Мама Свитолиной: "Элина умирала на корте, чтобы получить чупа-чупс"

9 Октября 2017, 10:51

Работа на пляже, любимые места Элины в родной Одессе и форма-самоделка, которую "сбондили" на Гаррос

Элина с мамой. Фото superiorresort.com
Элина с мамой. Фото superiorresort.com

— Елена, с юного возраста Элина колесит по миру, но по духу она одесситка?

— Да, она чувствует себя одесситкой. Это специфика города, это море, солнце, много приезжих, люди, которые веселятся. Если родился в Одессе, она остается с тобой, ты впитываешь ее. Переезд в Харьков — это становление, следующая ступенька, новый этап. Он был необходимостью с профессиональной точки зрения. Но Одесса стоит особняком, если ты говоришь, что родился или вырос в Одессе, всем все становится ясно. (Улыбается.)

— На каких кортах начинала Элина?
— Корты, на которых она больше всего тренировалась, в Мукачевском переулке, их уже нет. На их месте построили дом. Корты были очень скромные, возле Музкомедии, а мы жили в ста метрах от них. И скидку нам там делали, потому что теннис — дорогой вид. Плюс времени на дорогу тратить не надо. Потом Элина тренировалась в только открывшемся клубе в Ильичевске. Мы жили на 13-й Фонтана, это возле моря. Там, прямо у моря, Элина делала общефизическую подготовку на песке, а потом мы ехали в Ильичевск — до 20 км — на тренировку.

Первый тренер, Валентина Георгиевна, предложила тренировать Элину, и мы сразу согласились. А предложила как: у нас сын Юлиан играл на Чкаловских кортах чемпионат Украины, Элина была с нами, бегала, ей было 5 лет. Ну и к нам подошла детский тренер, мы ее знали, ведь давно были в этой среде, и спросила, не хочет ли эта девочка играть в теннис. И пошло... Был апрель, все выходили из зала на воздух. Собрали детскую группу, человек шесть, Элина была самая маленькая, остальным — 6, 7, 8 лет. Она внимательно следила за старшими, и все у нее стало быстро получаться.

— Такая серьезность пятилетки...
— Это было нормально, она пять лет наблюдала за братом. Бабушка водила Элину на танцы, на гимнастику — развивали как могли. Но ей, видимо, так запало, что папа с мамой и братом занимаются важным делом на кортах, а она, значит, тут с бабушкой развлекается. Когда спросили ее, будешь ли играть в теннис, ведь это большой труд и забирает очень много времени, она уже как будто давно ждала, когда же ей это предложат. Вышла на корт на полном серьезе, она воспринимала это, как взрослую работу, ответственность.

Тогда на плаву была Серена Уильямс, и она Элине очень нравилась. Вообще их семья нравилась. Она говорила: "У них такая мама красивая". Я запомнила эту фразу, она меня очень удивила. Серена тогда еще с собачкой маленькой ходила. Я поняла, что она хочет быть похожей на нее — все-таки Серена сильная, первая в мире. И когда увидели, что у Элины на корте получается, объяснили ей: "Если ты хочешь быть сильной теннисисткой, то детей, которые на два года старше, нужно считать своими ровесниками". Мол, если будешь их обыгрывать, можешь стать очень сильной. Как-то ее это убедило.

Мы не торопили ее с выбором, говорили: "Ты подумай. И если решишь, что тебе теннис действительно нравится, значит будем серьезно к этому относиться". Она подумала и сказала: "Да, я к этому готова. Только с меня ничего не спрашивайте, а я буду делать". Элина не любила с тренером разговаривать и вообще ни с кем. Мы его предупредили, что девочка неразговорчивая, хотя дома она была веселым и подвижным ребенком. А на людях — нет. Она три года — где-то с пяти до восьми лет — вообще ни с кем не разговаривала на тренировках.

22207465_1484701448276033_1058477056_n__

— А так и не скажешь — сейчас Элина кажется общительной и достаточно открытой.
— Думаю, она за всем наблюдала и для себя отмечала. А разговоры опустошают. Ты сказал, и это влечет за собой большую ответственность, чем если бы ты подумал, попробовал и сделал. Получилось или нет, но ты подумал, а не озвучил. А если сказал — уже какой-то пресс есть. И она это интуитивно чувствовала. А Элина была очень ответственная, с пятилетнего возраста. Какая-то внутренняя собранность. Она не делала вещей, которые были совершенно детскими шалостями. И то, что она не хотела разговаривать с тренером, мы решили, что это нормально. Главное, чтобы делала.

Старалась Элина прилично — тренер видела, что она играла наравне с детьми, старше нее на два-три года. И через два года, когда у нее уже начало получаться, мы стали заниматься каждый день. Узнавали, где какой-то турнирчик: в каждом клубе проводились местные, игравшиеся один день, по несколько геймов, по сету или просто на счет. Мы свозили ее на один, второй, третий, вскоре нас уже знали все из детей до 10 лет. И видно было, насколько она росла. Теннис — это ее, мы не ошиблись. И теперь нужно было правильно все выстроить, чтобы, во-первых, у нее не пропал интерес, а во-вторых, чтобы был прогресс.

— Где был ее первый турнир?
— На кортах Академии тенниса в парке Шевченко. У них в холле висит фото детей с этого турнира, и среди них Элина, как самая маленькая участница. Ей там, может, лет семь. Первую встречу она играла с девочкой на два года старше. И каким-то образом обыграла ее. Вот это была новость для меня, ведь мама этой девочки — теннисный тренер! И это был знак: неплохое начало карьеры для Элины. (Смеется.)

Но в то же время мы боялись, чтобы этот турнир не стал для нее травмой. Ей казалось, что турнир — это начало взрослой жизни. Опять-таки из-за брата, ведь с ним все время ездили по турнирам то я, то папа. А она не могла понять: как же так — ее не берут? Значит, это что-то сильно взрослое. И когда Элина туда попала, для нее это было что-то захватывающее, она внутренне собралась. А я начала переживать, чтобы не было травмы, если проиграет. Мы никогда не говорили: "Она тебя старше, поэтому ничего страшного, что ты проиграла". Я считаю, что это неправильный подход. Потом, если уступит сверстнице, будет еще большая травма. Мы просто говорили ей делать все, как учили, а там — будь как будет.

Следующая девочка на этом турнире тоже была старше Элины. Стояла сильная жара, у нее было какое-то темное платье, и игра длилась три часа. Да-да! Семь лет, три часа, три сета с тай-брейками. Нам было сложно выдержать, и я не знаю, как она там бегала. Еще девочка играла свечками, их нужно было выдержать и обратно отправить, а там роста чуть выше сетки. (Улыбается.) Плюс девочка была так решительно настроена, кричала "камон" и "умничка" на все ошибки Элины. Ну они там все в такой теннис играли, просто для Элины это была новость, что девочки могут сходу наезжать на тебя не только мячами, но и криком. Элина проиграла на тай-брейке в третьем сете и так расстроилась... Но ничего, потом выехали на турнир в Измаил — и пошло-поехало.

— Как-то поощряли ее после тренировок? Какая-то традиция, например, после занятий пьем молочный коктейль или что-то в этом роде?
— Вот, понимаете, получалось, что для нее поощрением был выезд на турнир. Это был праздник, причем который она сама заработала, тренировками. Каждый день подъем в семь утра, ОФП, потом дома у нее была обязательно имитация ударов перед телевизором — включали какой-то матч, ту же Серену, а с другой стороны Элина имитировала, что играет с этим человеком. Потом мы выходили на корт, растяжки, гимнастика. В общем, насыщенно. И наградой был выезд на турнир — там уже не было таких нагрузок, там ты словно отдыхаешь и между делом играешь в теннис. И до сих пор, по-моему, у нее так: турнир — праздник, а все остальное — будни. Проигрывать она никогда не любила, сильно переживала и став чуть старше. Видимо, уже тогда чувствовала, что может намного больше, поэтому ставила для себя максимальные задачи.

А насчет поощрений, у нас был классный веселый детский тренер. Она приносила на тренировки какие-то киндер-сюрпризы, чупа-чупсы и награждала ими деток. Например, кто больше раз перебьет через сетку, дольше продержит мяч в игре, быстрее пробежит. И они там все, в том числе и Элина, просто умирали на тренировке, чтобы в конце получить этот чупа-чупс. Родители — это родители, но когда тренер дает награду — это четкая мотивация.

— А какие-то детские слабости за пределами корта? Мороженое, пирожное на Дерибасовской?
— По поводу мороженого на Дерибасовской — это прям в точку. (Смеется.) В парке Шевченко качели-карусели — это было ее, причем чем острее эмоции, тем лучше. Мороженое — тоже супер. И плюс велосипед — любила погонять. Каждое воскресенье она выбиралась либо на Дерибасовскую, либо на Ланжерон, либо в парк Шевченко. С любимой бабушкой, она у нее ангел-хранитель. И сейчас только приезжает в Одессу — сразу к бабушке.

— Это та самая бабушка, которая печет вкусные блинчики?
— Да, ее коронные блюда — творожные пудинги и блинчики. Элина сейчас приезжает редко, где-то раз в три месяца, и блинчики — как праздник.

— Как и где училась Элина? Все-таки у профи-спортсменов свой график, не все успеваешь.
— Она начинала в 35-й школе с английским уклоном. Но там доучилась до 4-го класса. Начала серьезно тренироваться, надо было выезжать на турниры, а в школе это не очень понимали и не очень шли навстречу. Мы ее перевели в школу олимпийского резерва. Там были в основном пловцы и гимнастки, режим был подстроен под их тренировки, и он нас устраивал. Когда мы выезжали на турниры, она получала задания, приезжала — что-то сдавала, догоняла. А после 8-го класса мы экстерном ушли, потому что были европейские соревнования, и стало совсем сложно.

— Живя у моря и обучаясь в классе с пловцами, Элина, наверное, и сама неплохо плавает?
— Она хорошо плавает. Ходила на "Динамо" на плавание с бабушкой. Потом с бабушкой ходила на танцы. Только на танцах почему-то больше прыгала. Как-то ее вызвали на середину холла и сказали: "Посмотрите на эту девочку, как она прыгает — все так должны!" И она пропрыгала из одного конца холла в другой, почему-то эти прыжки впечатлили учительницу. Она всю тренировку прыгала и на корте, потому что ей сказали — если ты выходишь на корт — стоять нельзя, ноги должны постоянно двигаться. И было видно, что с танцами у нас, наверное, не получится (смеется) — ей везде надо прыгать. Из группы на тренировках она выделялась: пока кто-то бил, остальные должны были разминаться, тренер говорил: если кто-то прыгает, значит, это Элина.

— В учебе к чему лежала душа? Может, Элина втайне математик...
— Вот не математик она, по-моему. (Смеется.) Ей нравилась литература, писала какие-то сочинения. Даже что-то вышло на какой-то конкурс, но у нас уже не было времени ездить по олимпиадам и прочему.

— Где покупали первые костюмы Элины и с какого возраста она сама начала приобретать себе наряды?
— С 10 лет она начала играть европейские турниры, в 12 уже была в европейской десятке до 14-ти. В Европе мы покупали какие-то вещи, которые нравились и ей, и мне, особо вкусы у нас не отличались. Дальше она уже сама оценивала. Если говорить об игровой форме, то на тот момент еще не было такого количества детской спортивной одежды, как сейчас. И я ей шила то, в чем она играла. Я же по специальности технолог швейных изделий, мне это близко. Вот в предыдущей линии к Ролан Гаррос Adidas выпустил зеленое платье с белым, а она в таком платье в 12 лет играла финал турнира в Германии до 14 лет. Точно в таком же платье, представляете, только я ей его пошила 12 лет назад!

— Может, подсмотрели?
— Я тоже, когда увидела, что на Гаррос топ-теннисистки вышли в таких платьях, сразу написала Элине: "По-моему, сбондили наш фасончик". (Смеется.) Нужно сказать, что Элина не очень экстремально одевается, я бы хотела, чтобы она была не так консервативна. Ей больше хочется надевать классическое, а я бы разбавляла образ какими-то интересными ультрамодными штучками.

— На корте или в жизни?
— И в жизни. А на корте — сейчас у нее контракт, Nike диктует, что нужно запускать в рекламу, то она и надевает. Она может разве что цвет кепки поменять. Все. Поэтому иногда и бывает, что две теннисистки в одинаковых костюмах. А по поводу одежды... Элина начала сотрудничать с Лилией Пустовит. Ее наряды на спонсорские вечеринки — у каждого турнира есть такой вечер, где должны присутствовать теннисисты. И Элина представляет украинского дизайнера. Лилия — очень креативная, у нее очень качественные материалы, шикарные изделия, и она очень подошла Элине по духу.

— Думая об Одессе, сразу вспоминаешь Привоз. Элина ходила с вами на рынок?
— По Привозу у нас папа. Это его тема. Он там полдня может общаться, выбирать. У Элины не хватает терпения на магазины, она очень быстро это делает — залетает и вылетает.

— Куда в Одессе Элина может пойти, если нужно подумать?
Приморский бульвар, возле Потемкинской лестницы. Парк Шевченко. Она там разгружалась психологически — и море видно, и каштаны, и очень спокойная бабушка рядом. Сейчас по Дерибасовской любит погулять, если с друзьями выбирается. Но на самом деле у нее было очень мало времени на пойти и подумать. Сначала утренняя тренировка на пляже с братом, дальше — школа, первая тренировка, потом нужно было сделать какие-то уроки, и потом вторая тренировка. Такое расписание у нее было с девяти лет.

— Когда вы собираетесь семьей — обсуждаете теннис?
— Нет. У нее команда пять человек, и каждый из них несет свою профессиональную лепту. Кто-то отвечает за ее физическое состояние, кто-то — за техническое, кто-то — за психологическое, кто-то — за массаж. И если каждый проводит с ней по часу, то можете представить: пять часов — это разговоры о теннисе. Пять часов! А еще нужно трудиться на корте — это, к примеру, еще четыре часа. И разговаривать об этом дома — просто добивка. Должна быть разгрузка, уже вечером в гостинице у нее не должно быть в голове никакого тенниса. Без новизны не бывает движения вперед. Это как передозировка.
Помимо тенниса, у нас есть много других тем. Например, вопросы, связанные со спонсорскими контрактами Элины, а у нее их уже не один-два, а намного больше. Есть менеджер, и папа контролирует работу с менеджером. Обсуждается околотеннисная работа: зарплаты тренерам, перелеты, отели. Что-то берет и контролирует папа, потому что на Элине вся команда, которой она оплачивает питание, проживание.

— Не так давно Элина представила своего молодого человека — английского крикетиста Риса Топли. Вы с ним знакомы?
— Мы виделись в Монако. Там у Элины квартира, и он прилетал к ней на два дня. Они видятся редко, потому что он сам спортсмен и у него есть только суббота-воскресенье. И еще прилетал на Ролан Гаррос. Мальчик очень хороший. Мне понравился. Он одного года с Элиной (1994), но какой-то не по годам взрослый. Спокойный, внимательный. Какая-то классическая английская выдержанность.

Они познакомились осенью прошлого года, но сначала Элина нам о нем не говорила. Потом она поехала по турнирам, я с ней была на трех, и смотрю — приносят цветы. А он присылал ей на каждый турнир по огромному букету роз. Спрашиваю: "Кто это?" А она: "Ну, поклонник". Думаю: "Ничего себе! И не раскалывается!" (Смеется.) Потом только рассказала, и я его увидела. Вообще не хочу об этом сильно говорить, потому что очень сложно строить отношения с ее и его образом жизни. Это очень редкие встречи. Но дай Бог, чтобы у них все складывалось. Я виделась с его семьей в Лондоне на Уимблдоне — они приходили и поддерживали Элину. Я так понимаю, ей понравилась его семья. А мальчик — любящий своих родителей, к маме очень нежно относится. Живет отдельно от родителей с 18 лет, у него свой дом. То есть мальчик совершенно самостоятельный, и у меня сложился образ джентльмена, человека спокойного, но который точно знает, чего хочет.

19120620_679045815553542_5086763655391870976_n__

Напомним, что Элина Свитолина уже квалифицировалась на Итоговый турнир WTA, который пройдет с 22 по 29 октября в Сингапуре. 

В текущем сезоне Элина Свитолина выиграла пять титулов (Тайбэй, Дубаи, Рим, Стамбул и Торонто). А после US Open Элина угадывала мультфильмы по эмодзи.

А потом лучшая теннисистка Украины отдыхала на "острове наслаждений".

Вы сейчас просматриваете новость "Мама Свитолиной: "Элина умирала на корте, чтобы получить чупа-чупс"". Другие Новости тенниса смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Павлова Елена

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...