? Ведь если переводить этот процесс на язык любви, то это только очень и очень предварительные ласки. И до пика любви еще очень долго. Но если события в Египте россиян не очень-то волновали, потому что всегда можно выбрать отдых в Турции, то к публикациям об Украине особый интерес, потому что еще и эмоциональная сторона: кто бы там что ни говорил, мы — родные люди.

— И надо искать какие-то другие?

— А какие? Приведу пример. В прошлом году, когда в России началась кампания вокруг однополых браков и усыновления ими детьми, во французской прессе появились жесткие критические материалы, что, мол, так устроены русские: им обязательно нужно кого-то обидеть, в данном случае геев. Не просто "прошлись" по закону, а зацепили ментальность. В то же время гастроли Большого театра в Париже имели невиданный успех! Французы-эстеты были поражены тем несоответствием: образа, созданного в СМИ и выраженного в классическом русском танце. Людям нужно видеть и слышать друг друга. С Беларусью, например, мы кино о войне снимаем, а что с Украиной? "Тарас Бульба", который окончательно рассорил наших художников? Или почему наша сборная по футболу не играет товарищеские матчи с Украиной? Конечно, будет битва, но все же... Кстати, на Евро-2012 Украине удалось устроить все лучше, чем Польше. Меня просто очаровала приветливость и раскованность вашей молодежи. Ни в Мадриде, ни в Париже, ни в Лондоне такого нет!

ИЗ СТАЖЕРОВ ДО ГЛАВРЕДА "ТРУДА"

Имя: Валерий Симонов
Родился: 22.09.1953 в Караганде (Казахстан)

Прежде, чем стать редактором газеты "Труд" — одной из старейших на медиапросторах СНГ газет, первый номер которой вышел в феврале 1921-го, Валерий Симонов окончил факультет журналистики Иркутского госуниверситета и стартовал в качестве стажера-корреспондента "Комсомольца Забайкалья". Затем из Сибири переехал в Москву и возглавлял редакции "Комсомольской правды", "Трибуны", "Делового вторника" и "Экономической безопасности". А уже под его руководством "Труд" вышел на пик своей популярности и в 1990-м газета попала в Книгу рекордов Гиннеса как самое массовое издание в мире — с тиражом 21,5 млн экземпляров.

Все подробности в спецтеме Евромайдан 2013-2014

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...
загрузка...