Богдан Бондаренко: "Ресурс прыжков не хочу тратить впустую на тренировке"

2 Июля 2018, 10:55

Наш высотник №1 – о режиме "маленькой надежды", ресурсе стопы, легком и одиноком Баршиме, о своей нереализованной мечте и бороде под одеялом

Богдан Бондаренко. Фото AFP
Богдан Бондаренко. Фото AFP

Позади уже семь этапов Бриллиантовой лиги, а нашего звездного высотника все нет. Бронзовый призер Рио-2016 и чемпион мира-2013 28-летний Богдан Бондаренко выпал из соревнований почти на целый сезон из-за травмы колена, которую получил еще год назад. "Сегодня" поинтересовалась у украинца, покушавшегося на мировой рекорд в прыжках в высоту, чем он сейчас занимается и когда ждать камбек.

— Богдан, соскучились по вам на соревнованиях. До сих пор беспокоит травма?
— Я тоже соскучился по соревнованиям! Да, пока не вернулись к тем кондициям, которые хотелось бы видеть. Поэтому пока укрепляем слабые места и выходим на лучшую физическую форму. Зимой делали операцию на колене, которая подразумевала совсем не большой период времени для восстановления — она была довольно простая, но реабилитация затянулась и заняла, наверное, в три раза больше времени, что не дало подойти к сезону в должном состоянии. С чем это связано? Ну, это человеческий организм. Доктора ставят прогноз, но не всегда он сбывается. Первое время было отчаяние, и прогресс не чувствовался. Нужно было больше времени, чтобы там все правильно позарастало. Организм был не готов так быстро приступить к работе.

— И какую нагрузку можете себе позволить?
— Сейчас уже можно делать практически 80—90% от того, чего бы хотелось. Нельзя давать полную нагрузку, как только все заросло: чтобы опять не сделать хуже. Без полной нагрузки невозможно показать хороший результат, а с плохим не хотелось бы выходить на соревнования. Допустим, доктор сказал, что через вот такой период времени можно начинать делать штангу, а другое упражнение — через месяц. Начинаешь через месяц — чувствуешь, что как-то тяжело, но думаешь: "Боль же нужно преодолевать — ничего страшного". А потом продолжается — боль-боль-боль, и все больше и больше... В один момент колено опухло — тогда поняли, что, возможно, лучше остановиться и пожертвовать этим сезоном ради больших целей — чемпионата мира-2019 в Дохе и Олимпиады-2020.

Заявки на этот год у нас были, но мы поэтапно отказываемся от соревнований. Сейчас у нас режим "маленькой надежды". Каждый раз, когда делаешь прыжки, посещают мысли: "А может все-таки попробовать выступить?". По логике уже все — лучше смириться и посмотреть соревнования по телевизору, но, с другой стороны, при удачном стечении обстоятельств может быть та же медаль чемпионата Европы. А потом снова думаешь, что не хочется попасть в ту же ситуацию, что в Рио, когда тоже болел, или на чемпионате мира в 2015 году, когда было осложнение травмы из-за неправильного лечения. Получается, все эти сезоны нет полной реализации. Когда выходишь на старт больным, у тебя накапливается отчаяние от того, что хочешь — но не можешь.

— Вы говорили, что в год делаете намного меньше прыжков, чем ваши коллеги: 150—200. С чем это связано?
— С травмами. Плюс доктора говорят, что есть определенный ресурс прыжков. Грубо говоря, проблема в стопе — например, она может сделать еще 500—1000 прыжков. И мы не хотим этот ресурс тратить впустую на тренировке — лучше прыжки использовать на соревнованиях.

— Пока вас нет, действующий чемпион мира катарец Мутаз Эсса Баршим выигрывает все подряд. Как его победить, и кому это может удасться?
— Баршима победить... очень тяжело (смеется). Есть парень из России Данил Лысенко (серебряный призер ЧМ-2017. — Авт.), который выиграл у него зимний чемпионат мира в этом году. Он первый конкурент. Олимпийский чемпион Дерек Друэн все никак не может восстановиться после Рио. Из тех, кто на Играх прыгал высоко, по сути, остался только Баршим. Остальные зализывают раны и, наверное, подтянутся к Токио. За счет чего Баршим так крут? Во-первых, он создан для прыжков в высоту. Это изначально и талант, и физиологические качества. Он максимально легкий, высокий, прыгучий. Не знаю, в каком бы другом виде он смог бы показывать настолько высокие результаты. Во-вторых, это поддержка страны: почти безграничные финансовые возможности в плане технологий, реабилитации, лечения. Если это существует и оно им нужно, они это получат — я примерно так вижу их подготовку.

36471242_1712348962163585_38582919580614656_n

— Вы упомянули, что хотели бы попасть в Токио-2020...
— Конечно. Олимпийское "золото" — моя нереализованная мечта. И еще в следующем году будет очень интересный чемпионат мира в Дохе, который будет проходить в нестандартные сроки: не в августе, а в сентябре-октябре — из-за погодных условий. Будет необычно. К подобному я еще не готовился, но в жизни приходилось подстраиваться под нестандартные условия — надеюсь, это умение будет моим козырем. На этот чемпионат мира делаем большую ставку.

— Вы были на этапе в Риме и поддерживали наших высотниц, в том числе Юлию Левченко и юную Ярославу Магучих. Даете советы младшим коллегам?
— Я считаю, что нельзя влазить в тренировочные процессы. Есть такой анекдот. Профессора с бородой студенты спросили: "А вы когда спать ложитесь, бороду кладете на или под одеяло?" И больше профессор спать не мог, потому что думал, куда же бороду деть. Так же и в спорте. Можно спросить у прыгуна: "А ты думал о движении на предпоследнем шаге? Сделаешь с носка или пятки?" И это может кардинально поменять настрой.

К Токио наша женская команда еще больше окрепнет. Надеюсь увидеть там не одну медаль. А то, что на этой "Европе" у нас будет пьедестал, даже не сомневаюсь.

— Чем занимаетесь во время паузы от соревнований?
— Сейчас идет работа на восстановление — она специфическая, рутинная и неинтересная. Прыгать, бегать интересно, а стоять в одном положении и повторять упражнение 500 раз — нет. Но попутно посвящаю время семье: летом хочу больше побыть в Харькове, насладиться домашней обстановкой.

— На самом деле интересно, когда вы выкладываете в соцсетях видео с упражнениями...
— Лет 15 назад, когда мы только начинали, мне этого не хватало: не было возможности посмотреть что-то новое, и мы пытались изобрести свое. А сейчас есть YouTube, Instagram, и ты можешь наблюдать за лидерами из разных отраслей и учиться у них. Это колоссальный опыт, и я, в свою очередь, тоже хочу передать его тем, кому это будет интересно. Откуда сам черпал? В основном из личного опыта — это набитые шишки, понимание ситуации с физической точки зрения, с технической, а чем дальше — тем больше и с ментальной. И, конечно же, когда ездишь на сборы за рубеж, можно перенять что-нибудь даже из других видов спорта. Например, у конькобежцев. Смотрели тренировку голландцев — какие упражнения они делают для коленей и бедра, чтобы постоянно находиться в полусогнутом состоянии. Нужно находить что-то свежее, потому что когда десять лет тренируешься на высоком уровне и делаешь одни и те же упражнения, они уже не дают того эффекта.

— Чем для вас будет наполнена вторая половина 2018-го?
— Хотелось бы продолжить со сборами. Есть наработанный цикл — скорее всего, поедем в Турцию, потом — в Италию, финальный этап, возможно, в Африке.

36452140_1712348975496917_8938718908899131392_n

Вы сейчас просматриваете новость "Богдан Бондаренко: "Ресурс прыжков не хочу тратить впустую на тренировке"". Другие Новости спорта смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Катерина Макаревская

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...