Мой Уимблдон: клубника со сливками, шатания зрителей и запрет на селфи

10 Июля 2015, 09:40

Чем влюбляет в себя и чем раздражает старейший теннисный турнир Большого шлема

<p><span>Цветочки и разметка кортов начинаются уже на станции метро. Фото Е. Кайдалова</span></p>
Цветочки и разметка кортов начинаются уже на станции метро. Фото Е. Кайдалова

Четыре турнира Большого шлема - Открытый чемпионат Австралии, Ролан Гаррос, Уимблдон и Открытый чемпионат США - отличаются, естественно, не только покрытием кортов. На Уимблдонском турнире я в третий раз, и сегодня расскажу о том, что именно мне здесь нравится, а что раздражает.

ЧТО НРАВИТСЯ

ТРАДИЦИИ. Старейшина Большого шлема, а разыгрывают Уимблдон с 1877 года, привержен традициям, и это придает турниру некую ауру. Проявляется в каждой мелочи, начинающейся с традиционного объявления перед открытием ворот для зрителей: "Просьба, ради вашей же безопасности, не бегите".

ЦВЕТЫ. Уимблдон - это большой сад, заполненный прекрасными цветами, в основном зеленого, белого и фиолетового цвета. Фиалки, герань, розы...

ПРЕСС-ЦЕНТР. Как представителю пишущей братии, мне безусловно нравится большой многоуровневый пресс-центр, где процедура приглашения игроков на интервью тщательно отработана. Кроме того, почти за каждым журналистом закреплено свое место. Даже те, у кого нет стола с монитором, не сидят на полу, как на Ролан Гарросе, готовя материалы, чтобы успеть к дедлайну, - для остальных здесь есть просто столы.

ВЫХОДНОЙ. Таковой посредине турнира существует только на Уимблдоне - в первое воскресенье соревнований. Это помогает перевести дух и персоналу, и игрокам.

ТЕ ЖЕ ЛИЦА. Один и тот же состав персонала каждый год. Каждый на своем месте, знает, что он делает, и никогда не перепутает, где находится любой корт, магазин или музей. Этим не может похвалиться тот же Ролан Гаррос.

ЯЗЫК. Легкость коммуникации с персоналом: они говорят на языке, которым я владею. В Париже большая часть пресс-центра, работники ресторана, секьюрити не владеют английским.

СЛИВКИ. Традиционная клубника со сливками. И дело совсем не в клубнике, а в превосходных жидких (не сладких) жирных сливках. Британия славится молочными продуктами. Цена за порцию - 2,5 фунта - остается неизменной минимум три года.

ЧТО НЕНАВИЖУ

ШАТАНИЯ. Никто не следит за передвижением людей на кортах 4-17. Люди встают и уходят или приходят в любой момент игры. На этих кортах все, кто угодно, пользуется телефонами. А между кортами 4-11 происходит постоянное передвижение людей, площадки никак не ограждены друг от друга.

УЗКИЕ РЯДЫ. Микроскопическое расстояние между рядами на кортах 4, 7, 11, 14-17. Поскольку зрители зачастую приходят на пару геймов (желая увидеть всего по чуть-чуть), постоянно приходится вставать и вплотную прислоняться к сиденью, чтобы мимо тебя с трудом протиснулись зрители-экскурсионщики, пришедшие немного поглазеть.

ЗАЖИМАЮТ. Журналисты не имеют права на бесплатные билеты для друзей. Да, право на два билета ценой более 20 фунтов представители прессы имеют. Но те, кто не приехал на квалификацию, не имеет никаких шансов пригласить друзей на матчи первой недели турнира. На том же Ролан Гарросе каждый журналист имеет право на два бесплатных билета для друзей. Причем шансы получить билет на любой день первой недели очень высоки.

РАЗБАВЛЯЮТ. Ужасный бесплатный разбавленный кофе для журналистов. Так и хочется спросить: зачем переводить кофе Lavazza и делать партнерам плохую рекламу. Воду Evian можно попросить на пресс-деске, но если об этом знаешь. Это не любят афишировать. На Ролан Гарросе бесплатная вода Evian и Perrier - в свободном доступе в холодильниках, на каждом этаже пресс-центра.

БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ. Изменения в расписании матчей (а они нередки) никогда не сопровождаются объявлениями ни для прессы, ни для зрителей. На Ролан Гарросе изменения в расписании могут быть только в случае затянувшихся матчей, а имена игроков, которых ставят вопреки расписанию, можно увидеть на табло ДО начала матча.

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ

ПРЕСС-ЦЕНТР. В этом году его территорию еще больше расширили: новые помещения для бродкастеров, комнаты для интервью и новый большой ресторан, находящийся под 14-м кортом.

ДРЕСС-КОД. Появились небольшие послабления в "обязательном только белом" для игроков: им разрешили надевать темное белье. Судья на вышке по привычке вызвал супервайзера, увидев под платьем Марины Эракович темное белье, но новозеландке разрешили играть дальше. Никто не запретил играть в черных шортах (под белыми) и Маринко Матошевичу.

СЕЛФИ. В этом году зрителям запрещено использование на территории Уимблдона штатива для селфи, а также электронных девайсов. Но если с первым на корты просто не пропускают, то за фотографированием смартфонами и планшетами строго не следят, разве что на центральном корте.

Вы сейчас просматриваете новость "Мой Уимблдон: клубника со сливками, шатания зрителей и запрет на селфи". Другие Новости тенниса смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Елена Кайдалова

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...