Новости Сегодня
Сделать стартовой
26,38
29,82
УКР

Владимир Брынзак: "Ситуация в команде, откровенно говоря, плохая"

Глава украинского биатлона прокомментировал провал в Пхенчхане

От Варвинец не ждали медали. Фото AFP
От Варвинец не ждали медали. Фото AFP.

Результаты украинских биатлонистов на Олимпиаде-2018 вызвали немало критики. Почему так произошло рассказал президент Федерации биатлона Украины Владимир Брынзак.

- Владимир Михайлович, Олимпиада в Пенчхане стала одной из самых неудачных в истории украинского биатлона. Что это – банальный промах с пиком формы, или причины где-то глубже?

- Я бы начал с того, что проанализировал, с чем мы подходили к этой Олимпиаде, начиная с концовки прошлого сезона. Просто пофамильно.

Елена Пидгрушная. Пропустила три этапа в марте, болела, весной сделали три операции, вследствие чего вся летняя подготовка прошла скомканной. Да и в прошлом сезоне особых достижений, кроме эстафеты чемпионата мира, не было. Было не ясно, как организм поведет себя дальше, поэтому в личных гонках на ее медали я не рассчитывал изначально. К сожалению, так и получилось: болезни в этом сезоне продолжились, и Лена на Олимпиаде не выступила вообще.

Вита Семеренко в прошлом сезоне не соревновалась и пришла в команду фактически за восемь месяцев до Олимпиады. Перспективы по поводу подготовки, переносимости нагрузок и возможности бороться за награды были туманными. При этом мотивация у нее была огромная, желания вернуться – много, так же, как и у Лены, когда она возвращалась. Первые этапы получились, но потом все пошло на спад, потому что без базовой подготовки и многолетней пропущенной соревновательной практики организм, естественно, начал проседать. Возможно, в ее случае надо было запланировать меньше соревнований по ходу сезона, дать возможность "откататься" и готовиться к Олимпиаде. А так, потенциал в Корее снизился. Хотя, всего одно точное попадание в спринте – и Игры для Виты могли сложиться совсем иначе. Она старалась выступить на максимуме, все для этого делала, но, опять же, проблемы с некоторыми болячками – в процессе сезона и она сама ездила к реабилитологу, и мы подключали специалиста, но показать свою лучшую форму все же не удалось.

Прошлый сезон для Вали Семеренко тоже проходил под аккомпанемент болезней. На той же предолимпийской неделе в прошлом году она выглядела хуже остальных девушек. Опять же – постоянная реабилитация в процессе подготовки к сезону, потом – уже в начале января летала из Оберхофа в Киев к физиотерапевту… Одним словом, целенаправленной и эффективной подготовки к главному старту, как хотелось бы, не получилось. Поэтому и в случае с Валей рассчитывать на личные медали было сложно. Так же, как и на личные медали Варвинец и Меркушиной, которые пока не на том уровне, чтобы бороться за медали Олимпиады.

Поэтому изначально вся надежда на борьбу в каждой гонке и на личные успехи у меня была на Юлию Джиму. Мы с нею еще до начала сезона говорили, что если она будет в таком же состоянии, как в прошлом году, плюс за лето стабилизирует стрельбу, как она это может делать, то сможет бороться в каждой гонке. Но случилась болезнь в январе, которая выбила ее из колеи. Я думаю – это была ошибка, что Юля поехала на Рождественскую гонку. Изначально мы договаривались, что не будем принимать в ней участие, но за несколько дней до старта я получил СМС от Уроша о том, что Юля поедет в Гельзенкирхен и выступит с Яковом Факом, прерывая подготовку в горах. Для меня это было странное и не согласованное с нами решение. После этого еще одно не совсем логичное решение – поставить ее, еще не совсем выздоровевшей, в масс-старт этапа Кубка мира в Антхольце. Там она в горах еле добежала до финиша – и это тоже, наверное, было большой ошибкой. Ну и в таком болезненном состоянии ее нельзя было селить в горах в Антхольце, потому Юля жила внизу. И вместо запланированных 18-ти горных дней (девять в Антхольце и девять в Казахстане), получились девять дней внизу в Италии, потом подъем в горы в Казахстане. Я тогда просил Уроша, чтобы в таком случае и на заключительном сборе ее поселили внизу, но старший тренер посчитал, что ничего страшного, разница в высотах не очень большая и все будет хорошо. По приезду в Казахстан морозы не позволили провести скоростную работу, которая должна была пройти в то время. А учитывая, что Юля после болезней обретает кондиции традиционно долго, то только под конец Олимпиады мы увидели ту Джиму, которую должны были видеть.

Эстафета... В таких погодных условиях и при той психологической атмосфере, которая образовалась в команде на фоне неудач в личных стартах, все это привело к тому, что гонка не сложилась с самого начала. Если кратко резюмировать, то в неудачах на Олимпиаде есть комбинация из ошибок и объективных причин. Ну и есть, к сожалению, момент, связанный со сменой поколений. Я прекрасно понимаю девчонок, которым сложно это осознавать. Уходить из спорта всегда тяжело, а если есть имя – титулы олимпийских чемпионов и чемпионов мира – особенно. И кажется, что на этом фоне можно бегать еще очень долго. Но есть реалии – организм показывает, что он уже не справляется с теми нагрузками, которые требует современный биатлон, тренироваться на том же высоком уровне тяжело. В итоге постоянно приходится подстраиваться – нам под спортсменок, им самим – под собственное состояние. К сожалению, в Пхенчхане это не сработало. А молодежь, в свою очередь, еще не подтянулась к уровню претензий на высшие места. 

- Вы упомянули о подготовке женской команды в Казахстане в условиях экстремально низких температур. Учитывая погодный фактор, не стоило ли подыскать альтернативное место проведения сбора?

- К сожалению, на это уже не было времени. Сильное понижение температуры началось буквально за пару дней до нашего прилета. При этом проведение сбора было оплачено еще за полгода до этого. К тому же, хотелось пройти временную акклиматизацию. Да и, по опыту сборной Чехии, которая была с нами в Казахстане в те же дни, можно сделать вывод, что подготовиться можно было и в тех условиях – это ведь не помешало Витковой и Крчмару завоевать медали Олимпиады. Другое дело, что они не столкнулись с такими проблемами болезней, что позволило успеть набрать форму к первым гонкам.

- Говоря о надеждах на эту Олимпиаду, вы говорили о женской команде. В то же время, Юрай Санитра приглашался в мужскую сборную именно с расчетом на более высокие результаты ребят в Корее…

- Юрай работает всего два года. В первый сезон он только знакомился с командой. А сейчас столкнулся с проблемой отсутствия выбора боеспособных спортсменов. Кто был в его распоряжении? Фактически – Пидручный и Прима. Артема Санитра вывел на более высокий уровень, Дима тоже сейчас может бороться за более высокие места. К сожалению, Сергей Семенов сам загнал себя в такую ситуацию в этом сезоне – перебрал с нагрузками, сделав объемы большие, чем рекомендовали тренеры. Наработал восемь тысяч километров, в то время как остальные – по пять-шесть. То есть, выполнил процентов на 30 работы больше запланированной. И сейчас вы видите – нормально бежать он не может. Надо сейчас выходить из этого состояния, восстанавливаться, и, может быть, понять, что такой объем нагрузок – не для него.

Тищенко после аварии был психологически надломлен, и хорошо, что сейчас нам удается вывести его из этого состояния. Плюс мы какое-то время потратили на то, чтобы убедить Николая Зоца перевести Артема в первую сборную. Это все привело к тому, что базы, на которой можно было вести подготовку к Олимпийским Играм, у Артема не было. Семаков – это спортсмен на подстраховку, в отношении которого рассчитывать на медали сложно. Жирный тоже не смог выдержать те нагрузки, которые предлагал Санитра. Потому особого выбора у тренера не было.

- Среди болельщиков живо обсуждается структура управления женской командой, в которой каждый тренер отвечает за свою спортсменку, и тот же Урош Велепец не берется комментировать готовность, например, сестер Семеренко. Вам кажется такой подход оправданным?

- Абсолютно нет. Просто, зная наших лидеров и их настрой на своих тренеров, приходилось искать оптимальную схему работы. Если Вита говорит, что у Уроша раньше не тренировалась, и доверяет Григорию Шамраю, то же самое говорит и Валя – мы же не можем их силой ломать. Аналогично, мы приняли решение ввести в тренерский штаб Олега Меркушина, чтобы нейтрализовать тот негатив, который был поначалу у Насти – у них с отцом была своя программа подготовки, которая полностью учитывала особенности организма спортсменки. Потому, чтобы не нарушать психологическое равновесие, мы попытались дать всем шансы работать со своими тренерами. Но на практике получилось все наоборот.

- После непопадания в эстафетный состав Валя Семеренко выплеснула эмоции в Фейсбуке, приправив их весьма острыми формулировками. Какова вообще ситуация внутри команды? И есть ли сейчас команда?

- Ситуация, откровенно говоря, плохая. Все девочки у нас – звезды, спортсменки с именами, и когда у одной что-то получается, с другой стороны идут моменты зависти… Плюс очень влияет то, что все это время они проводят вместе за рубежом – по четыре месяца подряд, не заезжая в Украину. Одни и те же лица, на протяжении многих лет, тем более, в женском составе. Потому между ними отношения не самые лучшие, и это сказалось в самый ответственный момент. Я думаю, нам придется очень серьезно подумать весной, что делать дальше, потому что сейчас я не вижу взаимопонимания, командного духа, который всегда был присущ нашей сборной.

- Прокомментируйте, пожалуйста, слова Романа Вирастюка, который связал снижение результатов наших спортсменов с запретом употребления мельдония.

- У нас не было массового применения этого препарата. Фактически, его использовала только Ольга Абрамова, которой мельдоний назначали российские врачи, чтобы поддержать сердечную мышцу. Потому взаимосвязи я не вижу. Есть другие восстановители – натуральные и разрешенная фармакология, которыми мы пользуемся.

Раньше тренер сборной Украины по биатлону Урош Велепец назвал причины провала на Олимпиаде-2018.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Владимир Брынзак: "Ситуация в команде, откровенно говоря, плохая"". Другие Новости биатлона смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь