Ольга Харлан: "Мне очень важно, чтобы меня не превозносили"

28 Августа 2017, 10:49

Чемпионка и призер ОИ – о проигрыше 11-летним деткам, нехватке адреналина и фехтовании на кафеле

Ольга Харлан
Ольга Харлан. Автор фото: Виталий Лазебник, "Сегодня"

Буквально осенью Ольга Харлан перенесла серьезную операцию на плече, а уже в июле стала пятикратной чемпионкой мира!

— После Олимпиады-2016 я думала, что полгода не буду брать саблю в руки, — начала Ольга. — Хотелось отдохнуть. Но через полтора месяца снова захотела фехтовать. А еще через полтора месяца у меня должна была быть операция, и сразу после этого я уехала в Штаты к своему мужу, который тренирует в США. Там восстанавливалась и тренировалась даже на левой руке, спарринговала с малышами — детки лет 11-12, и... проигрывала им. Правда, проиграла всего один бой. (Улыбается.) Мне хотелось видеть фехтование. Это моя страсть. Мне захотелось еще раз почувствовать вкус победы. На первых соревнованиях в мае на этапе Кубка мира я сама от себя не ожидала победы — и физически не готова, и морально не подготовлена, что мне может быть тяжело. И я получала от всего происходящего удовольствие. Я настолько соскучилась по фехтованию, что когда ошибалась, то не расстраивалась. Я очень бы хотела запомнить это чувство и применить его на Олимпиаде-2020: не чувствовать ответственность, которая на тебя давит, и думать, что все возможно.

— Какую роль в вашей подготовке сыграл Вадим Гутцайт?
— Этот человек настолько переживает, чтобы у меня было хорошо в плане результата, в плане жизни. Если бы не Вадим Маркович, я бы не получила "золотую" медаль чемпионата мира. Так плотно мы начали работать с марта, он дает мне уроки, это не секрет. И я знаю, что мы будем работать дальше. Это только начало олимпийского цикла, и сейчас я мотивирована как никогда. Потому что короткий сезон — всего четыре соревнования впервые за 12 лет моей спортивной карьеры, и я очень хотела фехтовать, я рвалась и сразу же после операции начала тренироваться, я не выходила из зала. Но были люди, и Вадим Маркович один из них, которые говорили: "Оля, нужно подождать немного". Вообще у Вадима Марковича такая эмоциональная закалка, и если ты, как спортсмен, это выдержишь, ты выдержишь все что угодно. Есть ли давление? Я уже привыкла. Независимо от того, сколько у меня медалей, мне очень важно, чтобы меня не превозносили — я этого не люблю. Спортсмен, желающий добиться большего, должен к чему-то стремиться, нельзя его все время гладить и лелеять. Я благодарна и своему второму тренеру — Юрию Марченко. Он спокойный, и это то, что мне нужно. 

— Говорят, на этом ЧМ вы были спокойнее, чем раньше.
— В Лейпциге я была очень сосредоточена, хотелось показать хорошее, спокойное фехтование. Для меня было важно попасть в четверку: а там уж как-нибудь разберусь. В 1/2-й была принципиальная соперница — француженка Бердер. Я ей за месяц до этого проиграла на Европе. Мне понравилось состояние, как спокойно я относилась к тому, что получаю удар, никакой суеты, кричала немного. В финале я выиграла с большим счетом у девушки из Туниса, чего тоже не ожидала. Все-таки думала, что она поборется. В конце сняла маску и так: у меня получилось? Когда я выиграла "мир" в Будапеште — ни слезинки, в 2014-м в Казани уже всплакнула, а тут я плакала.

— Недавно была годовщина вашего "золота" ОИ-2008. Можно сказать, что в Пекине произошло рождение звезды?
— 100%. Только четырех звезд. И рождение практически всего сабельного фехтования в Украине. Мы каждый год с девчонками друг друга поздравляем. 9 лет прошло! Столько всего произошло за это время. Но та победа стала началом всего, что было после.

— Елена Хомровая сейчас в Монако, Галина Пундик — в США. Как часто собираетесь вместе?
— Галя приезжала на чемпионат мира в Лейпциг, болела за нас. С Олей Жовнир мы видимся постоянно, потому что она еще фехтует. Но чтобы вот так собраться вчетвером — я даже не знаю, что должно случиться.



— В свое время вы были самой младшей в команде. Сейчас ситуация изменилась.
— Сейчас я стала не самой старшей, а самой опытной. Предпочитаю называть это так. (Смеется.) В Тунисе на первых соревнованиях после травмы, когда я должна была фехтовать за выход в финал, до меня неожиданно дошло: я — самая старшая в топ-4 (26 лет. — Авт.). Две девочки 1995 года, одна 1993-го, и я — 1990-го. И сижу думаю: "О-о-о! Все — приехали!". И тут мне Олег Штурбабин: "Оля, ты не самая старшая, а самая опытная — и на опыте должна всех побеждать". Я такая: хм, и правда. (Смеется.) Вообще я рада, что у нас сейчас подходят в команду молодые девочки. Но не хочу, чтобы они смотрели на меня как на лидера. Лучше — как на сокомандницу и как на друга. Потому что с той пекинской командой были больше чем друзья, мы — семья. Тоже самое и с тем составом, что был в Рио-2016, где мы взяли "серебро". Сейчас приходят новые девочки, мы находим общий язык, и если что-то не так, то об этом разговариваем. Я такой человек, что не могу умалчивать — если есть какие-то проблемы обязательно должны это обсудить.

— Вы там посвящение новичкам еще не придумали?
— Нет (смеется.) Хотя надо это сделать после Токио-2020. Если будет новая команда и новая медаль, как-то будем посвящать.

— Вы претендуете на попадание в европейскую комиссию атлетов.
— Я еще и член комиссии атлетов Международной федерации фехтования. Я очень хочу попасть в олимпийскую комиссию атлетов, потому что на спорте жизнь не заканчивается. И мне интересно прочувствовать это изнутри. Нужно себя развивать и в других сферах, но недалеко от спорта.

— С чего начнете в комиссии?
— Надо составить план. Но хотелось бы поменять места для соревнований. Да, есть традиционные турниры — Орлеан, Москва, которые идут десятилетиями. Но вот был этап в Дакаре, и там страна не очень. Я понимаю, что фехтование нужно развивать везде, но места для соревнований ужасные, нам стелют дорожки на мраморных полах. Да, иногда мы фехтуем просто на таком кафеле, что плохо и для коленей, и для всего. Бывает старый инвентарь, аппараты, не присылают достаточно квалифицированных судей.

— Год назад вы ездили на бой Александра Усика в Гданьск...
— Хотелось бы поехать опять. Это будет в Берлине, заодно погуляю по городу пока время есть. Я сейчас в отпуске, хотя уже надо начинать для себя что-то делать. А подготовка начнется с середины сентября. Травмированная Лена Воронина вряд ли вернется, а вот Алина Комащук может.

— В Грузии катались на водном мотоцикле. Это не травмоопасно?
— Я люблю такое. А почему нельзя? Это зависит от спортсмена. Я же не буду гнать 100 км/ч, голова-то на плечах есть, не буду к людям на пляж залетать. Мне очень нравится кататься на сноуборде, но понимаю, что это травмоопасно, и подхожу с умом.

— Вам не хватает скорости или адреналина?
— Адреналина. Скорость не сильно люблю. Не люблю, когда я не за рулем, а кто-то едет быстро, ведь я это не контролирую. А на сноуборде нравится чувство, когда ты едешь свободно и никакие лыжники не мешают. (Смеется.) Вообще лыжники часто ругаются на сноубордистов, потому что те упадут посредине трассы и лежат себе. Но я так не делаю.

Напомним, что в июле Харлан в третий раз выиграла чемпионат мира.

Вы сейчас просматриваете новость "Ольга Харлан: "Мне очень важно, чтобы меня не превозносили"". Другие Новости спорта смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Павлова Елена

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...