Чемпионка Европы по велотреку Любовь Басова: "27 дней без ребенка – для меня это была каторга"

8 Февраля 2017, 10:15

Спортсменка рассказала о том, где живет во Львове, возвращении в большой спорт после родов и желании вернуться в Луганскую область

Любовь Басова. Фото НОК Украины
Любовь Басова. Фото НОК Украины

Чемпионка Европы по трековым велогонкам, лидер Кубка мира в кейрине и претендент на звание "Спортсменка года" Любовь Басова рассказала нам о жизни во львовской гостинице, двухмесячной депрессии, кофе из Колумбии и оставленном в Рио крестике.

— Любовь, зимой вы тренируетесь в Турции?
— Там мы в основном в зимний период, ведь во Львове на дороге тренироваться невозможно. В Турции всегда хорошая погода, нет снега. Есть и тренажерные залы, и шоссе. Мы заезжаем где-то с 30 октября, там находимся до Нового года, возвращаемся, ездим по кубкам мира, потом опять в Турцию. Сейчас готовлюсь к Кубку мира в Лос-Анджелесе — 25—27 февраля. Потом возвращаемся в Турцию, где начнем подготовку к апрельскому миру в Гонконге.

— Муж и дочь ездят с вами?
— Семья не летает только на соревнования, а на сборах она со мной. Самое длинное расставание было у меня в период Олимпиады — 27 дней без реб енка. Для меня это была каторга. К семье, к ребенку я очень мягкая, можно даже сказать, нюня — я за ними скучаю. Но два-три дня проходит, я начинаю собираться: надо сделать дело и вернуться. Ведь это все не для себя, а для семьи. Когда после Олимпиады я думала бросить велоспорт, у меня было одно желание: сидеть дома с ребенком, потому что не хватает этого общения. После тренировок я прихожу такая уставшая, что не могу с Дианой элементарно погуляться. Надо уже и буковки-циферки поучить, а я физически не могу. И поэтому считаю себя плохой мамой.

— Вы уходили в декрет после ОИ-2012. Не боялись, что не сможете вернуться?
— Нет, но после родов я смотрела на свои ноги — там мышц вообще не было, и думала, что вернуться на трек нереально.

— Когда приступили к тренировкам после родов?
— Четыре месяца, и я уже села на велосипед. У меня не было времени, надо было отбираться на Олимпиаду. Спасибо олимпийскому комитету, что они тогда купили мне велосипед. У меня не было ни одного, а у федерации не было денег. В итоге я отобралась в Рио за полгода и пять соревнований. Было очень тяжело возвращаться — нужно было сбрасывать лишний вес.

— Перед Олимпиадой-2016 успели обкатать трек в Рио?
— Нет. В апреле он еще не был готов. И не знаю, как они успели. Но в Рио трек мне больше нравится, чем в Лондоне. В Бразилии я была впервые, а из Южной Америки посещала Колумбию, Кали. Туда я езжу не только за медалями, но и за кофе. Очень люблю утром кофе. Но в целом в Колумбии не нравится по тем же причинам, что и в Рио — грабят так, что кошмар. А когда я увидела, как они в Кали купаются в этой речке грязнючей, обалдела. Там беспредел. И когда мы выезжали на велосипедах на трек, то обязательно сзади нас ехал полицейский с автоматом. В гостинице тоже охраняли. То же самое в Рио — рюкзак спереди и кулаки наготове держишь. У меня с собой была цепочка, на которой висели иконка и крестик и из-за того, что часто снимала ее, чтобы не сорвали, потеряла крестик.

— На ОИ-2016 вы стали пятой в кейрине. Где недобрали?
— Только финишнула и сразу анализировала. Соображала, что выхожу напрямую, и сил у меня столько богатырских обойти всех, но передо мной четверка, и я не могу двинуться ни вправо, ни влево. Так хотелось просто вытащить ноги и порасталкивать всех. Было очень обидно. Я понимала, что нужно было раньше пройти вперед. И после Игр так себя этим подавила, мол, такая плохая, не сообразила, что у меня началась сильная депрессия, и я не хотела возвращаться в спорт. А тут еще признали мое выступление неудовлетворительным... Депрессия продолжалась месяца два, и не знаю, как я справилась.

— Осенью было видно, что у вас много сил после Рио — победы на Европе, на Кубке мира.
— Это все эмоции, хотелось их выхолостить. Но после заездов настолько пустая, что думала, чем буду ехать дальше. Не знаю, как получалось выигрывать, наверное, сам Бог давал мне эти призы. Победив на чемпионате Европы, я показала, что достойна первых мест. Что касается подиумов Кубка мира, тренер сразу сказал: без медалей я тебя там не вижу. И пришлось вытягивать себя через "немогу", через сложные тренировки, слезы. Я очень хотела порадовать дочь и показать, что ее мама самая сильная. Моя мечта — "золото" Олимпиады. И, думаю, что своим желанием этого добьюсь.

— Ваша коронка — кейрин...
— Коронным у меня всегда был спринт, а кейрин страшно не любила и не понимала, как его ехать. Вернувшись после родов, я ездила только спринт, но у меня не получалось. Приехали на первый Кубок мира в 2015-м, и тренер сказал: едешь кейрин. Хотя у меня к нему не было допуска. Он открыл рейтинг и посмотрел, что не приехала бельгийка, а я за ней. Ее убрали, меня поставили. С первого раза я проехала эту дистанцию и сама не поняла, как.

— Когда сели на велосипед?
— Мне было 11 лет. Мы с родителями жили в глуши, но повезло, что в этой деревне жила мой первый тренер — Бакланова Надежда Анатольевна. Семья была бедная, другой удобной обуви у меня не было. И для первой своей поездки я взяла мамины туфли с каблуками. Мне почему-то в них было удобно. Каблуки не сломала, но весь перед посбивала и от мамы сильно получила.

— В дальнейшей карьере случались курьезные истории?
— В основном у нас крупногабаритный багаж и, когда далеко летишь — США, Южная Америка, Китай, велосипеды могут потеряться, задержаться или не влезть в самолет. Бывает, забираешь багаж, а велосипедов нет. Как-то ждали их дня два. У поляков был инцидент, когда "Люфтганза" потеряла их велосипеды. Правда, все компенсировала, выплатив 40—45 000 евро за велосипед. Но девочки тогда выезжали кто на чем.

— Часто меняете велосипед?
— Чем новее он, тем лучше. Моему пошел третий год, и его пора менять. За границей их меняют каждый сезон, а у нас нет возможности каждый год платить по 5000—7000 евро только за рамы, а еще плюс руль, педали, оборудование. Дорого. И у нас велосипеды, получается, раскатываются и уже устают (смеется).

— Раньше вы жили в Луганске. Но после начала АТО переехали во Львов.
— Ничего не загадывала. Я просто знала, что буду тренироваться во Львове, ведь только там у нас есть трек и можно готовиться. Сейчас не знаем, что дальше делать. Своего жилья во Львове у нас нет, оно только в Луганске, а там жить не хотим. Если бы Луганская область предоставила хоть какое-то жилье, в том же Северодонецке. Хочется жить в Украине. Но не постоянно в гостинице, как сейчас.

— А как вы готовите?
— Там есть ресторан. Сначала два года мы питались там за свои деньги. На меня выплачивались 110 или 180 гривен суточных, а за мужа и за ребенка я доплачивала из своих средств. За проживание то же самое — платили только за меня. Спасибо директору "Валентины", что он нас пустил, и когда не было денег платить за жилье, пошел навстречу. Диане сейчас 2,8, и выросла она в гостинице. Но хочется свое жилье: возвращаться домой, а не думать, в какой номер тебя поселят. Хорошо хоть нам дают номер побольше, чтобы малой было где разгуляться. Тем не менее хочется своего уюта, чтобы знать: это — твоя тумбочка. Но мне кажется, что это уже нереально.

— За пятое место на Олимпиаде вы что-то получили?
— Дали 35 000 гривен. Но это чуть больше тысячи евро. Мне вот заплатили 30 000 гривен призовых за Кубок мира, и я отдала их за новые велотуфли, потому что они были мне нужны.

— Муж у вас из мира спорта?
— Да, бывший спортсмен, прыгун в высоту. Но не занимался дальше из-за астмы. Сейчас он загорелся велоспортом. Тренер даже согласился ввести в подготовку два упражнения, которые придумал мой Саша.

— Велотрек — "грязный" вид?
— Раньше толкаться было разрешено, а сейчас — нет. Хотя на Кубке мира перед Рио в первом заезде ехала я, девочка из России и еще 4 человека. У нас есть коридор, и если ты выходишь из него, то любой может туда зайти. Россиянка выходит из коридора, я ныряю туда, а она, увидев, что я еду снизу, расставляет локти и специально на меня как бы падает, чтобы я свалилась. Но не зря я занимаюсь штангой и держу крепко руль. Она уперлась в меня и как мячик отлетела. Ее тренеры начали жаловаться, что я нарушаю правила. Но судьи сняли ее, а россияне извинились.

— Вы уже весь мир объездили?
— Как раз в Японии не была. Поеду туда на Олимпиаду-2020.

Вы сейчас просматриваете новость "Чемпионка Европы по велотреку Любовь Басова: "27 дней без ребенка – для меня это была каторга"". Другие Новости спорта смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Павлова Елена

Источник:

Сегодня|Спорт

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...