У Ильфа и Петрова новый отец?

10 Марта 2008, 18:54

Алексей Копьев — автор доброй половины одесских мемориальных досок.

Мое богатство. В мастерской десятки бюстов, эскизов и графических работ, фото А.Лесик
Вода камень точит. Враги досок — водосточные трубы и кондиционеры, фото А.Лесик
фото А.Лесик
На задворках, фото А.Лесик
Труды. Памятник погибшим евреям (справа) власти "забраковали", фото А.Лесик

Многочисленные мемориальные доски, бюсты, памятники — мраморные, бронзовые, гранитные и глиняные эпизоды творчества одесского скульптора Алексея Копьева найдутся не только в Одессе, но и в других городах Украины, Молдовы. Наверняка вы видели его памятник подводнику Маринеско или артисту Водяному, поэту-сатирику Олийнику или создателю первой подводной лодки в России Дженевецкому. Его рук дело — Дюк в Литературном музее, доска градоначальнику Маразли, памятник защитникам Одессы от фашистских захватчиков на "Зеленом поясе Славы"... "Уже более 40 лет работаю, но кажется, что самого главного так и не сделал, — говорит сам скульптор. — Бывает, ночью просыпаюсь, какие-то образы витают. Сейчас мне дня не хватает, так быстро время летит, поэтому я работаю каждый день, без выходных, чтобы успеть сделать все, что хочу!". Мастер признается, что большую часть своей жизни провел в мастерской. "Мне повезло, у меня очень терпеливая жена, — улыбается он, — другая давно уже бы выгнала или сама сбежала, а она всю жизнь меня поддерживает".

В СВЯТАЯ СВЯТЫХ. Мастерская Копьева — тот же музей. Стеллажи, задворки — все здесь уставлено памятниками, которые пока еще не получили "прописку". Снискав вдохновение, Алексей Владимирович за свой счет сделал мемориальную доску Александру Грину, огромный памятник еврейским мирным жителям, погибшим во время Великой Отечественной войны в Одесской области (памятник задержался во дворе скульптора, оттого что советским чиновникам не понравилось, что скульптор изобразил еврея, а власти сегодняшние никак не могут определиться с местом для скульптуры).

Алексей Копьев увековечил и всемирно известных одесских писателей — Ильфа и Петрова, правда, пока только в эскизе. "В Одессе еще нет такого памятника, — говорит скульптор, — но по городу сейчас ходят слухи, что на него будет объявлен конкурс, вот и я заранее подготовился". Есть в задумках мастера и экскиз мемориала афганцам: из пластелина вылеплены двое мужчин примерно одного возраста, только один — беззаботно прогуливается с девушкой и слушает музыку, а второй — без ноги и с костылями, смотрит ему вслед. "Как-то в мою мастерскую пришли ребята-афганцы. Один из них был без ноги, и возникло ощущение, будто он пришел посмотреть на себя, мне было так неловко", — вспоминает Алексей Копьев. Ожидает своего часа и 4-метровый Кобзарь, которого планировалось установить на Привокзальной площади в Раздельной. "Я его вылепил, а мои заказчики замолкли, пропали, — вздыхает скульптор. — Пока судьба памятника, увы, неизвестна. А вот в Белгороде-Днестровском моего Тараса Шевченко поставили".

МИЛИЦИОНЕРЫ И МИЛЛИОНЕРЫ. Случалось мастеру дважды делать одну и ту же работу. Когда разбили мраморную мемориальную доску Сергею Ядову, погибшему в перестрелке с бандитами, мастер отлил вторую — но уже из чугуна. "Мне тогда сказали, что напакостить и разбить доску могли подельщики бандита. Поэтому я сделал новую из чугуна, штыри насквозь, шайбы огромные... Закрепили, замазали, пока держится, слава Богу", — улыбается Алексей Владимирович.

Иногда мастер берется за надгробия. "Как-то заказывала у меня бюст на могилу своего отца одна дама, которой тот оставил огромное богатство. Она когда приходила к нему на Еврейское кладбище, приносила по 100 гвоздик, но вот за надгробие — торговалась. Я все же сделал большой памятник: стоит с сигаретой в руке у своей могилы", — рассказывает Копьев.

А еще в мастерской сразу бросается в глаза большая железная рука из толстой проволки. "Хочу заменить один фрагмент в памятнике, вот уже сделал каркас", — объясняет скульптор. Алексей Копьев, кроме всего, еще и мастер спорта, штангист, и даже в свои 70 с хвостиком без труда гнет металлические прутья для основ очередных скульптур.

ИНИЦИАТОР "МАРАЗЛИМАНИИ"

Алексей Копьев сделал первую мемориальную доску и таким образом увековечил память Григория Маразли. "Великий градоначальник на фасаде Одесского художественного музея — это и подарок Одессе, и напоминание того, каким нужно быть мэром!", — шутит автор. Логичным был бы и последующий памятник Маразли, но творческую инициативу Алексея Владимировича перехватил другой скульптор. "Я уже и с греками договорился о том, что из Греции приедет архитектор, с котором мы сделаем этот памятник, а потом узнал, что скульптуру делает другой человек. Да Бог с ним...", — говорит незлопамятный мастер.

Смотрите также ФОТОРЕПОРТАЖ

Вы сейчас просматриваете новость "У Ильфа и Петрова новый отец? ". Другие Новости Одессы смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Юзефчук Елена

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...