"Л". Гроза Ларинки бил и был осведомителем

15 Апреля 2010, 13:02

Как помещицы землю продали

Юзовка. Рабочий люд строил себе лачуги на Ларинке из чего попало
Юзовка. Рабочий люд строил себе лачуги на Ларинке из чего попало

ЛАРИНКУ ВЫКУПИЛ СЫН ДЖОНА ЮЗА 

Ларинка – поселок в Ленинском районе Донецка, одна из коренных территорий, с которых начиналось расширение Юзовки.

Ведет название от фамилии помещицы Екатерины Аркадьевны Лариной (в девичестве Барковой). Как свидетельствует блестящий знаток юзовских дворянских родов Валерий Степкин, Ларина приобрела эту землю у другой помещицы — Маслянниковой. Сделка пришлась на очень удачный момент. Почти немедленно на эти земли возник спрос со стороны "Новороссийского общества" Джона Юза, которое взяло их в аренду. В 1893 году Ларинка была выкуплена сыном Юза — Айвором, и с тех пор стала полноправной территорией поселка, а затем — и города.

Расположенный к западу от завода, этот район был известен двумя диаметрально разными по задачам учреждениями. Во-первых, здесь еще в 1875 году, когда население Юзовки составляло всего пару тысяч людей, появилась церковь. Храм на этом месте существовал в течение почти всего советского периода, и до восстановления Свято-Преображенского собора считался главным в городе.

Вторым цивилизационным очагом был Ларинский базар. С нынешними "Соловками" он не имеет ничего общего, находился он на берегу речки Скоморошиной (Бахмутки), примерно там, где позже построили кинотеатр "Сталь". Рынок был известен двумя трактирами: Дронова и Перевича. Их разделяла Скоморошина, и народ шутил: если три раза переправился через речку (то есть трижды перешел из трактира в трактир) — значит, пора домой, спать. Заведения и Дронова, и Перевича были сожжены во время "холерного бунта" 1892 года.

На Ларинском рынке часто появлялись люди главного юзовского авторитета — Лешки Сибиряка. Перед этим человеком трепетали все, под ним ходили две сотни головорезов, сам же он не боялся ни бога, ни черта, ни полиции. С властью, по некоторым данным, Сибиряк состоял в особых отношениях — то есть, проще говоря, был платным агентом охранки и использовался для силовых акций против рабочих. На Ларинке соседствовало два мира — убогие хибары юзовского пролетариата хмуро смотрели на красивые, аккуратные, со стеклянными верандами дома, выстроенные для английского персонала. Часть этого британского фонда цела до сих пор. После революции право занять жилье бывших хозяев какое-то время предоставлялось за исключительно ударный труд — настолько все внутри казалось совершенным и продуманным. Тут же, на Ларинке, в 1879 году была построена школа для детей иностранных специалистов. Добротное двухэтажное здание пережило все социально-политические бури, в нем размещался исполком Ленинского райсовета, а сейчас оно спокойно существует как филиал одного из банков. В 1930 году сюда пустили второй маршрут городского трамвая, и на табличках значилось в качестве начального пункта движения: "Город". А Ларинский рынок, перемещенный на новое место, назвали "Соловками".

ЛАЧЕ ИЗ БЕЛЬГИИ СТАЛ ПЕРВЫМ ДОКТОРОМ АЙБОЛИТОМ ГОРОДА


Первая аптека. Заведение Лаче пользовалось в Юзовке огромной популярностью

 Лаче, аптека — одно из старейших (если не старейшее) фармацевтических заведений города.

Находилась в самом начале Первой линии, недалеко от проходной юзовского металлургического завода. Названа аптека по имени своего владельца, который по национальности был бельгийцем. Возможно, произношение его фамилии было искажено под юзовским фонетическим давлением, и правильно его фамилия звучала как "Лаше". В летописи нашего города этот человек остался как... Иван Иванович. Хотя вряд ли его так называли в Бельгии, но как именно — тоже не вполне понятно.

Нет единой точки зрения и насчет того, когда Иван Иванович из Бельгии открыл свое дело. На снимках первых лет ХХ века его заведение уже во вполне рабочем состоянии. Сотрудники сети аптек "36,6", возродившие старинный юзовский брэнд в одном из домов на площади Ленина, утверждают, что встречали упоминание о Лаче в источниках 1886 года. В любом случае, для Юзовки это заведение было важным (если учесть, что в 1914 году поселок имел только четыре аптеки) и приметным (не так уж много имел поселок двухэтажных зданий). Исследовательница Наталья Лехан приводит знаменитую историю, которая, по ее мнению, вполне могла случиться в аптеке Лаче. Речь идет о "холерном бунте" 1892 года и о французском подданном Гобье, которому удалось спрятаться от разъяренной толпы в какой-то аптеке. "По его словам, разгром аптеки был предотвращен выставленным в витрине изображением Государя-Императора, при виде которого "ярость толпы стихла и все обнажили головы", — пишет Наталья Лехан.

Долгое время крепко выстроенное здание аптеки Лаче стояло в первозданном виде по адресу улица Артема, дом 3. При советской власти здесь устроили типографию. Несколько лет назад дом был продан и подвергся перестройке. У него появился третий этаж, фасад снабдили остеклением из современных материалов, абсолютно чуждым старинной архитектуре. Скоро легендарное здание окончательно потеряет лицо. Остановить этот процесс может только какое-то чудо вроде вмешательства общества украинско-бельгийской дружбы…

ЛИВЕРПУЛЬ В ЦЕНТРЕ ДОНЕЦКА


На легендарную четверку "Битлов" в полный рост в Донецке не пожалели дорогой бронзы

Ливерпуль — город в Великобритании, присутствующий в нынешней жизни Донецка как весьма явно, так и трепетно незримо, еще более подчеркивая его врожденную "английскость".

Дмитрий Юрьевич Чеботков, идеолог "48-й параллели" — донецкого музыкального движения начала 90-х годов прошлого века — полагал культурное родство Донецка и Ливерпуля бесспорным. По своей творческой энергетике, был твердо уверен Дмитрий Чеботков, эти два города стоят в одном ряду. Источник ее — смешение на одной территории представителей разных регионов (и даже народов), что дает потрясающий импульс новым идеям. В том числе, конечно, и идеям музыкальным.

Любителей творчества "Битлз" в Донецке всегда хватало. Еще в 80-е годы один из особо рьяных, преподаватель университетского факультета романо-германской филологии Максим Никонов, организовывал шествия с пением произведений "ливерпульской четверки" по улицам города. В новом веке эта тенденция была доведена до логического завершения: в Донецке появился ресторан "Ливерпуль" с отелем при нем. А рядом, в арке студенческого общежития, выходящего на проспект Богдана Хмельницкого, стоит памятник "Битлз" и круглые сутки играет их музыка. А такое явление как "негробанк" исчезло (по крайней мере с глаз) после появления Ливерпуля.

Автор:

Ясенов Евгений

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...