Одесские миротворцы со скальпелем востребованы во всех горячих точках планеты

7 Марта 2008, 08:48

Врачам из одесского военного госпиталя довелось побывать практически во всех горячих точках планеты.

Следовал за действующей армией Российской империи. В таких лазаретах оперировал дедушка русской хирургии Пирогов. Фото А. Лесик
Фото М.Каштальян
Медсанбат . Операционная в кунге ГАЗ - 66. Фото М.Каштальян
Фото М.Каштальян
Фото М.Каштальян
Мины. Смерть зарытая в барханах. Фото М.Каштальян
Вертушка. Неотложную помощь делали в воздухе. Фото М.Каштальян

В Одессе 211 лет назад был обустроен военный "гошпиталь" для нужд имперской армии, которая в упорных боях с оттоманской Портой несла большие потери. 7 марта 1797 года в реляции контр-адмирала Карцова государыне-имератрице Екатерине Второй об инспекции Военно-морского флота и состоянии порта в Одессе упоминается военный "гошпиталь" на 500 человек. За два века военная медицина значительно изменилась, но, как и тогда, одесские профессионалы скальпеля и стетоскопа востребованы в тех точках планеты, где идет война.

ВОЛОНТЕРЫ СССР. Начало медицинским десантам за рубеж было положено еще во времена СССР. С началом боевых действий в Афганистане служба в рядах "ограниченного" контингента стала обыденной практикой для многих госпитальных врачей. А так как советское руководство считало своим долгом протянуть "руку дружбы" огромному числу братских народов по всему земному шару, соответственно росло и наше присутствие в Азии, Африке и Ближнем Востоке. Профессиональный уровень наших медиков вырос настолько, что многие "революционные" режимы выплачивали Советскому Союзу огромные деньги за наших врачей.

"К примеру, за каждого военного врача Ангола выплачивала нашему государству по 12 тысяч долларов, мы же получали на руки всего по 888. С этих денег мы платили партвзносы, подписывались в обязательном порядке на газету "Правда", а закупаться мы могли только в нашей внешторговской лавочке", — с улыбкой вспоминает былое хирург Геннадий Овчинников, который в конце 80-х более полутора лет провел в далекой Анголе. "Ангольцы к тому времени "рубились" друг с другом в гражданской войне уже более 12 лет. К нам в госпиталь в провинциальном городке Уамба иногда поступало в день по сто раненых. Местные рвались на минах, которыми была просто усеяна земля, ампутации делали ежедневно, много поступало с огнестрельными полостными ранениями. Помогало то, что местные – это буквально "дети природы", антибиотики действовали на них, как сказочная живая вода, после инъекции обычного пенициллина местные выздоравливали поразительно быстро. Вместе с нашим госпиталем в Анголе были лазареты китайцев, бразильцев и вьетнамцев, но остались одни мы. Бразильцы, поработав некоторое время, вскоре свернулись и уехали на родину, не выдержав полевых условий. С китайцами ангольцы просто разорвали контракт, так как ни один раненый в область живота и груди у них так и не выжил. А к нам местное население быстро прониклось уважением, правда, доходило и до курьезов – прооперированные нами бойцы местного ополчения часто просили пришить им обратно конечности или, на крайний случай, дать денег на жизнь", — рассказывает врач.

ИРАКСКИЕ БЛОХИ. Решение руководства миротворческих сил в Ираке о развертывании госпиталя в Ираке в 2004 году не застало одесских военных специалистов врасплох. Побывал в пустынной стране и главный хирург 411-го госпиталя Михаил Каштальян: "В Ираке, в условиях дефицита воды и традиционной для тех мест антисанитарии, большой неприятностью стали для нас пустынные блохи. Многие бойцы страдали от их укусов, ведь эти твари переносят инфекционную болезнь, быстро приводящую к гангрене в месте укуса. Но мы быстро научились лечить местную заразу и уже потом передавали опыт натовцам. Наш госпиталь мы развернули на бывшей саддамовской базе, там же стояли и американцы. Среди них оказалось много украинцев-эмигрантов, когда присылали посылки с Родины, мы их угощали черным хлебом и салом, а сооруженная нами из подручных средств банька была просто хитом сезона". А вот по словам другого врача-одессита Александра Бевзы, который сразу после окончания "Бури в пустыне" открывал первый медсанбат в Ираке, некоторые операции приходилось делать почти на "колене". "Одному из наших ребят пришлось буквально пришивать руку, плечевой сустав при подрыве мины просто вырвало. Чудом сохранились артерии, натовские медики тогда были за ампутацию, но за несколько часов кропотливой работы руку парню мы сохранили".

ГОЛОВОЙ ВПЕРЕД – НА ОПЕРАЦИЮ

Несмотря на здоровый скепсис современных хирургов ко всякого рода приметам, выснилось, что они все-таки есть. Но их они называют скорее традициями. По мнению хирурга Геннадия Овчинникова, настоящий хирург должен быть готов к борьбе за жизнь больного всегда: "Мы боремся за жизнь больного до конца, расположение звезд или 13-е число никак не повлияют на исход операции, если ее делают профессионалы". Хотя и у тружеников скальпеля есть свои суеверия. К примеру, некоторые хирурги одевают стерильные перчатки только с правой руки. Больного нельзя возить на каталке ногами вперед, а на операции его всегда располагают глазами к окну, говорят, так легче наркоз делать. Перед операцией нельзя говорить о смерти, а напускное веселье некоторых больных перед операцией многим анестезиологам не нравится, по их мнению, такие больные тяжелее выходят из наркоза.

Вы сейчас просматриваете новость "Одесские миротворцы со скальпелем востребованы во всех горячих точках планеты". Другие Новости Одессы смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Сибирцев Александр

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...