Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Александр Волков: "Наш кредит доверия спущен в унитаз"

14 декабря 2015, 10:03

Павлова Елена

Почетный президент ФБУ рассказал, почему Украина не получила Евробаскет-2017, в какие рестораны ходит бывший тренер сборной Майк Фрателло, как заморозил БК "Киев", куда делись матрешки и за кого выдает замуж старшую дочь

Александр Волков

Александр Волков / Фото: Александр Яремчук

- Александр Анатольевич, в субботу выбрали хозяев Евробаскета-2017. Ими стали Израиль, Финляндия, Турция и Румыния. На этот ЧЕ претендовала и Украина. Почему мы не попали в финальный список и была ли заявка?
- Весенняя заявка декларативного плана была. А когда летом президентом федерации стал Михаил Бродский, в ФИБА-Европа направили письмо, что да – мы претендуем. Потом в сентябре-октябре страны, заинтересованные в Евробаскете, провели огромную работу, сделали бид-досье – сбор документов, прием делегаций, ревизию всех возможностей претендента. Но у нас этим никто не занимался. Ограничились только заявлением, что было бы неплохо взять одну группу и провести ее во Дворце спорта. Насколько я знаю, со стороны руководства страны не было никаких сигналов о заинтересованности в Евробаскете. Это был тендер, в котором Украина не участвовала ни в каком виде. Ко мне тоже никто не обращался. Получилось, мы отказались по умолчанию. Тут не нужно кому-то предъявлять претензии. Реальная картина такова: Украине не до Евробаскета. Конечно, жаль, ведь были большие планы, потрачены огромные деньги, силы, ресурс, время и здоровье. По сути, мы два раза брали турнир, в 2015-м и 2017-м, но ничего не реализовали.

Идея была в чем? Чтобы развивать баскетбол на хорошем уровне, нужен был прорыв в инфраструктуре – тренировочные базы, мультифункциональные арены. Прорыв мог состояться только при мотивации большого турнира. После удачного проведения футбольного Евро-2012 мы почувствовали, что можем сделать такое и в баскетболе. Добились проекта и начали работать. Во многих городах уже подвели планы строительства арен, где-то оно началось. Хотели построить три базы для сборных, и не только баскетбольных. И в каждом городе-хозяине – ДЮСШ, которые на время чемпионата были бы базами команд. Между Днепропетровском и Днепродзержинском уже началось строительство. И обидно, когда в прессе считали, что этот чемпионат опять для каких-то откатов. Все было открыто, в основе лежали частные инвестиции, государство вкладывало минимум.

Этот процесс мы не завершили, и очень неприятно попадать в ситуацию, когда от тебя ничего не зависит. В Украине происходят большие перемены – революция, война, экономический кризис. Когда в 2014-м пришло новое правительство, была надежда, что им идея чемпионата понравится. Не заинтересовала. Даже если бы руководство Украины очень хотело, страна сейчас находится в таком состоянии, что ФИБА-Европа вряд ли отдала бы нам турнир. Разве что при каком-то фантастическом раскладе одну группу. Финансовых возможностей нет и пришлось смириться: этот исторический шанс для нас упущен.

- Доверие к нам потеряно?
- Знаете, как в стихотворении: "Жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придется – ни мне, ни тебе". Кто-то придет за нами и будет пытаться это сделать, но мне трудно это представить. Ведь у нас был, в том числе, мой опыт, мои связи, все-таки я вице-президент ФИБА-Европа. К нам было хорошее отношение после того, как мы провели первые европейские "Олл Стар Гейм", и по организации они до сих пор остаются лучшие, затем был "Финал четырех" Кубка Европы и наконец – ЧЕ U-16, где по уровню организации мы побили все рекорды. И этот кредит доверия был спущен в унитаз.

- Кто был вашим фаворитом при выборе хозяина ЧЕ-2017?
- Заранее не принимал решение. В субботу полдня посвятили презентациям, анализу, как всегда, кулуарным договоренностям. Я ориентировался на руководство ФИБА-Европа и президента Тургая Демиреля, с которым у меня дружеские отношения. Мне понравился формат последнего турнира – группы в четырех странах и плей-офф в одной. Оказались побиты все рекорды посещаемости, ведь в каждой из групп играли хозяева в большом зале. Потрясающее зрелище, когда во Франции была забита 25-тысячная арена. Даже на матчах без французов было не менее 20 000. А в свете терактов во Франции и Турции большое значение будет играть безопасность страны. В сентябре мы беспечно гуляли в Лилле, ездили на выходные в Париж, и ни у кого не возникало мысли, что в твою сторону направят стрельбу или на стадионе произойдет взрыв. Теперь любое соревнование в Европе будет под вопросом. Много раз хотел принять чемпионат Израиль, но из-за ситуации в регионе не получал. Все боялись.

- В Ригу, где в своей группе на ЧЕ-2015 играла Украина, вы не ездили. Почему?
- Планировал, но потом почувствовал, что мне будет морально тяжело там находиться. Как-то подумал, что есть новый президент ФБУ, новый тренер, новая сборная, что я там буду бродить и привлекать внимание?

- А что с вашим БК "Киев"?
- Пока заморозили на год. Его судьба зависит от экономической ситуации в стране и возможностей привлечь средства. За те годы, что мы пытались удержать этот бренд, накопились долги. В этом году, в том числе в связи с расколом в баскетболе, мы решили не заявлять БК "Киев", а подождать, что будет дальше. Он не умер, но планом по его восстановлению я пока похвастаться не могу.

- Кем остался Александр Волков в украинском баскетболе?
- Я почетный президент ФБУ и вице-президент ФИБА-Европа. По каким-то вопросам со мной советуются, но, по большому счету, сейчас я помогаю проекту "Инфиз-баскет". Это пилотный проект. Инфиз – это колыбель послевоенного баскетбола. "Будивельник" вышел из "Скифа", а сейчас команды там нет. Ну и с ректором Евгением Имасом договорились попробовать восстановить ее. Там есть зал, общежитие, планируем малобюджетный клуб, но с возможностью готовить перспективную молодежь. Хотим сделать клуб, максимально приближенный к американской модели. С нашей ментальностью это получится не сразу, но план есть. По модели американского университетского баскетбола игроки не получают деньги, а только стипендии и питание. Хотя все знают, что втихаря богатые выпускники через дальних родственников помогают семьям баскетболистов. Если взять средние университеты без больших контрактов с ТВ и больших денег от продажи билетов, эти команды существуют за счет взносов своих выпускников, которые достигли успехов в бизнесе и создали фонд. Так, команды летают чартерами, тренеры получают большую зарплату, имеется соответствующая медицина. В таком ключе хотелось бы создать команду.

Я был на юбилее нашего Университета физкультуры. Мы с Имасом разговорились, и он мне предложил стать главой Ассоциации выпускников Инфиза. С этого мы начали разговор и пришли к баскетболу. Я хочу собрать успешных выпускников, способных аккумулировать средства не только для поддержки баскетбола, но и других проектов Инфиза.

- У вас появилось больше времени, не думали о бизнесе в США?
- Планирую, но говорить рано. Вот недавно в США встречался с разными людьми, с Майком Фрателло. Мы продолжаем общаться. У меня остались перед ним обязательства после его работы в сборной. Да и вообще у нас дружеские отношения, плюс есть мысли о проектах в Америке.

- Когда-то в США у вас был успешный бизнес по производству матрешек с лицами знаменитостей.
- Он хороший, но, во-первых, матрешки уже стали не наши (улыбается). А во-вторых, люди, с которыми я этот проект начинал, за мной перекочевали в Украину. Теперь там некому им заниматься. Дома все еще осталось много разных матрешек, валяются по углам.

- Фрателло хорошо готовит, ведет колонку рецензий на рестораны. Вас куда-то водил, сам угощал?
- Да, водил, а сам готовил в основном пасту. Он к этому относится очень серьезно. Сам посещает только два вида ресторанов – классический американский, это различные стейкхаусы, и итальянский. Если его ведут за шею, то может посидеть и в каком-то другом, например, украинском. Он очень трепетно относится к вину, пасте, всегда пытается заскочить на кухню, посмотреть, как готовят, дать ценный совет. Он не приемлет выкрутасы, которые у нас считаются нормальными.

- Фрателло в сборной Украины – ваш самый дорогой проект?
- Я бы это так не назвал. Когда мы нацеливались на Евробаскет-2015, мы не могли себе позволить, чтобы у нас была невесть какая сборная. Прекрасно понимая, что у нас нет суперзвезд, на которых можно строить команду. Пусть ребята не обижаются. Нет, условно говоря, одного Сабониса, одного Марчюлениса и еще где-то Джордана, которые все вытащат. Мы решили, раз нет игроков-звезд, возьмем тренера-звезду. Зная на себе его опыт и возможности, я понимал, что Фрателло был бы идеальным для нас. Он знает, что нужно делать, чтобы группа людей за короткое время перешла с одного уровня на другой. На его уговоры я потратил два года. Когда уже появились финансовые возможности, я дал гарантию НБА, что мы выполним все условия, этот процесс сдвинулся. План был такой: мы принимаем в Украине в 2015-м чемпионат, создаем сильную сборную и на домашнем турнире попадаем в группу команд, которые будут отбираться на ОИ-2016. Я был на финале во Франции и видел, что, в принципе, если бы мы сохранили эту тенденцию в подготовке сборной, могли бы дойти до финала, как Литва. Но, увы, если посмотреть на историю Украины, даже вернувшись на 500-1000 лет назад, видно, что все длительные проекты тут не работают.

- Родные рады, что теперь вы проводите с ними больше времени?
- Конечно. Тем более у меня старшая дочь выходит замуж, и все заняты подготовкой к свадьбе, переездом. Я стараюсь изобразить, что не могу им ничем помочь, но все равно часть материальных забот падает на меня. По американским традициям, за свадьбу платит папа невесты. Ее будущий муж – этнический украинец, родился под Мукачево, но всю жизнь прожил в Америке, не говорит на украинском или русском. Но считает себя украинцем.

- Дочери занимались спортом?
- Старшая (24 года. – Авт.) была 4-кратной чемпионкой Джорджии по теннису в команде, а Джорджия считается теннисным штатом. Подавала большие надежды, но травмировала мениск, год пропустила. Это выбило ее из колеи. Некоторые университеты предлагали ей спортивную стипендию. Она пришла ко мне и говорит: "Папа, я люблю теннис, но не настолько, чтобы вставать в 5 утра, потом куда-то ездить. Я хочу учиться". В тот момент у нас была материальная возможность заплатить за обучение, не стоял вопрос – стипендия любой ценой. К тому же я видел, что у нее нет этого сумасшествия к спорту, как у меня. Сейчас она бизнесмен, после университета работала менеджером ювелирной компании в Нью-Йорке. Потом познакомилась с этим парнем, и сейчас у них совместный бизнес-проект. Младшая в школе, она занимается художественной гимнастикой, и эта такая одержимая. Единственное, ей не повезло, что она очень высокая – под 190 см. Я уже пытался аккуратно предложить ей, может, на волейбол. Нет, любит гимнастику. Уже из университетов есть стипендия на нее. Я не думаю, что она посвятит жизнь гимнастике, но это потом поможет ей в жизни. К тому же, когда университет рассматривает твое заявление и видит, что ты занимался спортом 5-7 лет, по закону снимают 20—25% с оплаты.

- В США на баскетбол ходите?
- У телевидения такие возможности, что дома 10 каналов показывают тебе баскетбол. Если хорошая игра в Атланте, где я живу, в Майами или Нью-Йорке, то хожу. Болею за "Атланту", мне нравится Док Риверс, с которым я играл. У нас были дружеские отношения, наши жены дружили. Поэтому я болел за него во главе "Бостона", сейчас он возглавляет "Клипперс" – поддерживаю их.

Реклама

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...
загрузка...